В. Дальнейшее исследование путей еврейства, преимущественно в России. — Иосиф Прекрасный. — Пурим. — Мировая тирания сынов Иуды. — Эммануил Кант

«Кто любит гоя, тот ненавидит своего Творца». Талмуд Мать городов русских — Киев, «откуда пошла есть Русская земля», является для еврейства, с политической точки зрения, особенно заманчивым. Завладеть Киевом и его древними святынями, где, продолжаясь веками, прилив и отлив, волн народных как бы и доныне отражают биение русского сердца, — значило стать на него ногою, т.е.
доставить иудейскому злорадству неувядаемое торжество. Главенство в Одессе и по всему югу России хотя и вселяло в евреев кроткую надежду взбунтовать Черноморский флот, а при его содействии разлить огонь ж революции на весь Новороссийский край, но и этот замысел не мог бы иметь дальнейшего успеха, пока еврейство не захватит древнего Киева. С другой стороны, хотя, посягая на власть русского Монарха, революционные элементы Петербурга готовы падать ниц пред каким-нибудь Гессеном или Винавером, а «первопрестольная» Москва даже прославилась, как главная опора «ка-дет», — этой лейб-гвардии «шаб- бесгоев» м еждународ н о го кагала, — тем не менее, все это не могло быть прочным, пока власть его не признана в Киеве открыто. Наконец, именно в Киеве стоит памятник Богдану Хмельницкому, и здесь еще жив героический дух «славного лыцарства Запорожского низового»: «Воля, ретязем повита, В плавнях спочивае, — Слава, кровью перелита, По свиту литае!..» Отсюда могут снова выйти Гонта и Железняк. На юге борьба много труднее, но зато и победа гораздо слаще для евреев, чем на севере России, где их так еще мало знают... С другой стороны, однако, могущество иудаизма стало безграничным, и он вправе, mutatis mutandis, позволить себе, через порабощение Киева, свести счеты с малороссами обеих сторон Днепра. Так, по крайней мере, казалось сынам «избранного» народа... Не в Киеве ли расцвела и та кагальная археология, по которой евреи, мнящие себя потомками хозяйничавших здесь некогда хозар, готовы утверждать, что государственная власть принадлежит им здесь по праву?.. Действительно, осведомившись, как надлежало, но отнюдь не обрадовавшись, что «жиды хозарстии приидоша», еще Владимир Святой, «поплевав довольно, иудейские обычаи отверже!..» Однако уже при Святополке Окаянном, как говорит летописец, евреи имели в Киеве великую свободу и власть, через что многие купцы и ремесленники вконец разорились. После смерти Святополка II, — «Кияне разграбиша двор Путятин, тысячского, и идоша на жиды и разграбиша я»107. Когда же, почти вслед за сим, прибыл в Киев Владимир Мономах, «мятеж преста», но киевляне, всенародно, просили великого князя об управе на евреев, что отняли все промыслы у христиан. По зову Владимира, другие князья съехались на совет, и у Вы- добыча, по долгом рассуждении, уставили закон таков: «Ныне, из всея Русския земли всех жидов выслать и впредь их не впущать; а если тайно войдут, — вольно их грабить и убивать. И послали по всем градам о том грамоты, по которым везде их немедленно выслали. С сего времени жидов на Руси нет, а когда, который приедет, народ грабит и побивает»108. К сожалению, в соседней Польше, герцог Болеслав, уже в XIII веке, дал убежище гонимым и в Западной Европе евреям. Избыток их в Польше стал быстро отливать и в юго-западные русские княжества, а затем и в Литву. Из свидетельства писателя XVI века, Михаила Литвина, видно следующее «В страну нашу собрался отовсюду самый дурной из всех народов — иудейский. Он распространился по всем городам Подолии, Во- лыни и других плодородных областей. Народ вероломный, хитрый, вредный, который портит наши товары, подделывает деньги, подписи, печати; на всех рынках отнимает у христиан средства к жизни; не знает другого искусства, кроме обмана и клеветы». В конце того же XVI века, католический епископ в Киеве, Иосиф Верещинский, писал еще и так* «Жиды выцедили из нас все имения. Они околдовали нас, как цыгане* и заразили своим дыханием, как волки. Разоряют нас как хотят, и, к стыду нашему, всех — от низшего сословия и до высшего — водят за нос!..» Таково было положение евреев на западе России, невзирая на то, что еще в 1495 году Александр Ягел- лончик, великий князь литовский, приказал «всю жи- дову выбити вон из земли». Увы! Несмываемым пятном на поляках лежит истязание ими Украины через евреев. Вековая борьба казачества с Польшей резюмируется в таком виде. Торжествуют казаки, и в мирный договор вносится условие об изгнании евреев из всей Украины. В самый разгар борьбы один из подчиненных Богдану Хмельницкому вождей, Кривонос, писал главному польскому воеводе на Украине, князю Острожскому: «А жидов, ваша княжеская милость, благоволите препроводить до самой Вислы, потому что они прежде всех виноваты, — они и вас с ума свели»!.. Торжествуют поляки, пишется другое условие: евреям дается право быть обывателями и арендаторами в имениях королевских и шляхетских. Так тесно были связаны между собой интересы польских панов, верховодивших всем в государстве, с интересами евреев-аренда- торов, заправлявших всем в их имениях... Говоря в частности о том, как евреи в Малороссии издевались над народом, через откуп у польских па- =*= нов в аренду самых церквей, а равно как, с особою нормировкою, монополизировали они печение куличей и пасох в Светлый праздник, — Костомаров приходит к выводу: «Итак, производя жидовство над христианами, на их же собственной земле, такую тяжкую наругу (поругание), сами между тем свои пейсахи отправляли свободно и проклинали христиан и веру их в синагогах своих, на Русской же земле построенных, невозбранно»... Ту же картину, но уже сквозь слезы и скорбь поэтической народной души, мы видим как в «Тарасе Бульбе» Гоголя, так и в «Гайдамаках» Шевченко. «Разве не от блуда, лжи и лицемерия произошло и само поколение Иуды?» (Бытие XXXVIII, 23—27). Что же касается высказанного на суде профессором ветеринарии в политехникуме, Ивановым, мнения, будто евреи служат к благополучию Киева, развивая торговлю и кредит, то по этому предмету не мешает заметить, что: а) если иудейский кредит есть поддержка, то, без сомнения, такая же, как веревка для повешенного, и б) Киевская Русь — без евреев вела обширную торговлю с незапамятных времен; древнейшие договоры с Греками, к нам дошедшие, относятся уже к IX веку; в том же столетии Русь имела торговые сношения, помимо греческого, с латино-германским и западно-славянским мирами; от половины IX столетия есть известия еврейского путешественника Ибрагима ибн-Якуба, который говорит о приходе русских торговцев с товаром, через польский Краков, в чешскую Прагу; дошедший же до нас Рафелынтетин- ский таможенный устав (начало X века) сообщает, что в IX веке довольно оживленная торговля велась между Киевом и Регенсбургом, а также иными баварскими, подунайскими городами. Независимо от сего, предприимчивая Русь торговала и с мусульманским Востоком, Так, к первой половине IX века относятся известия арабского писателя Хордадбега о том, что русские купцы привозили тогда на верблюдах свои товары в Багдад, где их соплеменники, — славянские невольники, — служили им переводчиками. Наконец, не следует забывать и о транзитной, через Киев, торговле Новгорода, Пскова и Юрьева, равно как варяжских и ганзейских земель с теми же — Царьградом и Востоком. Вмешательство евреев отравило все эти сношения, подорвало кредит киевских купцов и повело к угнетению местного населения незваными пришельцами, как это мы знаем даже из времен Святополка Окаянного, а отчасти и из «Русской Правды» XII века.
С другой стороны, в Киеве, уже при Владимире Святом и его ближайших преемниках, культура стояла весьма высоко, а пути сообщения были таковы, что, выехав из Чернигова утром, Владимир Мономах успевал к вечеру прибывать на свидание с отцом своим Всеволодом, сыном Ярослава Мудрого, в Киев. Чудные мозаики на сохранившейся доныне «Нерушимой стене» — в Софийском соборе и такая поэма, как «Слово о полку Игореве», сами за себя говорят. Этого не было в те времена ни в Польше, ни даже на Западе. А чем же, за данную эпоху, могли бы похвастаться евреи?.. Увы, — в наши дни, «избранный» народ захватил в Киеве почти всю торговлю и промышленность, коммерческий и поземельный кредит, а если политически еще не властвует официально, то в экономическом отношении, уже совсем не церемонясь, тиранизирует как самый источник благосостояния народного — земледелие, так и все остальное вокруг. К сожалению, выходит за пределы нашей проблемы хотя бы краткий обзор истории евреев в Великороссии и других странах, на пути веков, как бы он ни был поучителен. Но сведущий и вдумчивый читатель согласится, что изложенная выше сжатая картина иудейского поведения в киевской земле — лишь конспект того, что содеяли евреи на всем пути своей истории. Да и что можно сказать о тех, кто и самого рая не может себе представить без золота (Бытие II, 11 и 12)? Чего ждать от народа, который, придя в Египет — в количестве 70 душ, вышел, через четыреста лет, уже в составе 600 ООО — одних способных носить оружие, т.е. в общем итоге не менее, как в 3 ООО ООО душ, и, невзирая на такое размножение, сохранил лишь неистовые проклятия для страны, которая ему дала такое благоденствие!.. В самом начале своего пребывания в Египте, тогдашний Витте, знаменитый в Израиле — Иосиф Прекрасный, скупив хлеб за счет египтян, будто бы про запас — на случай голода, затем не только лишил их движимого и недвижимого имущества, но и обратил всех в рабство (Бытие, XLI, 36, XLVII, 14—21). И, наоборот, Иосиф Прекрасный не только не делал того же относительно своих родственников, а снабжал их, — снова за счет египтян, всем потребным, да еще и поселил в лучшей части земли египетской (Бытие, XLV11,11 и 12). Конец же своего пребывания в Египте евреи ознаменовали тем, что сами и через жен своих выманили у египтян и египтянок серебряные и золотые вещи и одежды, после чего, обобрав своих хозяев, скрылись... (Бытие XV, 14, Исход III, 21 и 22, XI, 1 —3 и XII, 35 и 36). Пример Египта знаменателен, в особен - ности, потому, что на нем мы наблюдаем полный цикл пребывания евреев в стране, — его начало и конец. А дабы не сомневаться, что такая же судьба ждет и всякий иной народ, оказавший сынам Иуды гостеприимство, надо помнить, что, по неискоренимому убеждению евреев, таково и общее правило, — что так всегда было и будет впредь. Мы не имеем возможности, да и не видим надобности ни цитировать далее, ни указывать на то, как означенные тексты истолкованы в Талмуде. Это увлекло бы нас чересчур далеко. Но и сказанного достаточно, чтобы уразуметь, почему первое историческое упоминание о евреях в Киеве, за 1113 г., является и указанием на первый же здесь еврейский погром. А ведь, кажется, тогда не было ни «провокации», ни «организации» погрома правительством (ведь, как объяснено, после смерти Святополка Владимир Мономах даже не успел прибыть в Киев), ни тем паче — «попустительства» чинов полиции или войск. «Палестинцы, которые живут среди нас, — говорит Эммануил Кант, — привлекли на себя внимание своим ростовщическим духом и репутациею плутов, хорошо обоснованною в большинстве случаев. Строго говоря, казалось бы нелепым воображать себе нацию, где каждый человек вор. Но не менее странно видеть и такой народ, который состоит исключительно из торгашей, пренебрегающих честью быть добрыми гражданами страны, их приютившей, и, взамен того, предпочитающих наживу, которую они добывают, обманывая жителей этой самой страны». Такими немногими, но вразумительными указаниями глубочайшего мыслителя дело о погромах разъясняется без всяких, — для самого же еврейства заведомо ложных, басен о «провокации», «организации» etc. А если и засим потребовался бы высокий по этому вопросу, но и отнюдь не враждебный евреям, авторитет, то мы сошлемся хотя бы на Ренана, который, в своем «Антихристе» удостоверяет: «бедный Израиль всю свою жизнь провел от погрома к погрому!» Оставаясь по поводу этой «бедности» при особом мнении, но, разумеется, не уступая Ренану в авторитетности, историк Мишлэ, в свою очередь, резюмирует историю евреев так «От пощечин к пощечинам, — и вот они на троне мира!..» Возвращаясь же к Киеву, напомним и другую сторону в характере сынов Иуды, быть может, даже более для них опасную. Как было удостоверено на суде, «сознательные» студенты университета св. Владимира, — вскоре после растерзания Великого Князя Сергея Александровича в Московском Кремле бомбою, делили между собою часть военного пальто, залитую кровью страдальца... Одновременно с этим, там же, в университете, продавались и фотографические карточки Каляева — убийцы Великого Князя. Защищали же Каляева, в Московском Военно-Окружном Суде, — Мандельштам, а в Главном Военном Суде, Мандельштам и Беренштам. Таков один из еврейских подвигов в «русской» революций, прежде всего направленной против сильных врагов Израиля. Дабы уразуметь весь ужас этого факта, а также в поучение всем, кто имеет дело с евреями, никогда не следует забывать о «Пуриме»109, равно как и о том, что сейчас названное, иудейское торжество из торжеств явилось наградою не одной Эсфири, которая гнушалась ложа не обрезанных и всех иноплеменников, а и Мардохею, искавшему добра лишь своему народу и говорившему во благо племени своего (Эсфирь, IV, 17 и X, 3). Но и «Пурим» сполна вразумителен лишь при сопоставлении с нижеследующим. Не может быть сомнения, что, по основному верованию евреев, следующие тексты имеют для них силу не только в прошлом, но и в настоящем, а еще более — в будущем: «Ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы, и господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать» (Второзаконие, XV, 6). — «Ты будешь насыщаться молоком народов и груди царские сосать будешь» (Исаии, LX, 16). — «И придут иноземцы и будут пасти стада ваши, и сыновья чужестранцев будут вашими земледельцами и вашими виноградарями». * (Исаии, LXI, 5). — «Сыновья иноземцев будут строить стены твои и цари их будут служить тебе. И будут всегда отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы приносимо было тебе достояние народов и приводимы были цари их» (Исаии, LX, 10— 11). — «И будут цари питателями твоими и царицы их — кормилицами твоими. Лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих» (Исаии, XLIX, 23). — «Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, — погибнут, и такие народы совершенно истребятся» (Исаии, LX, 12). — «Будете пользоваться достоянием народов и славиться славою их» (Исаии, LXI, 6). «И предаст тебе Господь Бог царей в руки твои, и истребишь их из поднебесной» (Второзаконие, VII, 24). «Не можешь поставить над собою царем иноземца, который не брат тебе» (Второзаконие, XVII, 15). Г.
<< | >>
Источник: Платонов О.. Мифы и правда о погромах. 2005

Еще по теме В. Дальнейшее исследование путей еврейства, преимущественно в России. — Иосиф Прекрасный. — Пурим. — Мировая тирания сынов Иуды. — Эммануил Кант:

  1. Несколько слов о ходе «русской» революции — при благосклонном участии сынов Иуды
  2. 3. «Митинг» 18 октября, внутри здания Киевской городской Думы. — Изорваниеевреями и их шаббесгоями портретов Русских Государей. — Погром сынов Иуды в Киеве
  3. Мировая тирания — перманентный фактор истории
  4. ГЛАВА 1 Еврейство, — Подавляющая часть евреев жила в России. — Враждебность к русской цивилизации. — Буржуазный дух. — Еврейское засилье. — Еврейский капитал
  5. САМЫЙ ОБШИРНЫЙ ИЗ МИРОВ-ЭКОНОМИК: ДАЛЬНИЙ восток
  6. ФИЛОСОФСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАШИХ ИДЕЙ ВОЗВЫШЕННОГО И ПРЕКРАСНОГО
  7. ЭДМУНД БЁРК. ФИЛОСОФСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ НАШИХ ИДЕЙ ВОЗВЫШЕННОГО И ПРЕКРАСНОГО / МОСКВА «ИСКУССТВО», 1979
  8. VI. ДАЛЬНЕЙШИЕ ЗАДАЧИ И ПУТИ ИССЛЕДОВАНИЯ
  9. Основные идеи Тотлебена, оказавшие влияние на дальнейшее развитие военно-инженерного искусства в России
  10. Дальнейшие исследования процесса оплодотворения. Работы В. И. Беляева, М. Трейба, С. Г. Навашина и других
  11. Праздники Ханука и Пурим.
  12. СЕМИЛЕТОВ Эммануил Федорович
  13. Тема 9.Инфраструктура научного творчества. Роль России в развитии мировой науки.
  14. Государственный аппарат России в годы первой мировой войны
  15. 4 КЛАССИЧЕСКИЕ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ