<<
>>

Климатические условия СевернойЕвразии в оптимум голоцена


Для палеоклиматических реконструкций на оптимум голоцена Северной Евразии были использованы, как говорилось ранее, более 200 разрезов. Выбор такого большого количества точек для построения палеоклиматических карт объясняется тем, что случайные ошибки реконструкций, полученные по отдельным спорово-пыльцевым образцам, будут сглаживаться действительными значениями палеоклиматических характеристик,
полученным по рядом расположенным точкам.
По сравнению с картами, опубликованными ранее [Климанов, 1994], в представляемых в данной работе появились новые точки, некоторые из которых хорошо вписались в старые карты, а некоторые изменили рисовку изолиний, в частности, по Дальнему Востоку. Отметим, что для территории бывшего СССР на оптимум голоцена имеются палеоклима- тические карты-схемы, составленные Н.А. Хотин- ским и С.С. Савиной [1985] с помощью зонального метода палеоклиматических реконструкций; наши данные с ними довольно хорошо согласуются. Также для этой территории имеются данные в работе Т.А. Бурашниковой с соавторами [1982], где с помощью тренд анализа на основе расчета палеоклиматических характеристик по палинологическим данным в 26 точках по всей территории бывшего СССР были построены палеоклиматические карты-схемы средних температур июля и средней годовой суммы осадков. Наши реконструкции средних температур июля в какой-то степени согласуются с приводимыми в этой работе, а реконструкции средней годовой суммы осадков сильно отличаются. Расположение основных разрезов, по палинологическим данным из которых были произведены реконструкции, показаны на рис. 5.1.
Средние температуры июля
Средние температуры июля в оптимум голоцена и отклонения их от современных значений показаны на рис. 5.3а,б. На рис. 5.36 видно, что средние температуры июля были выше современных почти на всей территории Северной Евразии, за исключением Прикаспия, Казахстана и Средней Азии, где они, по-видимому, были ниже современных, но оценить величину понижения температур из-за недостатка фактического материала (мало споровопыльцевых данных, отсутствуют радиоуглеродные даты, так как на этих территориях для датирования почти отсутствуют органические отложения) пока нет возможности. Наиболее сильно средние температуры июля повышались на севере Европейской части России, севере Западной Сибири и Таймыре, где они были выше современных примерно на 4°С. К югу величина отклонений уменьшается, и уже в районе 50-55° с.ш. в Европейском секторе, около 60° с.ш. в Западной Сибири, в среднем течении рек Енисея и Лены, в верховьях Индигирки и Колымы средние температуры июля были выше современных примерно на 1°С. Средние температуры июля были близки к современным немного южнее 50° с.ш. на Восточно-Европейской равнине, на юге Западной Сибири в верховьях р. Оби. На территории Дальнего Востока и Сахалине средние температуры июля были выше современных более чем на 2°С, то есть на юго-востоке повышение средних температур июля было достаточно значительным, чего ранее другими авторами не отмечалось. Сильное потепление в летний период на севере Европейской территории России и Сибири может быть связано с активизацией теплого Северо-Атлантического течения, которое достигало, возможно, побережья Средней Сибири, на Дальнем Востоке - с активизацией теплого течения Куросио.

Средние температуры января
Средние температуры января в атлантический оптимум голоцена (рис. 5.4а) были выше современных на всей территории Северной Евразии (рис. 5.46). Изменение средних температур января имело более мозаичный характер, чем изменение средних температур июля. Так, кроме области заметного потепления на севере, выделяется область с повышенными значениями средних температур января на юго-востоке Европейской части России, в Казахстане и Средней Азии. На севере Европейской части России и Западной Сибири средние температуры января были выше современных более чем на 3°С, в центральных районах России - на 1-2°С. На юге Украины и в Молдове температуры были близки к современным их значениям. В среднем и нижнем течении р. Волги, в Прика- спии, на юге западной Сибири средние температуры января были выше современных примерно на 3°С, на северо-востоке Евразии - примерно на 1°С. На Дальнем Востоке средние температуры января были выше, чем в настоящее время, примерно на 3°С, а возможно, еще более. В центре Средней Сибири и на юге Якутии положительные отклонения температур достигали 2-3°С.
Вследствие разной амплитуды изменения средних температур июля и января в климатическом оптимуме голоцена изменялась и годовая амплитуда температуры воздуха. Сопоставление отклонений средних температур июля и января показывает, что годовая амплитуда температур была ниже на 1-3 °С в районах юго-востока Европейской части России, юга Западной Сибири, центра Средней Сибири и юга Якутии. Поскольку годовая амплитуда температур воздуха является характеристикой континентальное™ климата, можно сказать, что в перечисленных регионах в климатический оптимум голоцена климат был менее континентальным, чем современный, что можно связать с меньшей активностью Азиатского антициклона.              i 5
Средние годовые температуры
Рассматривая палеоклиматическую карту - реконструкцию среднегодовых температур (рис. 5.5а)




Рис. 5.3. Средняя температура июля в оптимум голоцена (а) и ее отклонения от современных значений (б)









и их отклонений от современных значений (рис. 5.56), можно видеть, что положительные отклонения среднегодовых температур, как и среднеянварских, характерны для всей территории Северной Евразии. Наибольшее повышение среднегодовых температур происходило на севере Европейской России, Западной и Средней Сибири, где температуры были выше современных на 3°С и более. В районе 60° с.ш. и немного севернее в Западной Сибири и на Восточно-Европейской равнине среднегодовые температуры были выше на 2-3°С. В Якутии также на 2-3°С температуры были выше севернее Северного полярного круга. На северо-востоке Евразии, в южной части Якутии и в центре Восточно- Европейской равнины среднегодовые температуры были выше современных на 1-2°С. На юго-востоке Восточно-Европейской равнины, севере Казахстана, юге Западной Сибири и Дальнем Востоке отмечаются области, где среднегодовые температуры были выше современных на 2°С и более. Полученные количественные характеристики среднегодовых температур во время климатического оптимума голоцена и тенденция их отклонений от современных их значений сходны с данными, приведенными по некоторым точкам Северной Евразии в работе С.Я. Сергина [1974], где обобщаются имеющиеся в литературе материалы по палеотемпературам, полученным другими методами.
Среднегодовая сумма осадков
Отклонения средней годовой суммы осадков в климатический оптимум голоцена от современных их значений показаны на рис. 5.6. Изменения среднегодовых осадков, как видно, имеют более сложный характер, чем изменения температур. Количество осадков увеличивалось как в северных районах Евразии, так и на юге, а примерно между 50 и 60° с.ш. на Восточно-Европейской равнине и в Западной Сибири оно было примерно такое же, как в настоящее время, и даже меньше. Так, в Прибалтике, Беларуси, на севере Украины среднегодовое количество осадков почти не отличалось от современных, а в бассейне Верхней Волги и Камы осадков выпадало меньше на величину до 50 мм. Осадков выпадало меньше, чем в настоящее время, также и в бассейне среднего течения р. Оби. На северо-востоке Восточно-Европейской равнины, севере Западной Сибири и Таймыре осадков выпадало больше, чем сейчас, на 100 мм и более. Такое же отклонение среднегодовых осадков от современных их значений отмечается в Прикаспии и на севере Казахстана. В бассейне верхнего и среднего течения р. Лены, на северо-востоке Азии осадков выпадало больше на 25-50 мм. На Дальнем Востоке увеличение осадков составляло примерно 50 мм. В целом на территории Северной Евразии площади с повышенным выпадением среднегодовых осадков намного превышают площади, где осадков было меньше, чем сейчас. В отношении изменения осадков в атлантический оптимум голоцена на территории Прикаспия и Средней Азии имеются косвенные данные - археологические и палеопе- дологические. В Средней Азии с атлантическим оптимумом голоцена сопоставляется лявляканский этап заселения и освоения Каракумов, когда происходило увлажнение климата - лявляканский плю- виал [Мамедов, Трофимов, 1986]. В Прикаспии, по* палеопедологическим данным, количество осадков увеличивалось с 300-350 мм до 400-450 мм, то есть почти на 100 мм [Демкин, 1985]. Факт увеличения среднегодового количества осадков в этих районах может говорить и об изменении температур, в частности, об уменьшении летних температур.
Средняя продолжительность
безморозного периода
Продолжительность безморозного периода существенно влияет на растительность и должна учитываться при прогнозе ее развития. Как указывалось выше (см. главу 2 настоящей монографии), модель для реконструкции продолжительности безморозного периода была построена с помощью регрессионного анализа [Климанов, 2005].
Зная температурные параметры (см. рис. 5.3, 5.4) на оптимум голоцена (около 5500 л.н.) по территории Северной Евразии и снимая данные с этих карт в узлах сетки 5x5°, мы смогли рассчитать с помощью приведенных выше формул продолжительность безморозного периода на рассматриваемое время и построить карты этого параметра (рис. 5.7а) и его отклонений от современности (рис. 5.76). Минимальная ее величина - меньше 50 дней - отмечается на севере Средней Сибири и на Северо-Востоке России. К юго-западу величина продолжительности безморозного периода увеличивается, и уже на юге Украины и в Средней Азии ее величина составляет больше 200 дней.
При сравнении продолжительности безморозного периода в оптимум голоцена и в оптимум мику- линского межледниковья [Величко и др., 1997а] отмечается почти такая же тенденция - увеличение ее величины с севера на юго-запад, хотя абсолютные значения в оптимум микулинского межледниковья были больше (более 80 дней на севере Западной и Средней Сибири и более 275 дней на юге Украины). Рассматривая каргу отклонений продолжительности безморозного периода от современных значений, отметим, что по всей территории Северной Евразии величина продолжительности безморозного периода увеличивалась. Наиболее сильно (более,












/>чем на 20 дней), она возрастала на севере Европы, севере Западной Сибири и Таймыре. На территории Восточной Европы отклонения продолжительности безморозного периода от современных значений закономерно уменьшаются, и уже на юге Украины и Северном Кавказе они составляют около 5 дней. В центре Западной Сибири увеличение продолжительности безморозного периода составляло 10-15 дней, на территории Средней Азии - около 5 дней, на севере Якутии - около 15 дней, на Чукотке - около 10 дней, на Дальнем Востоке России - более 10 дней. Отклонения продолжительности безморозного периода в оптимум голоцена и оптимум микулин- ского межледниковья от современных значений отличаются как по конфигурации, так и по величине. Максимальные положительные отклонения в оптимум микулинского межледниковья - более 50 дней - были в Прибалтике, на крайнем Северо-Востоке России они превышали 40 дней. Величина отклонений уменьшается от Прибалтики к Уралу, а от Северо-Востока - в южном и юго-западном направлении. И если в оптимум голоцена не отмечено отрицательных отклонений, то в оптимум микулинского межледниковья отмечается зона, где продолжительность безморозного периода почти не превышала современную (Кавказ, верхнее течение р. Печоры,
центр и юг Западной Сибири). Связано, видимо, это с тем, что в оптимум микулинского межледниковья в этих регионах средние температуры июля и января были близки к современным или были немного ниже их, тогда как в оптимум голоцена средние температуры июля также были близки к современным или были немного ниже их, а средние температуры января были выше современных. Полученные данные о продолжительности безморозного периода на оптимум голоцена могут быть использованы при разработке сценария изменений этого параметра при антропогенном потеплении. Уравнение регрессии может быть использовано для расчета продолжительности безморозного периода как для теплых, так и холодных эпох.
Таким образом, в климатический оптимум голоцена на территории Северной Евразии происходило повсеместное повышение среднегодовых температур в основном за счет роста зимних температур. Летние температуры, возможно, были ниже современных в Прикаспии, на юге Казахстана и в Средней Азии. Наибольшее повышение температур происходило в северных регионах Северной Евразии, отклонения температур постепенно уменьшались в южном направлении. Среднегодовое количество осадков возрастало








как на севере, так и в южных регионах рассматриваемой территории. Немного суше было в центре Восточно-Европейской равнины и Западной Сибири. Во многих районах Северной Евразии уменьшалась годовая амплитуда температур воздуха, то есть климат в оптимум голоцена был менее континентальным, чем современный. Величина средней продолжительности безморозного периода была выше на всей территории Северной Евразии, больше всего она увеличивалась в северных регионах, постепенно уменьшаясь на юг.
Полученные данные хорошо согласуются с реконструкциями летних температур по разрезам Южной Швеции и Финской Лапландии, расположенным вблизи северной границы леса [Seppa et al., 2008], где температуры самого теплого месяца в период между 7500-6500 лет назад превышали на 1,5°С современные значения. В среднетаежной подзоне Карелии, в бассейне Онежского озера, климатический оптимум голоцена проявился в существенном увеличении теплообеспеченности. На протяжении атлантического периода температуры июля были здесь на 1-2,5°С выше, чем в настоящее время [Филимонова, Климанов, 2005]. На юге таежной зоны летние температуры были близки к современным [Novenko et al, 2009].
По данным дендрохронологических исследований, на севере Западной Сибири, на Ямале и на востоке Таймыра заметное повышение летних температур произошло в период около 6 тыс. л. н. [Назурбаев и др. 2001, Хантермиров, 2009]. На Северо-Востоке Азии средние июльские температуры были не ниже 12...14°С [Ложкин, 2006].
В арктических морях Евразии в атлантическом периоде голоцена в течение относительно непродолжительного времени (около 2-2,5 тыс. лет) существовали гидробиологические условия оптимальные для развития морских фитоценозов, что привело к резкому увеличению палеопродуктивности и расширению ареалов некоторых тепловодных видов. Это было обусловлено, вероятно, глобальными изменениями океанической циркуляции, проявившимися в северных областях как Тихого, так и Атлантического океанов [Полякова, 1997].
Кроме максимального потепления в оптимум голоцена, на протяжении второй половины голоцена было еще несколько потеплений с температурами выше современных. По данным изучения древесных колец, ледяных кернов и спорово-пыльцевых спектров в Северной Евразии выделяется ряд таких периодов, наиболее крупными из которых можно считать потепление, относящееся к суббореальной фазе голоцена (около 3500 т.л. назад) и средневековый климатический оптимум IX-XII и XV века [Kullman, 1989; Keenlyside et al., 2008; Mann et al., 1998; Briffa et al., 1998, Grove, 1988].
Их характеристики могут быть использованы при разработке промежуточных сценариев, отвечающих условиям интервалов, предшествовавших оптимуму голоцена, или возможным при антропогенном потеплении климата на 1°С. Рассмотрим два таких потепления, которые имели место около 3500 и 1000 лет назад.. 
<< | >>
Источник: А.А. Величко. Климаты и ландшафты Северной Евразии в условиях глобального потепления. Ретроспективный анализ и сценарии.. 2010 {original}

Еще по теме Климатические условия СевернойЕвразии в оптимум голоцена:

  1. КЛИМАТИЧЕСКИЕ БИТВЫ
  2. КЛИМАТИЧЕСКИЕ РИТМЫ
  3. Девятая версия - климатическая.
  4. § 16. Климатические зоны
  5. 2.3. Климатические аспекты загрязнения
  6. 6.1. Климатический фактор в сферах деятельности федеральных ведомств
  7. 6.2. Климатический фактор її стратегиях национально» безопасности и социально-экономического рал пития
  8. Исследование проблематики климатических изменений как пример «постнормальной» науки
  9. Условия борьбы
  10. ЖИЛИЩНЫЕ УСЛОВИЯ
  11. Условия залегания
  12. УСЛОВИЯ СОЛИДАРНОСТИ
  13. Пути передачи и условия возникновения инфекционных заболеваний
  14. В наших условиях
  15. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ
  16. УСЛОВИЯ ПРИМЕНЕНИЯ
  17. УСЛОВИЯ ТРУДА И ИХ ОСОБЕННОСТИ В СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ
  18. УСЛОВИЯ ТРУДА И ИХ ОСОБЕННОСТИ В СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОМ ПРОИЗВОДСТВЕ