<<
>>

2.4.1. Общий анализ

Всего нами было выявлено 1638 сложных предложений (в среднем 5,7 сложных конструкций на стихотворение). Вместе с тем средний показатель в 4-7 сложных предложений на стихотворение достаточно редок (всего 48 стихотворений); чаще всего сложных конструкций в стихотворениях либо меньше четырёх, либо больше семи.

Это объясняется, с одной стороны, жанровой и тематической спецификой произведений Вяземского (небольшие стихотворения сатирического содержания или же, наоборот, большие по объему стихотворения- рассуждения), а с другой стороны - особенностями мировосприятия и психологии автора, неизбежно накладывающими отпечаток на ритмико-синтаксический строй его произведений.

Отдельно следует отметить те случаи, когда стихотворение целиком состоит из сложных предложений. К примеру, в этот список можно отнести сравнительно небольшие по объему стихотворения «Милонову», «Картузов — сенатор...», «На степени вельмож Сперанский был мне чужд...», «К итальянцу,

возвращающемуся в отечество». В то же время, и более объемные произведения также могут компоноваться из сложных предложений. Стихотворение «Когда? Когда?» состоит из восьми строф, каждая из которых представляет собой сложное предложение с примыкающим к нему рефреном «Когда, когда?». В стихотворении «Стол и постеля» также сохраняется принцип «одна строфа — одно сложное предложение».

Если проводить параллели между синтаксисом лирики Вяземского и общеязыковыми тенденциями, связанными с углублением и расширением иерархии и средств выражения подчинительной связи в русском литературном языке XVIII-XIX вв., то нельзя не отметить тот факт, что у Вяземского гипотаксический тип связи преобладает над паратаксическим (хотя и незначительно, на 5%). Вместе с тем тенденции, связанные с демократизацией литературного языка на уровне синтаксиса (сокращение длины предложения, устранение тяжеловесных конструкций), не вполне нашли отражение в его творчестве. Обновление и демократизация языка у Вяземского заметны в первую очередь на лексическом и морфологическом уровне, в то время как синтаксис лирики поэта (особенно применительно к торжественным, декламационным произведениям) по-прежнему близок традициям классицистов.

Как будет показано далее, синтаксис Вяземского, в том числе и на уровне сложного предложения, весьма необычен: особые композиционные и

интонационные черты, присущие его лирике, формируют тот уникальный и неповторимый стиль, которым написаны произведения поэта.

Количество частей в сложных конструкциях отражено в таблице 9 Приложения А. Хотя в творчестве Вяземского (как в первом, так и во втором периоде) преобладают двух- и трехчастные сложные предложения, встречаются и сложные конструкции, которые состоят из пяти и более частей. Такие предложения чаще всего используются не более чем единожды в том или ином стихотворении. Однако есть и исключения, к примеру, стихотворение «Станция» [с. 171], в котором присутствует восемь конструкций, состоящих более чем из пяти частей.

Стихотворения с такими многочастными конструкциями носят философский характер, наполнены разнообразными рассуждениями, наблюдениями и сравнительно велики по объему. Конструкции с большим количеством частей, вкупе с преобладающей в целом бессоюзной связью, создают значительные трудности для восприятия содержания стихотворений современным читателем в силу перегруженности стихотворения атрибутами и событиями- пропозициями.

В качестве примера обратимся к пятнадцатичастному сложному предложению из стихотворения «Литературная исповедь»:

1 Здесь Петр Иванович Бобчинский с крестным братом,

Который сам глупец, а смотрит меценатом;

4Не кончивший наук уездный ученик,

Какой-нибудь NN, оратор у заик;

5Другой вам наизусть всего Хвостова скажет,

6Граф Нулин никогда без книжки спать не ляжет

И не прочтет двух строк, чтоб тут же не заснуть;

Известный краснобай: язык - живая ртуть,

10Но жаль, 11 что ум всегда на точке замерзанья;

12

”Фрол Силич ”, календарь Острожского изданья,

Весь мир ему архив и мумий кабинет;

13Событий нет ему свежей, как за сто лет,

14

Не в тексте ум его ищите вы, а в ссылке;

15Минувшего циклоп, он с глазом на затылке. [с. 332]

Система взаимоотношений между частями предложений очень сложна - здесь присутствуют разные виды синтаксической связи. Помимо этого, стихотворение осложняется рядами однородных членов и обособленными оборотами, что ещё больше затрудняет восприятие и понимание смысла сказанного.

Традиция использования таких больших по объему синтаксических структур восходит ещё к М. В. Ломоносову, который «владел большими синтаксическими структурами в виде сложноподчиненных предложений с большим числом параллельных придаточных»[163] [164], будучи в свою очередь ориентированным на более ранние латино-немецкие образцы, и Г. Р. Державину (в частности, «Жизнь Званская» с длинной стихотворной фразой подобного типа, где к стиху «.. .и для прикрас моей светлицы» относятся семь строф подчиненных

-164Л

предложений ).

В ходе анализа было обнаружено 3490 репрезентаций связи между частями сложных предложений (1783 случая в первом периоде и 1707 — во втором). Из них на сочинительную связь приходится 902 случая (25,85%), на подчинительную связь — 1061 пример (30,40%), на бессоюзную связь — 1527 употреблений (43,75%).

Таким образом, отчетливо выражается преобладание бессоюзной связи, что в целом является спецификой поэтической речи, её близостью к разговорной и внутренней, по особенностям синтаксической организации, тенденцией к недифференцированности грамматической семантики, однако «перевес» бессоюзия над гипотаксисом сравнительно невелик, если иметь в виду средние количественные показатели для поэзии в целом (см. Таблица 1 Приложения А) Вместе с тем и в ряде стихотворений Вяземского подобный «средний баланс» между типами связей не соблюдается. К примеру, стихотворения «К подушке Филлиды», «Ты требуешь стихов моих...», «К подруге» характеризуются преобладанием сложноподчиненных конструкций, что создаёт определенные противоречия между заявленной в стихотворениях темой любви и нарочитым рационализмом синтаксиса. Преобладание подчинительной связи наблюдается в стихотворениях-рассуждениях: чем сложнее и масштабнее тема повествования, чем оно «философичнее», тем выше процент гипотаксиса:

Беда душе веселья ждать И жаждать новых наслаждений,

Когда день начал убывать И в землю смотрит жизни гений;

Когда уже в его руке Светильник грустно догорает И в увядающем венке Остаток листьев опадает.

Вольтер был прав: несчастны мы,

Когда не в уровень с годами,

Когда в нас чувства и умы Не одногодки с сединами. [с. 369]

«Эпизодический отрывок из путешествия в стихах Вздыхалова», напротив, характеризуется сравнительно большой долей предложений с сочинительной связью (36%), что может объясняться изобразительно-описательным характером текста. Подобные случаи наблюдаются также в стихотворениях «Кибитка» [с. 214] и «Ухабы. Обозы» [с. 216] из цикла «Зимние карикатуры»:

Неволя, духота и холод;

Нос зябнет, а в ногах тоска,

То подтолкнет тебя в бока,

То головой стучишь, как молот. [с. 214]

Кибитка-ладия шатается, ныряет:

То вглубь ударится со скользкой крутизны,

То дыбом на хребет замерзнувшей волны Ее насильственно кидает. [с. 217]

Также можно установить определенную взаимосвязь между монологическим и диалогическим характером текста: стихотворения

монологического характера обладают более сложным построением, поскольку чаще всего выражают мысли самого Вяземского, здесь уместно говорить о многочастных конструкциях, с преобладанием бессоюзной или подчинительной связи. Диалогическая структура произведения чаще всего характеризуется большим процентом сочинительного типа связи. Однако есть и исключения, к примеру, эпиграмма на «Липецкие воды» А. А. Шаховского:

Каков ты? — Что-то всё не спится,

Хоть пью лекарства по ночам.

— Чтоб от бессонницы лечиться,

Отправься к Липецким водам.

— Каков ты? — Пламя потаенно

Жжет кровь мою назло врачам.

— Чтоб исцелиться совершенно,

Отправься к Липецким водам [с. 88]

Ответные реплики в данном диалоге построены одинаково, в форме двух сложноподчиненных предложений с придаточными цели. Главная часть в них одинакова, зависимая - варьируется.

Жёсткой зависимости между типами связи в сложном предложении и жанровой отнесенностью стихотворения не обнаружено; можно лишь отметить, что во многих стихотворениях-посвящениях (в их числе «К перу моему», «К Батюшкову», «Послание к Тургеневу», «К вдове С. Ф. Безобразовой») обнаруживается очень высокий процент сложноподчиненных предложений. Эпиграммы, напротив, построены чаще всего на бессоюзных предложениях (в первую очередь, в силу своей малообъемности).

<< | >>
Источник: Лебедев Александр Александрович. ПОЭТИЧЕСКИЙ СИНТАКСИС П. А. ВЯЗЕМСКОГО. Диссертация, Петрозаводский государственный университет.. 2016

Еще по теме 2.4.1. Общий анализ:

  1. Часть I. Общий экзистенциальный анализ.
  2. Глава З ОБЩИЙ АНАЛИЗ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  3. ОБЩИЙ ОБЗОР
  4. ОБЩИЙ ВОПРОС ПРОЛЕГОМЕНОВ:
  5. Глава 2 ОБЩИЙ УХОД ЗА ПОСТРАДАВШИМИ И БОЛЬНЫМИ
  6. § 11. Общий вывод
  7. 1 Общий обзор периода
  8. Общий характер землетрясений
  9. 1 Общий обзор периода
  10. § 4. Общий и детальный контроль
  11. ОБЩИЙ ХОД ОПЕРАЦИИ