<<
>>

3.2.2. Вопросительные конструкции

Важная роль вопросительных предложений в целостной организации лирического текста не ставится исследователями поэзии под сомнение, поскольку вопросительные конструкции зачастую зависимы «от общих особенностей поэтики авторов»[290] [291] [292] и в целом отражают эволюцию творчества поэта.

Как отмечает В. Б. Сорокин, «в лирических жанрах литературы нового времени вопросительные предложения имеют множество смысловых оттенков и композиционных функций» . С помощью вопросов поэт способен проиллюстрировать рассуждения лирического героя, облекающего свою мысль в форму слова, выражающего собственный внутренний мир. Более того, сами по себе вопросительные конструкции позволяют «не только ярче озвучить основную тему произведения, но и обозначить участников коммуникативного акта,

292

разворачивающегося в пространстве художественного текста» .

В 310 стихотворениях П. А. Вяземского нами было обнаружено 498 вопросительных конструкций (в среднем 1,6 вопроса на стихотворение). Статистика использования вопросительных конструкций в лирике Вяземского представлена в таблице 19 Приложения А.

Как видно исходя из данных, представленных в таблице 19 Приложения А, вопросы присутствуют лишь в 154 произведениях - то есть, менее чем в половине из стихотворений поэта. В то же самое время, специфика расположения вопросительных предложений в тексте указывает на то, что данной синтаксической конструкции Вяземский уделял большое внимание, концентрируя группы, состоящие из вопросов, в одном месте (используя так называемый прием сгущения).

Разумеется, особый интерес для анализа поэтической речи представляют вторичные функции вопросов, связанные с передачей информации - ведь она в таком случае является экспрессивно окрашенной. Чаще всего у поэта встречаются вопросы с экспрессивно окрашенным утверждением:

Я знаю, что о том давно уж споры стихли,

А все-таки спрошу: гекзаметр, полно, стих ли? [с. 308]

...Не всем ли нам

В путь роковой идти всё тем же следом? [с. 339]

Или с экспрессивно окрашенным отрицанием:

Я вас обманывал - но мог ли обмануть? [с. 241]

Из нас кто мог бы хладнокровно Завидеть русское клеймо? [с. 340]

Остальные типы вопросов, направленных на реализацию вторичной функции, у Вяземского встречаются значительно реже, как это бывает с вопросами, выражающими эмоциональную реакцию говорящего («Ты мыслить вздумал? Ты? Дружок! Перекрестись!» [с. 128]) и вопросами, направленными на активизацию внимания:

Зато, когда из лиц почетных кто умрет,

Клеймит он прах его своею дружбой грязной.

Так что же? Тут расчет... [с. 280]

Рассуждая о вопросительных конструкциях, нельзя не упомянуть и об их роли в организации поэтического синтаксиса. Вяземский в своей поэзии использует разные типы вопросительных конструкций. Наиболее часто встречаются:

1) риторический вопрос - использование формы вопроса в утвердительных или побудительных конструкциях[293]:

Клянусь: и я любить умею,

Но натощак что за любовь? [с. 60]

2) гипофора - вопрос, обращенный говорящим к самому себе, ответ на

-294

который и дает говорящий :

Что век зоила? - день! Век гения? - потомство! [с.

73]

Что мысли? Выдержки ума! [с. 206]

3) дубитация - вопрос, выраженный вслух в виде выражения сомнения в чем-либо[294] [295]:

Вы говорите: жизнь есть благо, - Что ж после назовете злом? [с. 376]

Для вопросительных конструкций в поэзии Вяземского характерен прием сгущения. О сгущении вопросительных предложений в поэзии Пушкина упоминает Л. Д. Беднарская, отмечая, что именно Пушкин «открыл мощное экспрессивное средство, которые переняли у него русские поэты»[296]. Безусловно, в таком случае влиянию Пушкина подвергся и Вяземский, поскольку поэт любит задавать читателю множество вопросов. С явлением сгущения мы сталкиваемся, к примеру, при чтении стихотворения «Святочная шутка»:

Скажите ж, видели ль вы черта?

Каков он? Немец иль русак?

Что на ноге его: ботфорта Иль камер-юнкерский башмак?

Черноволос ли, белобрыс ли,

В усах ли, иль не дует в ус?

Что, каковы в нем чувства, мысли,

Что за приемы, речи, вкус?

Что от него вы переняли,

Иль не его ль учили вы? [с. 226]

При этом иногда поэт отвечает на поставленные вопросы. К примеру, стихотворение «Недовольный» состоит из чередования вопросов и ответов (18 пар предложений), обрамляемого двумя вопросительными конструкциями:

Каких нам благ просить от бога?

Фортуны? - Слишком быстронога,

Едва придет и пропадет!

Чинов? - За ними рой забот!

Высоких титлов? - Тщетны звуки!

Богатства? - Не запас от скуки!

Покоя? - И к монастырям

Ему заложена дорога! -

Каких же благ просить от бога? [с. 162-163]

Таким образом, именно вопросительные конструкции являются попыткой ответить на основной вопрос стихотворения («Каких нам благ просить от бога?»), однако убедительного ответа поэт так и не находит, что заставляет Вяземского вновь задаться искомым риторическим вопросом.

Иногда Вяземский уклоняется от прямого ответа, давая возможность поразмыслить над заданными вопросами самому читателю:

Но силой ли души иль слепотой почесть,

Когда вы жизни сей, дарами столь убогой,

Надежды лучшие дерзаете принесть На жертвенник обязанности строгой?

Что к отреченью вас влечет? Какая власть Вас счастья призраком дарит на плахе счастья?

Смиренья ль чистого возвышенная страсть,

Иль безмятежный сон холодного бесстрастья?

Вы совершенней ли, иль хладнокровней нас?

Вы жизни выше ли, иль, как в избранный камень От Пигмальоновой любви, равно и в вас Ударить должен чистый пламень? [с. 169]

В позднем творчестве Вяземского сгущением вопросов наполнены философские стихотворения, посвященные поиску смысла жизни. Поэт сопоставляет прошлое, настоящее и грядущее и задается вопросами жизни и смерти:

А после? Вот вопрос. Как знать, зачем пришли мы?

Зачем уходим мы? На всем лежит покров... [с. 415]

В этом случае вопросительные конструкции часто содержат в себе антитезы, типичные для творчества поэта (см. § 3.2.1).

Разумеется, нельзя не отметить особые случаи использования Вяземским вопросительных конструкций для формирования структуры стихотворения. В ряде произведений Вяземский, начиная стихотворение вопросительным предложением или группой из вопросительных предложений, ими же свой стих и заканчивает (иногда в незначительно измененном виде). К числу таких произведений можно отнести уже упомянутое стихотворение «Недовольный», а также «Уж не за мной ли дело стало?»

Уж не за мной ли дело стало?

Не мне ль пробьет отбой?

Уж не за мной ли дело стало?

Теперь не мне ль пробьет отбой? [с. 279]

<< | >>
Источник: Лебедев Александр Александрович. ПОЭТИЧЕСКИЙ СИНТАКСИС П. А. ВЯЗЕМСКОГО. Диссертация, Петрозаводский государственный университет.. 2016

Еще по теме 3.2.2. Вопросительные конструкции:

  1. РЕКОМЕНДУЕМАЯ НОМЕНКЛАТУРА ИЗДЕЛИЯ И КОНСТРУКЦИЙ
  2. Конструкция дисплеев
  3. Прочие элементы конструкции
  4. Аргументационная конструкция
  5. Глава 5. ЗАЩИТА СТРОИТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ ОТ ВОЗГОРАНИЯ
  6. СТРОИТЕЛЬСТВО С ПРИМЕНЕНИЕМ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ИЗДЕЛИЙ И КОНСТРУКЦИЙ
  7. 3. КОНСТРУКЦИЯ ВЛАСТИ
  8. Фоновые конструкции
  9. КОНТРОЛЬ ПРОЧНОСТИ БЕТОНА В КОНСТРУКЦИЯХ
  10. КОММЕНТАРИЙ ОСНОВНЫХ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ КОНСТРУКЦИЙ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОЛОГИИ
  11. Конструкция органов управления
  12. ИЗЪЯН НА ПОЛЬЗУ (эллиптические конструкции)
  13. КАТЯЩИЙСЯ ПАМЯТНИК (ШАРОВЫЕ КОНСТРУКЦИИ)
  14. ПОЖАРНЫЕ СВОЙСТВА МАТЕРИАЛОВ И СТРОИТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ. ОГНЕСТОЙКОСТЬ ЗДАНИЙ
  15. ТЕХНОЛОГИИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ ИЗДЕЛИЙ И КОНСТРУКЦИЙ
  16. МЕТОДЫ УСТРАНЕНИЯ ДЕФЕКТОВ БЕТОННЫХ И ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫХ КОНСТРУКЦИЙ
  17. 3.3. Великая энциклопедическая конструкция Галена и ее компоненты
  18. СОВРЕМЕННЫЕ СПОСОБЫ СТРОИТЕЛЬСТВА С ПРИМЕНЕНИЕМ ЖБИ И КОНСТРУКЦИЙ
  19. 5.2. Условия нанесения огнезащитных покрытий на деревянные конструкции и изделия