<<
>>

                                     2. Человек в истории философской мысли



В ХХ в. сформировалось устойчивое понимание того образа человека, который сложился у античных мыслителей. Согласно анализу Х. Ортеги-и-Гассета, это человек, который все еще сохраняет интенции первобытного человека в том смысле, что живет вещами и существует лишь для космоса физических тел.

Для грека человек мыслит всем телом, а, следовательно, для того, чтобы хорошо мыслить, надо уметь хорошо бегать, хорошо метать диск, хорошо стрелять из лука, хорошо бороться. Поэтому для него естественно то, что достаточно, странно для нас: величайший философ мог, одновременно, быть олимпийским чемпионом. Логосу, космически переживаемой мысли, единой с сущим, еще предстоит быть стянутой до пределов отдельной личности, которая мыслит, а не через которую движется безначальная и безымянная, организующая и проникающая космос Мысль.
Если античный образ человека космоцентричен, то средневековый - теоцентричен. Как и античный он обладает определенной динамикой. Однако, как верно заметил Х. Ортега-и-Гассет, размышляя над данной темой, понять этот образ, значит, прежде всего, погрузиться в ритмы исходных представлений ранних христиан, воплощенных в образе святого. Человек не верит в себя, он верит в Бога. Его глаза обращены к потустороннему миру. Это - подлинно духовный мир, в сравнении с которым «дух» античности неадекватно материален. Посюсторонний мир, как и сам человек, рассматриваются не в их самодовлеющей реальности, не такими, какими они есть в действительности, а лишь как момент движения человека к Богу. Сам же по себе он юдоль греха и печали.
Здесь противопоставлены друг другу бессмертная душа и смертная плоть человека. Заботиться нужно только о спасении души, в том числе и при помощи умерщвлении тела. Бог и душа влекутся друг к другу, говорил святой Августин, и нет ничего кроме этого, ровно ничего. Поскольку нет ничего, кроме этого, ни одна из категорий античного космоса - субстанция, причина, необходимость и т.д. - не может быть применена для понимания отношения между человеком и Богом, а тем более, самого Бога, потустороннего мира. Огромное значение придается промыслу Божьему, проявлению «божественной воли» во всех событиях в мире. Считается, что человек не может самостоятельно добыть знание, оно дается ему в откровении. Не может он, и преодолеть свою греховную природу без Божьей благодати, способной бывшее сделать небывшим, сжечь грех.
Образ человека Нового времени антропоцентричен. Бог смещается на периферию человеческой жизни. Человек отрывается от него. Он теперь верит в себя. На место Бога он ставит «человекобога» (Ф. Достоевский).  Вехой, обозначившей переход от старого к новому образу, - философия Р. Декарта. Суть открытия французского философа: «человек есть мыслящая вещь». Глаза, в течение веков обращенные на небо, обратились внутрь человека. Субъективность - наидостовернейшая реальность. Более того, она - критерий всего существующего. Центральная картезианская формула – «мыслю, следовательно, существую». Происходит второе - после античности - рождение рационализма, положившее начало экспериментальной науке.
Главная сфера человеческой деятельности - познание. Главный метод познания – рефлексия. Миром управляют разумные законы.
Каким-то образом они соответствуют законам человеческого разума. Любой, самый утопический социальный проект, который можно построить в человеческой голове, в силу этого соответствия, имеет шанс быть воплощенным в действительности. Способ реализации социальных проектов - воспитание и просвещение. Внедрение в сознание людей тех или иных идей переустройства общества на разумных началах и есть, по сути, их реализации в жизнь. Его отношения с природой - это отношения господства и подчинения. Ученые - естествоиспытатели. Они «пытают» природу и тем способствуют покорению ее, сначала, по большей части, в идеальных формах, а затем и промышленных. Христианская идея движения истории к Царству Божьему секуляризована в идею исторического прогресса в различных формах от «буржуазного либерализма» до «пролетарского коллективизма».
Есть и другая линия, идущая от «мыслящей вещи» Декарта как «точки бифуркации». Человек оторвался от Бога, говорит Х. Ортега-и-Гассет, и остался наедине с вещами. Он сам есть вещь, предмет и действует с вещами, предметами, как идеальными, так и материальными. Здесь начало «деятельностной парадигмы», в рамках которой человек Нового времени осознавал себя. В наибольшей степени она была артикулирована в концепциях Гегеля, Фихте, Фейербаха, раннего Маркса, сложных синтезах английской политической экономии.
Человек есть предметное существо, он всегда имеет дело с предметами и с другим предметным существом. Но будучи предметным существом, он не сводится к мышлению и сознанию. Это лишь одна из способностей целостного человека. Элементарной клеточкой предметной деятельности является противоречивое единство опредмечивания  и распредмечивания. Опредмечивание есть превращение деятельностных способностей человека в свойства предмета. Распредмечивание - превращение характеристик предмета в деятельностные способности человека. Опредмечивание есть в то же время и распредмечивание, ибо опредмечивая предмет, человек, в то же время распредмечивает себя. И наоборот.
В качестве предметного существа человек есть, прежде всего, природное существо, живой чувственный предмет с руками, ногами, глазами, зубами, предметным образом, относящимся к предметному миру. В качестве природного предметного существа он обладает природными силами, свои проявления жизни он осуществляет на других природных предметах и, в свою очередь, является страдающим существом, предметом проявления сил других предметов. Предметность есть единственная форма существования жизни. Непредметное существо - недействительное, нечувственное, только мыслимое, только воображаемое существо, продукт абстракции.
Человек – единственное существо во вселенной, которое не только созерцает, но и  своей активной деятельностью заинтересовано в целесообразном преобразовании ее и самого себя. Он является единственным разумным существом, способным к рефлексии, к раздумьям над своим бытием. Человек не равнодушен и не безразличен к существованию, он всегда выбирает между различными возможностями, руководствуясь желанием улучшить свое существование и свою жизнь. Основная особенность человека заключается в том, что он представляет собой личность, которая является членом определенной общности, со своим волевым целеустремленным поведением и которая действием стремится к удовлетворению своих потребностей и интересов. Способность сознания культуры и есть гарант человеческого бытия и его фундаментальный характеризующий признак.
Человек реализует себя как целостность не только потому, что для него свойственна нераздельность тела и духа, аффективной, волевой и ментальной способностей и т. д., но и потому, что человек не только - момент движения общественной системы, но и общество - момент движения человека. Он не только конечное и единое существо, но, в то же время, бесконечное и всеобщее существо, тотальность. Таким образом, то, что возникает из глубокого единства человека с природой в ходе исторического развития, оказывается  и тем, что выделяет и глубоко отличает человека от его природных предков. В рамках деятельностной парадигмы, возведенной на уровне практики, были сформулированы следующие критерии, отличающие человека от его животных предков:
  • животное не производит, человек производит;
  • животное строит только сообразно мерке и потребностям своего вида, человек - по мерке любого вида, умеет приложить к предмету свою мерку;
  • животное действует в соответствии с физической потребностью. Человек же действует подлинно по-человечески, когда свободен от такой потребности;
  • животное действует узко утилитарно, человек способен действовать универсально;
  • животное непосредственно тождественно своей жизнедеятельности. Человек не делает свою жизнедеятельность своим предметом.

Поскольку его собственная жизнь является для него предметом, его деятельность является свободной деятельностью. Он достигает высшей формы деятельности: самодеятельности.
В силу всего этого сознательная жизнедеятельность непосредственно отличает человека от животной жизнедеятельности. Все названные характеристики резюмируются понятием «субъект», которое соотносится с понятием «объект». Суть этого понятия в том, что человек не вещь среди вещей, лишь включенных в систему природных и социальных детерминаций, он есть существо, способное, по Канту, начинать причинный ряд, осуществлять то, что получило название детерминации из свободы. В качестве субъекта человек есть творец мира и самого себя, но не произвольно, а в определенных, заранее данных, наработанных историей и природой объективных обстоятельствах и условиях. Возникает, естественно, вопрос, как возникло такое необычное существо. Ответ пытаются дать различные концепции антропосоциогенеза.
<< | >>
Источник: Байдаров Е.У.. Философия: Учебное пособие для студентов экономических специальностей.  – Алматы: ЕврАзИР,2010. - 217 с.. 2010

Еще по теме                                      2. Человек в истории философской мысли:

  1. Г л а в a I ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ мысли
  2. ЛЕКЦИЯ 7. ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ Х1-ХХ вв.
  3. РОССИЯ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ мысли
  4. Начало философской компаративистики в истории мировой мысли
  5. М.А. Абдуллаев. ИЗ ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ НАРОДОВ ДАГЕСТАНА В XIX в. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА», Москва,   1968, 1968
  6. Вольтер. Философские сочинения / Сер. Памятники философской мысли; Изд-во: Наука, Москва; 751 стр., 1988
  7. Особенности философской мысли древнего Востока
  8. Гуманизация философской мысли в эпоху Возрождения
  9. Тема 2.1. Особенности философской мысли древнего Востока
  10. VIII. СТИЛЬ И ТЕНДЕНЦИИ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ ВОЗРОЖДЕНИЯ