ПОЛИТЭКОНОМИЯ ДОЛГА

С момента своего возникновения этика была обращена к наиболее универсальным формам человеческого взаимодействия. Однако отнюдь не все этические доктрины попадают в категорию универсалистских этик, которые регламентируют не то, что можно, а то, что должно делать.
Они строятся не на запретах, определяющих отличие проступка от поступка, а на императивах, организующих деятельность в соответствии с рациональным нормотворчеством. Эти этики генетически связаны с отношениями, организованными вокруг всеобъемлющей системы валидизации ценностей (которая выступает одновременно и системой «рационализации» жизни). В нашем обществе такой системой является экономика, отвечающая за придание товарной формы и товарного вида различным фрагментам реальности. Именно товар превращается в итоге не только в наивысшее воплощение реальности, но и в материальный эквивалент нравственной категории. Этическим принципом, который выражает соответствующий тип отношений, является принцип «не делай другому того, что обернулось бы против принципа взаимовыгодного обмена». Этот принцип относится в настоящее время к числу наиболее расхожих, а значит, наиболее «естественных» и «само собой разумеющихся». Не будет особым преувеличением сказать, что именно он определяет собой логику наших повседневных поступков. Систематическое обоснование описанного принципа следует искать не в трудах философов-утилитаристов или у теоретиков прагматизма — его следует искать в наследии Иммануила Канта. В чем находит свое идеальное отражение кантовская модель универсалистской этики, так это в экономике, в рамках которой справедливость равнозначна взаимовыгодности. Экономика выступает второй натурой человека, полностью вытесняющей его первую натуру. Этической и эстетической легитимации этого процесса как нельзя лучше служит кантовское представление о природе, которая воплощает в человеке преодоление самой себя, доходит в человеческом существе до полного самоотрицания [17]. Эта отрицающая себя природа сулит человеку свободу, но оборачивается лишь неукоснительным соблюдением долга. Она апеллирует к настоящему времени, но возвещает лишь неопределенные возможности, скопом обозначенные словом «будущее». Конфигурация, объединяющая в одно целое свободу и долг, возможное и необходимое, не только открывает перспективу экономикоцентристского рассмотрения справедливости, но и превращает нравственную философию в политэкономию ценностей.
<< | >>
Источник: Андрей Ашкеров. ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ эссе о партийности бытия. 2008

Еще по теме ПОЛИТЭКОНОМИЯ ДОЛГА:

  1. VIII Объяснение долга добродетели как долга в широком смысле
  2. § 2. Перевод долга Статья 391. Условие и форма перевода долга
  3. ПОНЯТИЕ НРАВСТВЕННОГО ДОЛГА
  4. 3. Этика долга против побуждений склонности
  5. Статья 327. Исполнение обязательства внесением долга в депозит
  6. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ О ПЕРВОМ ВЕЛЕНИИ ВСЯКОГО ДОЛГА • ПЕРЕД САМИМ СОБОЙ § 14
  7. ВВЕДЕНИЕ § 1 Понятие долга перед самим собой содержит (на первый взгляд) противоречие
  8. XII Предварительные эстетические понятия восприимчивости души к понятиям долга вообще
  9. ДЕОНТОЛОГИЯ
  10. НЕПРЕХОДЯЩИЕ МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННЫЕ ЦЕННОСТИ:
  11. Экономическая социология
  12. Тема №1. Предмет экономической теории.
  13. СКЛОННОСТИ
  14. СОВЕСТЬ
  15. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ о ДОЛГЕ ПЕРЕД САМИМ СОБОЙ В УВЕЛИЧЕИИИ СВОЕГО МОРАЛЬНОГО СОВЕРШЕНСТВА, Т. Е. В ЧИСТО НРАВСТВЕННОМ ОТНОШЕНИИ § 21
  16. 15. Понятие о направленности личности
  17. Глава 6 [Предписания, регулирующие отношения должников и кредиторов]