<<
>>

3.1. Влияние изменений климата на динамику и структуру экономического роста

Влияние изменений климата на экономику России становится все более ощутимым. С точки зрения экономической безопасности рассмотренные выше последствия указанного влияния па состояние здоровья населения в целом означают снижение производительности труда и качества рабочей силы из-за негативного воздействия экстремальных и опасных природных явлений, изменения среды проживания и хозяйственной деятельности, которые, в конечном счете, перевешивают позитивные медико- экологические эффекты климатических изменений. По нашим расчетам, ущерб от снижения производительности труда только вследствие аномально жаркого лета 2010 г. и связанных с ним пожаров и смога составил порядка 250—280 млрд рублей, или около 0,6 % ВВП.4Г' Не менее значимы материальные потери от экстремальных и опасных природных явлений погодно-климатического характера. По нашей оценке, в конце 1990-х — начале 2000-х годов они составляли в среднем в год не менее 0,5 % ВВП, и при этом темпы их роста вдвое превысили темпы роста ВВП.28

Дело, однако, не ограничивается последствиями только экстремальных и опасных природных явлений. Изменение окружающей среды, природных условий функционирования хозяйственного комплекса вследствие глобальных и региональных климатических перемен также существенным образом, хотя и по- разному, влияет на динамику и структуру экономического роста, развитие базовых отраслей и регионов страны. Как отмечается в Климатической доктрине Российской Федерации: «Последствия изменений климата различны для регионов Российской Федерации, а в пределах одного региона по-разному влияют па группы населения, отрасли экономики и природные объекты... Население, природные объекты, объекты экономики, военные объекты и объекты государственной инфраструктуры различаются по характеру и степени их уязвимости к неблагоприятным последствиям изменений климата».29

Изменения климата обусловливают потребность в изменении сложившихся условий хозяйствования, которые, в свою очередь, требуют перемен в образе жизни и экономическом поведении населения и способах ведения хозяйства на всех уровнях. На микроэкономическом уровне эти перемены предполагают изменения в деятельности домохозяйств, а также изменения производственных технологий и форм организации и управления предприятиями, обеспечивающие их адаптацию к новым климатическим и погодным реалиям. На мезо- и макроэкономическом уровнях возникает необходимость корректировки среднесрочных и долгосрочных программ отраслевого и регионального развития, а также экономической политики в региональном и федеральном масштабах исходя из специфики последствий изменений климата для экономики конкретных территорий.

3.1.1. Прямые последствия изменений климата для экономики России

Изменения климата влекут за собой двоякого рода последствия для экономики страны.

Прямые последствия включают реальные и ожидаемые изменения условий хозяйствования, которые обусловлены уязвимостью экономики в целом, ее отдельных производств и комплексов, домохозяйств к климатическим флуктуациям и которые на макроэкономическом уровне проявляются в изменении динамики, структуры и технологического уклада развития экономики. При этом имеются в виду изменения условий хозяйствования как препятствующие, так и благоприятствующие развитию конкретных производств и территорий.

Косвенные последствия связаны уже не с изменениями условий хозяйствования, а с реакцией экономической системы на эти изменения. Указанная реакция реализуется через снижение или смягчение хозяйственного воздействия на іошматообразующие факторы (снижение техногенных выбросов парниковых газов, более эффективные формы землепользования и др.) либо путем адаптации основных элементов экономической системы (домохо- зяйегв, производств и комплексов) к изменившимся обстоятельствам на основе новых технологий строительства и оборудования хозяйственных объектов и сооружений, новых технологий и форм организации в аграрном, лесном, водохозяйственном и других комплексах.

Оценка прямых последствий изменений климата для экономики на период до 2030 г.

исходит из инерционного сценария ее развития. Его выбор обусловлен двумя причинами. Первая из них заключается в самой методологии такой оценки, которая предполагает рассмотрение эффекта воздействия изменений климата на сложившиеся условия хозяйствования без их последующих изменений в результате возможных корректив экономической политики (как было отмечено выше, это уже является предметом анализа косвенных последствий изменений климата для экономики). Вторая причина — особенности ситуации в самой российской экономике. За последние 20 лет динамика ВВП испытала стремительное падение, впечатляющий взлет, затем торможение, но в целом за период 1990—2009 гг. экономический рост носил восстановительный характер. Изменения в структуре и технологическом укладе хозяйственного комплекса выразились в значительном увеличении вклада сферы услуг в ВВП и некотором улучшении ее технической оснащенности, в то время как для реального сектора экономики (за исключением строительства) была характерна прямо противоположная тенденция. Принятые Правительством программы, ориентированные на переход экономики России на инновационный путь развития, продвигаются с огромным трудом: по официальной оценке, стратегия социально- экономического развития страны в 2000—2010 гг. реализована не более чем на 2/5. Серьезные дополнительные сложности на пути ускорения и улучшения качества экономического роста создал экономический кризис: эффект торможения, включая динамику инвестиций, в России оказался наиболее тяжелым среди стран «большой двадцатки».

В связи с этим закономерно, что прогнозы социально- экономического развития страны на период до 2030 г., разра- ботанные накануне кризиса в РАН (Институтом народнохозяйственного прогнозирования) и в Минэкономразвития Российской Федерации, предусматривают более высокую вероятность реализации инерционного сценария по сравнению с инновационным.30Согласно этим прогнозам (далее приводятся цифры правительственного прогноза), как минимум до 2020 г. в экономике России сохранится доминирование сырьевого (включая нефтегазовый) сектора, вклад которого в ВВП составит не менее 20 %. Среднегодовые темпы прироста ВВП в периоды 2010—2020 и 2020— 2030 гг. будут на уровне 4 %. Население сократится до 140 млн человек в 2020 г. и 137 млн человек в 2030 г.; сохранятся, а в отдельных случаях усилятся региональные диспропорции в развитии экономики.31

Указанному сценарию будет соответствовать тенденция преимущественного сохранения до 2030 г. присущего существующей структуре и технологическому укладу экономики характера (типа) уязвимости хозяйственного комплекса к изменениям климата, со свойственной ему противоречивостью последствий указанных изменений для экономики. Подробно, в секторальном и региональном разрезах, они рассматриваются ниже (см. разделы 3 (п. 3.2) и 4). Здесь же ограничимся кратким обобщением, поясняющим упомянутую противоречивость последствий.

С одной стороны, останутся актуальными и, вероятно, усугубятся проблемы развития производственной (включая энергетическую) и социальной инфраструктуры, а также транспорта в северных регионах страны, обусловленные деградацией вечной мерзлоты, и проблемы сдерживания темпов роста производства is наиболее погодочувствительных секторах экономики (сельское, лесное, водное хозяйства, транспорт, туристско-рекреационный комплекс), которые дают примерно треть производства ВВП. :)то обусловлено существенным изменением режима осадков и резкими колебаниями температуры в прогнозируемый период. Причиненный ущерб при существующих тенденциях изменения регионального климата, включая экстремальные и опасные природные явления, может достигать в среднем в год 1—2 % ВВП.Г'° В частности, как уже отмечалось выше, ущерб экономике только от последствий аномально жаркого лета 2010 г. составил порядка 500 млрд рублей, или примерно 1,2 % ВВП. При этом на отдельных, причем достаточно обширных территориях этот показатель может быть существенно выше — 4—5 % регионального ВВП. В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации отмечается, что примерно к 2030 г. могут возникнуть климатические барьеры, тормозящие экономический рост. Анализ ситуации, сложившейся к 2010 г., доказывает, что некоторые признаки таких барьеров уже проявились, и, таким образом, упомянутая прогнозная оценка выглядит вполне реалистичной.

С другой стороны, в том же государственном документе, отмечаются «окна возможностей», которые могут открыться к 2030 г. для развития экономики в связи с климатическими изменениями. Они связаны с обусловленной потеплением климата и благоприятной для значительной части территории России тенденцией сокращения отопительного сезона и соответственно потребностей и затрат на топливо и отопление (при этом чистые выгоды могут составлять в среднем в год порядка 200—250 млрд рублей32) и, кроме того, с тенденцией увеличения продолжительности вегетационного периода, расширения зоны земледелия и, следовательно, роста сельскохозяйственного производства и укрепления продовольственной безопасности страны, а также увеличения сроков навигации и соответственно возможностей развития водного транспорта и т. д.

Представляется, что совокупный эффект перечисленных тенденций в отношении прямых последствий изменений климата для экономики страны в период до 2030 г. будет характеризоваться некоторым превышением издержек (включая, прежде всего, ущерб от опасных природных явлений) над упомянутыми выгодами. Вместе с тем, это обстоятельство мало отразится на макроэкономических индикаторах развития экономики России в целом, > отя в отдельных регионах страны эффект торможения может быть ощутимым.

Оценка прямых последствий изменений климата для экономики России за пределами 2030 г. весьма проблематична. Сложность заключается не только в прогнозе изменений климата, неопределенность результатов которого постоянно подчеркива- I

гея ведущими отечественными и зарубежными специалистами. • )ценка перспектив экономического развития страны и непосред- | твенно связанной с ней степени уязвимости хозяйственной системы к указанным изменениям за пределами 20-летнего горизонта прогнозирования выглядит еще менее надежной. Прежде нсего, это связано с сохраняющимся противоречием во внутренней политике между принятыми официальными установками на модернизацию экономики и ее переход на инновационный путь і ізвития, с одной стороны, и реальной структурой консолидиро- II

і иного (федерального и регионального) государственного бюд- кета, а также расходов корпоративного сектора и домохозяйств, I другой стороны.

Преодоление отмеченного принципиального противоречия и пределах ближайшего десятилетия позволило бы осуществить чн версификацию и модернизацию всей экономики после 2030 г. І Іомимо социально-экономических выгод, это обеспечило бы лучшие возможности для сокращения техногенных выбросов парниковых газов и связанных с ними дополнительных рисков климатических изменений, а кроме того, возможности для адаптации \о:іяйственного комплекса и населения России к изменениям г. л н мата с точки зрения как смягчения их негативных последний, так и использования создаваемых ими благоприятных воз- южн остей для развития экономики. В этом случае упомянутый р. шее баланс издержек и выгод для экономического роста оказал- н бы положительным.

Некоторые исследователи полагают, что так и будет. В частії їсти, известный американский экономист Р. Мендельсон счита- г, что Россия — едва ли не единственная в мире страна, которая после 2050 г. может получить прибавку к росту ВВП до 0,6 %.

Представляется, однако, что такие выводы как минимум преждевременны. Как показывают опыт и модельные расчеты, для климатических флуктуаций характерны внезапность и резкость перемен, сопровождающихся существенным ущербом для здоровья людей и экономики. При этом регионы, еще недавно рассматривавшиеся как бенефициары изменения климата, могут превратиться в проблемные территории. Это имеет прямое отношение и к России. Вместе с тем, как представляется, нет оснований и для избыточного алармизма.

Однако в любом случае преодоление вышеупомянутого противоречия относится уже к сфере поведения самой экономической системы, в частности ее реакции на изменения климата и обусловленные ими перемены в условиях хозяйствования, т. е. к области косвенных последствий изменений климата для экономики. До недавних пор (рубежом, на наш взгляд, может стать принятие в конце 2009 г. Климатической доктрины Российской Федерации), отечественная экономическая политика слабо учитывала фактор изменений климата, воспринимая, и то ограничено, лишь сигналы, связанные с опасными гидрометеорологическими явлениями и причиняемым ими ущербом. Значительное (более трети) сокращение объема техногенных выбросов парниковых газов, достигнутое за последних два десятка лет, никак не было сопряжено с указанным фактором. Как известно, оно стало побочным результатом (в экономических терминах — положительной экстерналией) тяжелого экономического кризиса и глубокого промышленного спада в 1990-е годы и — в существенно меньшей мере — нынешней рецессии. Не секрет, что некоторое снижение энергоемкости производства, достигнутое за то же двадцатилетие, и заявленный руководством России прогрессивный курс на дальнейшее ее сокращение к 2020 г. на 40 % в определяющей мере обусловлены причинами экономического (повышение эффективности и конкурентоспособности хозяйства), а не экологического и климатического (снижение уровня техногенных выбросов загрязняющих веществ и парниковых газов) характера.

Однако в период до 2030 г., причем, скорее всего, уже к 2020 г., ситуация может существенно измениться. Прежде всего, это связано с влиянием набирающих обороты процессов глобализации и модернизации мировой экономики, в которых фактор климатических изменений — как реальная причина или, что намного вероятнее, как убедительный предлог и катализатор качественных перемен в экономике, а также инструмент ограничений контрагентов и стимул для поощрения собственных производителей в конку[)ентной борьбе за ускоренный переход к новому технологическому укладу — будет играть все более заметную роль. Этот климатически обусловленный вызов потребует от России уже в ближайшие годы значительно ускорить процесс Модернизации хозяйственного комплекса, чтобы надолго не остаться в арьергарде мирового экономического сообщества.

<< | >>
Источник: В. М. Катцов, Н. В. Кобышева, В. П. Мелешко и др.. Оценка макроэкономических последствий изменений климата на территории Российской Федерации не период до 2030 г. и дальнейшую перспективу. 2011

Еще по теме 3.1. Влияние изменений климата на динамику и структуру экономического роста:

  1. Влияние изменений климата на миграционные процессы
  2. Влияние изменения климата на распространенность инфекционных заболеваний
  3. 3. ПОСЛЕДСТВИЯ ИЗМЕНЕНИЙ КЛИМАТА ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ
  4. 3.2. Влияние изменений климата на развитие отдельных секторов экономики
  5. 6.3. Экономическая политика (инвестиционная, инновационная политика) с учетом фактора изменения климата
  6. 2.4 Влияние деформационного старения на изменение тонкой структуры сталей.
  7. 5. АДАПТАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ К ИЗМЕНЕНИЯМ КЛИМАТА
  8. Изменение климата в кайнозое
  9. 32.1. ПОНЯТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  10. Влияние лимитирующих факторов на скорость роста
  11. 32.2. ИСТОЧНИКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  12. 1.1. Наблюдаемые и ожидаемые глобальные изменения климата
  13. 2. СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ИЗМЕНЕНИЙ КЛИМАТА
  14. Риски китайского экономического роста
  15. 32.3. ЭВОЛЮЦИЯ ТЕОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  16. I 2 И.тлюлаемые изменения климата на территории России I