Центральный Кавказ

  Современное оледенение и климат. Северный макросклон главного Кавказского хребта наиболее благоприятен для оледенения из-за сильной
расчлененности рельефа и удобного положения по отношению к влагонесущим воздушным потокам.
Он характеризуется интенсивным современным оледенением, самыми крупными на Кавказе ледниками и наибольшим числом их морфологических типов. Сложно-долинные ледники, занимающие осевую зону Главного Кавказского хребта (степень оледенения более 50%), и долинные ледники, тянущиеся почти непрерывной узкой полосой вдоль Главного хребта, имеют общую площадь, равную площади всех остальных морфологических типов на этом же участке. По периферии ледниковой зоны проходит полоса каровых ледников, общая площадь которых составляет менее 1/5 части оледенения Северного склона [Виноградов и др., 1976]. Высота границы питания в этой части Кавказа составляет в среднем 3500 м, вертикальный диапазон распространения ледников - от 2830 м до 5660 м.
В настоящее время оледенение развито только на Главном и Боковом хребтах, в то время как следы голоценового оледенения встречаются повсеместно также и в протянувшемся к северу от них Передовом хребте [Панов, 1993].
Климатические реконструкции для оптимума голоцена. Климатический оптимум голоцена на Кавказе приходился на вторую половину атлантического периода (6-5,5тыс. л.н.) и характеризовался усилением западного переноса воздушных масс из Атлантики, усилением океаничности климата, оптимальным для биоты соотношением между увлажненностью и приходом тепла, повышением лесного пояса до наивысшего уровня [Борзенкова идр., 1992; Хотинский, 1982; Atlas..., 1992].
Эти общие положения признаются всеми исследователями. Мы проанализировали все известные палеоклиматические реконструкции оптимума голоцена, включающие Большой Кавказ. Реконструкции, опубликованные А.А. Величко и В.А Климановым [Величко, Климанов, 1990] и хорошо согласующиеся в равнинной части с па- леоклиматическими схемами Н.А. Хотинского и С.С. Савиной [Хотинский, Савина, 1985], показывают небольшие отрицательные аномалии июльской температуры (-0,3°С), положительные - январской (+2,0°С) и значительные положительные аномалии осадков (в среднем 25%). В работе [Atlas..., 1992] даны такие же отклонения температуры, но меньшие для осадков (+100 мм, что соответствует +16%). Согласно И.И. Борзенковой [1992, 2002], Центральный Кавказ оказывается в зоне небольших положительных аномалий осадков (не более 50 мм), причем отклонения температуры и лета и зимы составляют около +1,0°. В обобщающей работе [Соломина, 1999] также сделан вывод о влажном характере климата Центрального и Восточного Кавказа в атлантический период.
Помимо рассмотренных реконструкций для равнинных территорий, для высокогорья Центрального Кавказа имеются и непосредственные палинологические данные, полученные в двух районах северного склона: в урочище Криют в междуречье Чегема и Черека Безенгийского (Н=2150 м над у.м.) [Серебрянный и др., 1984] и на северном склоне Эльбруса в долине р. Кызыл- Кол (Н=2530 м) [Карташова и др., 1988]. Сравнивая палеоклиматические выводы авторов, можно констатировать, что, во-первых, они не противоречат друг другу, а во-вторых, свидетельствуют об ином характере изменений климата в высокогорье, чем на прилегающих равнинах.
В урочище Криют изучались болота, в одном из которых представлен наиболее полный разрез отложений голоцена. К атлантическому периоду отнесен комплекс слоев сапропелей с высоким содержанием пыльцы широколиственных деревьев и термофильных кустарников, что указывает на наиболее теплый и влажный климат за все время существования болота [Серебрянный и др., 1984]. Общий подъем верхней границы леса авторы оценивают в 300 м по сравнению с современным положением, а абсолютные значения температуры января и июля в пик оптимума голоцена, соответственно, -4...-5°С и 14—15°С. Реконструкции осадков авторы не проводили, заметив лишь, что климат в пик оптимума был «умеренно холодный и влажный».
Во втором случае, при исследовании торфяника возрастом 7500 лет на северном склоне Эльбруса [Карташова и др., 1988], климатическая обстановка голоцена восстанавливалась по комплексу пыльцы травянистых растений. Ее преимущество перед пыльцой древесно-кустарниковых пород в том, что она плохо переносится ветром и потому надежнее фиксирует принадлежность каждой пробы разреза определенным высотно-растительным поясам и их смену в течение всего времени существования торфяника. В атлантический период данный торфяник находился на границе лесного и субальпийского поясов. Подъем лесного пояса авторы также оценивают в 300 м, а температуры июля и января - в 11,3° и -7,2°С. К сожалению, как пишут сами авторы, они «не взяли на себя смелость фитоценотиче- скими и палинологическими методами восстанавливать осадки за 7 тыс. лет» и даже не попытались дать им качественную оценку.
Из этих работ следует, что величина положительных отклонений температур в период оптимума голоцена в высокогорье Кавказа была значительно больше, чем на прилегающих равнинах. Чтобы оценить эту величину, мы нанесли

вышеприведенные данные палеотемператур января и июля на современный график изменения температуры с высотой. Принимая вертикальный температурный градиент таким же, как и в настоящее время, мы получили среднюю величину положительных отклонений температуры в январе ~3°С, в июле ~2°С (оба значения с точностью ±0,5°). Июльская аномалия практически совпадает с тем ростом температуры, который необходим для продвижения лесного пояса вверх на 300 м. Тем самым наш расчет оказался дополнительным подтверждением обоснованности палеоклимати- ческой реконструкции в анализируемых работах.

Много сложнее обстоит дело с определением осадков. Сезонные перемещения летом азорско- го антициклона всегда способствуют на Кавказе росту температуры и установлению ясной погоды [Темникова, 1959]. В Приэльбрусье во второй половине 1-го тысячелетия н. э. одновременно с продвижением в горы лесной растительности исчезали ледники с горных перевалов и прекращалась лавинная деятельность [Тушинский, 1968], что свидетельствует как о росте температуры, так и о резком снижении количества осадков. За последнее тысячелетие влажность климата на юго- востоке Восточно-Европейской равнины всегда уменьшалась во время вековых потеплений [Кренке и др., 1989].
В пользу предположения об относительной сухости на Кавказе в изучаемое время говорят исследования И.И. Тумаджанова [1961], посвященные истории лесов Северного Кавказа. Согласно ему, сосновые и березовые леса - наиболее характерные формации древнего перигляциала - в послеледниковое время продвигались вслед за отступающими ледниками в более высокие пояса и постепенно замещались на склонах гор широколиственными лесами. При этом наибольшее продвижение растительных поясов в горах происходило в среднем голоцене, что автор объясняет не только усилением теплоприхода, но и возросшей сухостью, а эпоху среднего голоцена он называет «ксеротермической». В условиях более сухого, чем современный, климата того времени происходило вытеснение бука в более влажные пояса, появление в составе леса гемиксерофитов, частичное обезлесение южных склонов и распространение на них нагорно-ксерофильных и степных формаций.
На основании изложенного представляется, что из всех возможных условий увлажнения, по крайней мере, в низкогорье, более вероятен «сухой» вариант. Однако надо иметь в виду, что высокогорный климат будет реагировать на «иссушение» иначе, чем климат всего остального региона. Повышение температуры на 2-2,5°С в
теплый период года, когда осадки в высокогорье преимущественно и выпадают, может повысить уровень конденсации всего на 300-400 м, что не отразится на интенсивности и продолжительности выпадения осадков. Даже если предположить, что относительное уменьшение осадков происходило на всех уровнях гор одинаково, то на годовой сумме в абсолютном выражении это скажется в высокогорье существенно меньше, чем в нижних поясах, учитывая сильный рост осадков с высотой. Гребни высоких гор всегда перехватывают максимальное количество влаги воздушных потоков, которая при отсутствии гор могла бы и не выпасть в виде осадков. Достаточно указать на соседство пустынь и мощного оледенения горной части субтропической зоны Азии. Уже сам факт того, что отклонения температуры в высокогорье оказались заметно больше, чем на окружающих равнинах, служит свидетельством также и повышения осадков, поскольку с ростом температуры воздуха в нем увеличивается содержание водяного пара, а орографические факторы резко усиливают процессы конденсации и осадконакопления. Поэтому не исключено, что при общей тенденции к увеличению сухости на Кавказе интенсивность выпадения осадков в верхнем гляциальном поясе мало менялась или даже увеличивалась, и качественная оценка этого периода как влажного [Се- ребрянный и др., 1984] справедлива.
Прогнозируемое состояние оледенения. В среднем по Северному макросклону высота границы питания может повыситься при уменьшении увлажнения на 450 м, в случае практического равенства современным условиям - на 350 м, а в ситуации значительного повышения влажности - на 200 м. Соответственно величины абляции- аккумуляции на границе питания в первом случае должны будут сократиться на 200 мм (~15% от современных значений), во втором - не изменятся, а в третьем - увеличатся на 300 мм (23% от современных). В приводораздельных районах, благоприятных в настоящее время для осадконакопления, отступание горных ледников будет меньше, чем в среднем по макросклону. Подъем границы питания может составить при сокращении осадков 350 м, при неизменном количестве - 250 м, при увеличении - 150 м. Значения абляции- аккумуляции на высоте границы питания в первом варианте останутся неизменными, во втором и третьем - должны будут увеличиться на 250 мм (13%) и 500 мм (30%).

Таким образом, при разных сочетаниях аномалий температуры и осадков подъем гляциаль- ного пояса неизбежен. При этом «сухой» вариант увлажнения вызовет наибольший подъем границы питания - от 350 до 450 м, а интенсивность

массообмена изменится мало - не более 15% от современного значения, или не изменится совсем. При «влажном» варианте подъем границы питания будет существенно ниже (150-200 м), а интенсивность абляции-аккумуляции - значительно выше (23-30% от современных величин).
Для оценки отступания ледниковых языков был применен метод Гефера, согласно которому колебания высот границы питания и концов языков связаны соотношением 1:2 [Тушинский, 1949]. В таком случае смещение вверх концов ледников составит в случае уменьшения годовых осадков 700-900 м, а в случае увеличения - 300-400 м.
Итак, в условиях климата, соответствующих оптимуму голоцена, гляциальный пояс должен заметно сместиться вверх. Подъем гляциологических уровней будет меньше, чем в среднем на всем северном макросклоне, в более благоприятных для накопления твердых осадков местах - в при- гребневых участках Главного Кавказского хребта за широкими перевалами или на южных склонах Бокового хребта. Повышение границы питания должно будет составить 150-200 м, а концов ледников - 300-400 м.              '              '
<< | >>
Источник: А.А. Величко. Климаты и ландшафты Северной Евразии в условиях глобального потепления. Ретроспективный анализ и сценарии.. 2010

Еще по теме Центральный Кавказ:

  1. КАВКАЗ.
  2. Англичане на Кавказе.
  3. Французы на Кавказе.
  4. Итальянцы на Кавказе.
  5. СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ
  6. Кавказ
  7. РАЗДЕЛ 5 ОСНОВЫ ГЕОПОЛИТИКИ И КАВКАЗ
  8. Кавказ и империя
  9. Американцы на Кавказе-
  10. Ответ известен — «Кавказ»
  11. РАЗДЕЛ 4 СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ И ПРОБЛЕМЫ КАВКАЗА
  12. Борьба на Кавказе
  13. Покорение Кавказа
  14. Шпионские сети на Кавказе
  15. ЭНЕОЛИТ НА ДРЕВНЕМ КАВКАЗЕ
  16. На Кавказ за нефтью