<<
>>

Историческое развитие темы вымышленных языков в литературе

История развития естественных языков насчитывает не одну сотню тысяч лет. По данным последних исследований общемировой праязык, то есть самый первый язык человечества, появился по разным подсчетам от 250000 до 500 000 лет назад [182].

Собственно искусственные языки начали появляться гораздо позже.

Самой первой попыткой создания искусственного языка был проект философа Алексарха, который в 316 году до нашей эры основал у горы Афон город Уранополис. В числе различных утопических нововведений присутствовал и уникальный, искусственно созданный язык, однако никакой информации о нем не сохранилось. Долгое время место всеобщего языка занимала латынь, однако в XVI веке, когда роль латинского языка, как языка международного общения, постепенно стала снижаться, вопрос о создании искусственного языка вновь стал интересовать ученых и философов [127, с.71]. В 1617 году был опубликован трактат Гуго Гроция, в котором разрабатывался ряд проблем всеобщего искусственного языка. 1629 годом датируется известное письмо Р. Декарта аббату Мерсенну, где закладываются основы универсального языка. В 1650 году
появился проект «Lingua Universalis» Ф. Лаббэ, который дал родовое название языкам такого типа. В общей сложности в XVII веке в Европе появился 41 проект искусственных всеобщих языков разного типа [141, с.162].

И только 1868 году в Париже был создан первый, официально зарегистрированный искусственный плановый язык, под названием «универсалглот». Однако этот проект Жана Пирро привлек внимание лишь отдельных лингвистов, но не был широко известен [175]. До этого искусственные языки создавались не как цельные языковые системы, а, скорее, как идеи или проекты таких языков. XVIII век принес 50, а XIX - уже 246 проектов искусственных языков [134, с.14].

Можно предположить, что отдельные элементы вымышленных языков появлялись в художественной литературе с самого ее возникновения, так как такими элементами в широком смысле можно считать любой термин, придуманный автором для обозначения какого-либо понятия или концепта, и не существующий в рамках естественного языка, например, названия городов, стран, рек и т.п. [145, с.5].

Можно сказать, что вымышленный язык это «литературный потомок» искусственного языка, и первые вымышленные языки во многих художественных произведениях решали те же задачи, которые искусственный язык был призван решить в реальности: преодоление недопонимания между людьми-носителями разных языков и исправление естественно возникших недостатков «живых» языков. Кроме того, несмотря на то, что гипотеза лингвистической относительности была сформулирована лишь в 30-х годах XX века, идея о связи языка и мышления была абсолютно не нова как для науки, так и для литературы. Поэтому, вымышленный язык с самого начала своего существования как явления, также часто был своеобразным «окном» в сознание и мысли описываемых авторами вымышленных народов.

Вымышленный язык играет важную роль в поэтике многих произведений, но появляется язык в художественном мире произведения как его существенная составная часть вместе с появлением жанра утопии - старейшего из тех, где они употребляются. Специфика утопии, как правило, подразумевает существование идеального общества, так или иначе обособленного от общества реального.

Учитывая огромную роль языка в жизни любого социума, автор утопии часто не мог обойти стороной эту тему. Поэтому многими авторами утопий создавался новый вымышленный язык, главной целью которого было подчеркнуть обособленность и отличия утопического общества от общества реального.

Название жанра «утопия» происходит от одноименного произведения Томаса Мора («Utopia», 1516), написанного на латинском языке, и впервые в литературе подробно описывающего вымышленный язык. Выбор автором латинского языка повествования был обусловлен его «целевой аудиторией» - в те времена латинским языком владели лишь знать и духовенство - то есть наиболее образованная верхушка общества. Использованные автором для создания вымышленного языка греческие корни (например, «цинамерные» и

«гранемерные» дни месяца, названия ряда должностей (сифогрант, адем) и пр. [141, с.163]) лишь усиливали эффект «элитарности» произведения,

предназначенного для образованных современников. Мор не останавливается на простом упоминании факта существования особого утопического языка, но и приводит его алфавит и целое четверостишие.

Созданный Томасом Мором вымышленный язык, несомненно, играет важную роль в поэтике «Утопии». В данном произведении он выступает в нескольких функциях. В мировоззренческой функции язык позволяет читателю лучше понять образ мыслей утопийцев. Он усиливает эффект обособленности жителей острова от остального мира и их исключительности. Язык в данном случае является не только «орудием» обмена информацией, но и в какой-то степени отражает сознание утопийцев, их мышление. Утопийцы, во многом благодаря их языку, считали себя единой нацией с едиными общими целями и стремлениями, а возможно, и с общим коллективным сознанием. «Именно общий язык является одной из главных составляющих «счастья» и гармонии общества» [141, с.159]. Гармонический, заведомо идеальный язык определяет и соответствующее ему гармоническое мышление утопийцев. В создании утопического языка Мор использует греческий язык Священного Писания, древней философии. Это обусловливается тем фактом, что эпоха Возрождения рассматривала античность как идеал, соответственно, утопический (греческий) язык в сочетании с латинским языком повествования в произведении не только использовался как своеобразное «послание для посвященных», но и как пример «идеального» языка.

Также утопический язык играет жанрообразующую роль. Мор был автором самого термина «утопия», а данную его книгу справедливо считают первым произведением одноименного литературного жанра. Утопический язык относится к вымышленным языкам с заимствованием неких элементов естественных языков, так как он был основан с использованием греческого и латинского языков. Утопический язык, как пишет сам Т. Мор, «не скуден словами, не без приятности для слуха и не лживей другого передает мысли» [12, с.209]. Кроме того, Т. Мор четко показывает роль языка в обществе: от образования до политики и власти. Существенно то, что язык этот сконструированный, искусственный, намеренно введенный в обиход самими «утопийцами» не только для создания коллективного сознания, но и в какой-то степени самоконтроля общества, когда с самых ранних лет утопийцы обучались школьным дисциплинам на родном языке. С самого детства, этот язык заранее обусловливал и даже формировал образ мыслей и поведение утопийцев, прививая детям нормы и правила данного общества. Утопический язык использовался его носителями не только как язык коммуникации, но и как научный - аналог латыни в современной Т. Мору Европе. Кроме того, утопический язык усиливал эффект обособленности утопийцев. Вымышленный язык подчеркивал тот факт, что утопийцы существенно отличаются от европейцев, не только своим языком, но и своим мировоззрением. С одной стороны, вымышленный язык использовался как отражение обособленности, «инакости» утопийцев, а, с другой стороны, сохранял понятную лишь для избранных смысловую нагрузку некоторых слов и названий (Utopia - «несуществующее место»; Hythlodaeus - «тот, кто говорит чепуху»; Anydrus (река) - «безводная»). Итак, в поэтике данного произведения четко прослеживается мировоззренческая роль вымышленного языка.

Можно отметить, что и другая известная утопия - «Город Солнца» («La Citta del Sole», 1602) Т. Кампанеллы также не обошла стороной тему универсального языка. Однако его довольно скудное описание не позволяет нам говорить о нем как о полноценном вымышленном языке, в первую очередь потому, что рассказчик вполне понимает речь граждан Города Солнца.

Среди утопий, описывающих вымышленные языки можно отметить также и «Новую Атлантиду» Фрэнсиса Бэкона (опубликована в 1624 на латинском («Nova Atlantis») и в 1627 на английском языке («New Atlantis»); (у атлантов есть свой собственный язык, но они хорошо знают европейские языки и общаются с высадившимися на острове моряками по-испански); «Историю севарамбов» («Histoire des Sevarambes», 1677-1679) французского писателя Дени Вераса («язык, мягкий и величественный, в произношении похож на греческий и на латинский» [1, c.121], обитатели Севарамба также хорошо знают европейские языки), «Путешествие в Икарию» («Voyage en Icarie», 1840) Этьена Кабе, в которой автор формулирует главные принципы универсального и всеобщего языка: «язык в высшей степени правильный и простой, все слова которого пишутся, как говорятся, и произносятся, как пишутся. Правила этого языка немногочисленны и не имеют никаких исключений, все слова, правильно образованные из небольшого числа корней, имеют совершенно определенное значение, грамматика и словарь так просты, что они содержатся в этой маленькой книге, и изучение этого языка так легко, что любой человек может научиться ему в четыре-пять месяцев. Рано или поздно все народы примут его взамен своего или в дополнение к нему, и икарийский язык станет когда-нибудь языком всего мира» [7, c.84].

Утопические мотивы прослеживаются и в книге Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера» («Gulliver’s Travels», 1726). В четвертой части книги Гулливер попадает в страну гуигнгнмов - разумных и добродетельных лошадей, рядом с которыми живут дикари - йеху, в которых путешественник узнает одичавших людей. Данная часть книги в первую очередь интересна с точки зрения использования автором вымышленного языка не только в

мировоззренческой и жанрообразующей, но и в пародийной функции. Прежде всего, пародийный характер описываемого автором языка можно заметить в описании его фонетической стороны. Язык гуигнгнмов по своему звучанию напоминает лошадиное ржание. Звуки в основном являются носовыми или гортанными, и, будучи похожими на датские или немецкие, звучат гораздо «изящнее и выразительнее» [15, с.333]. Дж. Свифт не только описывает характеристики вымышленного им языка - он говорит и о связи языка и сознания, о влиянии языка на мышление, а, значит, и на всю жизнь общества его носителей. Так, например, следствием отсутствия концепта «ложь» в языке гуигнгнмов, является их неспособность понимать шутки или метафоры.

Вымышленный язык гуигнгнмов использован автором одновременно в мировоззренческой и пародийной функции, остальные же вымышленные языки в произведении играют роль художественной детали, дополняющей образ фантастических народов книги. Язык гуигнгнмов с точки зрения объема языкового материала относится к группе упомянутых автором вымышленных языков - так как автор не приводит примеров текста на данном языке, а лишь описывает некоторые его характеристики. И, хотя и не описанный автором детально, вымышленный язык гуигнгнмов, с учетом классификации языков по реальной языковой основе, можно отнести к собственно вымышленным языкам.

Дж. Р. Р. Толкин - автор знаменитой трилогии «Властелин колец» («The Lord Of the Rings», 1954-1955) - уделял особое внимание вымышленным языкам во всех своих произведениях. История вымышленных языков Толкина, использованных автором в «Хоббите» («The Hobbit, or There and Back Again», 1937) и «Властелине колец», начинается с его «Сильмариллиона» («The Silmarillion», 1977) - сборника мифов и легенд Средиземья, работа над которым началась еще в 1914 году [170, с.150]. Именно для этой книги Толкин изобрел целую систему вымышленных языков, которые затем, в основном благодаря трилогии, получили не менее широкую известность, чем сами книги.

Дж. Р. Р. Толкин был филологом, хорошо знакомым со многими европейскими языками, что, несомненно, отразилось на его произведении. Фэнтези Дж. Р.Р.

Толкина возрождает традицию, начатую Томасом Мором, который создал вымышленный язык жителей Утопии, взяв за основу персидский и греческий языки. Толкин также использовал естественные языки в качестве основы для создания языков вымышленных. Так, например, язык эльфов квенья был основан на финском языке, с добавлением некоторых черт латыни и греческого [172].

«Толкин еще подростком разработал несколько собственных языков, - пишет биограф Дж. Р. Р. Толкина Х. Карпентер, - и некоторые из них были доведены до уровня значительной сложности. Можно сказать, что весь мир Средиземья был выстроен «вокруг» вымышленных Толкином языков [170, c.228], ведь сначала автор придумал язык эльфов и лишь после этого он создал и описал мир, в котором этот язык мог бы быть использован [158, с.56]. Толкин назвал его «квенья», и к 1917 году он достиг высокой степени изощренности: словарь его насчитывал несколько сотен слов (несмотря на то, что число корней в нем было довольно ограниченным). Квенья, как и любой «настоящий» язык, происходил от более древнего языка; и от этого «праэльдарского» Толкин произвел второй эльфийский язык, существовавший одновременно с квеньей, но использовавшийся другими народами эльфов. Это наречие, в конце концов, было названо «синдарином» или «синдарским». Его фонологию Дж. Р. Р. Толкин построил по образцу валлийского, который шел сразу после финского по степени близости его лингвистическим предпочтениям» [158, с. 88].

Каждый из более чем двух десятков описанных Дж. Р. Р. Толкином вымышленных языков имел свою историю развития, культуру и носителей. Эти языки оказались настолько хорошо развиты и описаны автором, что стали распространяться за рамки художественного мира отдельных книг. Роль вымышленных языков в поэтике произведений Дж. Р. Р. Толкина огромна. Можно сказать, что вымышленные языки являлись одними из центральных элементов, на основе которых автор выстроил целую фантастическую вселенную. Толкин использовал вымышленные языки не только как художественную деталь, но и, что более важно, в их сюжетообразующей и жанрообразующей функции. Языки Дж. Р. Р. Толкина идеально отражают мышление своих вымышленных носителей.

Квенья - язык эльфов - певучий язык, известный своей красотой, языки гномов или орков также соответствуют своим носителям - эти языки звучат «тяжелее» за счет обилия согласных - глухих у гномов и звонких у орков.

Вымышленные языки Дж. Р. Р. Толкина, идеально «отшлифованные» его талантом лингвиста и филолога, существенно расширили представления о роли вымышленных языков в поэтике художественных произведений. Дж. Р. Р. Толкин наглядно показал, что лишь сама идея существования вымышленного языка может быть причиной появления целой вымышленной вселенной, в которой данный язык мог бы использоваться. Сам факт того, что вымышленный Толкином язык квенья, использованный как стилистический прием в «Сильмариллионе», стал применяться в реальной коммуникации, наглядно показывает наличие интереса и потребности общества в вымышленных языках. Языки Средиземья являются одними из наиболее изученных вымышленных языков - сам автор не раз публиковал работы, связанные непосредственно с данными вымышленными языками. Поэтому языки, так детально разработанные автором можно отнести к группе полностью описанных вымышленных языков. С точки зрения степени использования реальной языковой основы вымышленные языки Дж. Р. Р. Толкина можно отнести к группе собственно вымышленных языков.

Вслед за жанрами утопии и фэнтези, которые, по различным причинам, довольно часто использовали вымышленные языки, вымышленные языки в своих произведениях стали использовать и авторы окончательно оформившегося в XX веке жанра негативных утопий [73, с.61]. Так, Дж. Оруэлл использовал вымышленный язык «новояз» в своей дистопии «1984» (1949). Автор включил в роман в форме приложения эссе «Принципы новояза» («Principles of newspeak»), в котором объясняются базовые принципы построения этого вымышленного языка. Дж. Оруэлл в своей книге усиливает мотив взаимосвязи сознания и языка. Более того, язык в данной дистопии становится орудием массового контроля сознания. С помощью новояза власть Океании стремится подавить в людях способность мыслить. В книге «1984» новояз образовался из английского языка (oldspeak) путем сокращения и упрощения его словаря и грамматических правил.

Вымышленный Дж. Оруэллом язык, несомненно, играет важную роль в поэтике его дистопии «1984» и выполняет одновременно жанрообразующую (дистопия) и мировоззренческую функцию. Использование такого вымышленного языка позволяет читателям рассматривать общество Океании под новым углом, позволяет понять и прочувствовать атмосферу, царящую не только вокруг действующих героев произведения, но и «внутри» них - в их мыслях и сознании. Описывая вымышленный язык, автор представляет читателям возможность «примерить на себя» новояз, представить, каким образом данный язык мог бы функционировать в реальности, и как он мог бы влиять на их сознание. Навязанный «сверху», насильственно, новояз предопределяет мировоззрение своих носителей. В данном языке намеренно искореняются многозначные слова с целью заведомо ограничить сознание человека, использующего этот язык. Представленный Дж. Оруэллом вымышленный язык наиболее полно раскрывает значение мировоззренческой функции вымышленного языка в поэтике художественного произведения.

<< | >>
Источник: Скворцов Владимир Валерьевич. Вымышленные языки в поэтике фантастической прозы США второй половины XX века. Диссертация, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена. 2015

Еще по теме Историческое развитие темы вымышленных языков в литературе:

  1. Неожиданные уроки литературы - в продолжение общей темы Елена ТАНАЕВА
  2. 1. Возникновение, развитие и становление психологии 1.1. Историческое развитие психологической мысли
  3. ГЛАВА XLVI О ТЬМЕ, ПРОИСТЕКАЮЩЕЙ ИЗ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ И ВЫМЫШЛЕННЫХ ТРАДИЦИЙ
  4. Еще один трюк с вымышленной реальностью
  5. 2.2.2. Наука в ее историческом развитии
  6. Скворцов Владимир Валерьевич. Вымышленные языки в поэтике фантастической прозы США второй половины XX века. Диссертация, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, 2015
  7. Исторические особенности развития религии
  8. Исторический очерк развития дидактики
  9. Особенности исторического развития религии
  10. Особенности исторического развития религии
  11. Исторические особенности развития религии