<<
>>

3. Монистические классические системы светской и религиозной философии как наиболее совершенные философские системы

Очевидно, что монистические классические системы светской и религиозной философии являются более совершенными философскими системами, чем плюралистические, так как они обладают завершенностью относительно и, следовательно, нахождения первоначала физического мира психологически более убедительным, чем плюралистические классические системы философии.

Выделение монистических классических философских систем в свою очередь ставит вопрос о статусе информации, которую несут эти философские системы о метафизике, о первоначалах мира.

Для выяснения данного вопроса обратимся к анализу некоторых выводов современной физики о статусе информации физики о возникновении физического бытия.

4. Современная физика о правомерности разработки монистических классических систем светской и религиозной философии

В современной философии широко распространена точка зрения, что в связи с успехом современных экспериментальных наук о природе отпала необходимость в натурфилософии, т. е. в философии природы. С нашей точки зрения, она ошибочна.

Ведь на сегодняшний день существуют лишь отдельные экспериментальные науки о тех или иных сторонах природы, и часто даже в границах одной науки не существует единой теории о некоторых ее объектах. Например, современная физика не имеет сегодня единой теории поля, а если смотреть в перспективу, то вряд ли человечество будет иметь когда-либо единую теорию природы в статусе науки. Эта ситуация говорит о том, что в учении о природе необходим синтез результатов экспериментальных наук о природе с использованием философского исследовательского инструментария. В отечественной философии XX века такой синтез, как известно, осуществлялся в специальном разделе философии - философские вопросы естествознания, - который методологически опирался на диалектико-материалис- тическое учение о материи.

Выше мы приводили мнение авторитетных современных отечественных философов П.В. Алексеева и А.Н. Панина о несовершенстве представлений о материи как вешалке-субстанции, на которую навешены различные атрибуты, в том числе пространство и время.

Мы также показали, что определение понятия «материя» наталкивается на ряд принципиальных трудностей, делающих это понятие очень смутным. Об этом мы поговорим далее в анализе принципа материалистического субстанцилизма, а пока продолжим мысль о материи как о субстанции-вешалке, на которую навешены такие атрибуты, как время и пространство. Данное понятие материи сталкивается со следующей трудностью: известно, что всё, что находится в пространстве и времени, конечно и преходяще, а согласно исходной характеристике материи в диалектическом материализме, она существует бесконечно в пространстве и времени. Очевидно, что это принципиальное противоречие нельзя устранить без изменения исходных характеристик материи. Нужно отказаться от таких ее атрибутов, как пространство и время и от таких ее характеристик, как движение и развитие, во избежание вывода о том, что со временем материя перейдет во что-то иное, т. е. исчезнет. В результате мы получим материю как некую однородную, неподвижную, информационно наполненную прафизическую реальность, т. е. получим материю как сверхчувственную и нефизическую и, следовательно, метафизическую реальность, из которой, видимо, происходит и в которую, вероятно, в конечном счете возвращается наш дискретный, множественный, движущийся и развивающийся пространственно-временной физический мир.

Если это так, то можно утверждать, что единство физического мира состоит в его материальности, в том смысле, что все его отдельные пространственно-временные физические объекты можно рассматривать как результат порождения (экземплификации) их из метафизической материи.

Интуитивно понятно, что существование метафизической материи можно принять во внимание лишь в статусе веры, однако, очевидно, при таком понимании материи мы бы имели монистическую систему философии классического типа. В подтверждение правомерности данного подхода сошлемся на натурфилософские высказывания отечественных философов, опирающихся на анализ современной физики. Так, например, В.Н. Тростников, имеющий базовое физико-математическое образование, пишет, что «все законы природы, по сути, не что иное, как уравнения Шредингера, а они оп- ределяют лишь эволюцию псифункций, материя (как чувственно данное. - А.Т.) в них не фигурирует..; что «Джон фон Нейман доказал математически, что классической модели Вселенной, адекватно описывающей ее экспериментально установленные свойства, существовать не может». «Какими бы ухищрениями мы не пытались свести мир к наглядным понятиям, - продолжает В. Н. Тростников, - у нас заведомо ничего не получится. Только признав главной мировой реальностью умозрительное (метафизическое. - А. Т.), мы обретем шанс понять поведение чувственно воспринимаемого. Узлы тех нитей, на которых держится видимое, - замечает он, - завязываются и развязываются в невидимом (метафизическом. - А. Т.). Идеалисты были всегда убеждены в этом, однако никто из них, даже Платон, не могли и мечтать, что когда-нибудь появится столь неопровержимое подтверждение их правоты. Но оно появилось, и теперь то решение основного вопроса философии, на котором нас воспитывали, становится в высшей степени сомнительным» [5, с. 259].

В этом же духе высказывается его ученик В. Д. Захаров в журнале «Вопросы философии». «Возникновение Вселенной, - пишет он, - происходит без предшествовавших ей во времени причин - следовательно, из ничего. Большой взрыв - это событие, для которого классическая, основанная на ОТО космология, в принципе не может отыскать иной причины, кроме свободной - типа Перводвигателя Аристотеля. В начале мира просто нет физической величины, которая могла бы сохраняться, так что рождение из ничего (т. е. из чувственно невоспринимаемого. - А.Т.) возможно уже в классической гравитации. Квантовая космология нашла механизм этого рождения: это спонтанная флуктуация Эйнштейнова 4-мерного мира. Возникновение Вселенной происходит как самопроизвольное рождение из вакуума, когда не было ни реальных частиц, ни реальных пространства и времени. Физический вакуум - основной метафизический элемент квантовой космологии. Он вполне соответствует библейской метафизике творения, хотя и без употребления слова Бог. Можно быть атеистом, считая тем не менее, что Вселенная возникла из ничего. Для этого не требуется Божьей воли, хотя такое рождение ей ничуть не противоречит. Такова метафизика в физике сегодняшнего дня, - резюмирует В. Д. Захаров. Она как нельзя лучше приспособлена для физической апологетики (обоснования существования бога с помощью аргументов физики. - А. Т.). Впервые стало возможно определить фи- зику так же, как в Библии определена религия, а именно как обличие вещей невидимых. Впервые стало возможным, - заключает В. Д. Захаров, - разрушить роковую перегородку между естественными и свободными причинами, тем самым уничтожить почву для противопоставления научного и религиозного типа понимания. Современная физика в состоянии убедить атеиста, что его причинное объяснение не находится в противоречии с волей Божьей. «Так что, видимо, сама наука, - подводит итог данному рассуждению В.Д. Захаров, - способна сейчас обратить в веру больше прозелитов (новообращенных в веру. - А.Т.), чем это способна сделать церковь» [6, с. 110 - 111].

Представленные выше натурфилософские комментарии данных современной физики позволяют, на мой взгляд, сделать более общие выводы, чем те, которые сделаны В. Д. Захаровым. Думается, что данные современной физики с определенной долей вероятности подтверждают натурфилософские выводы всех монистических классических систем философии; ведь современная физика доходит до утверждения о существовании физического вакуума, который спонтанно порождает из себя реальные пространственно-временные частицы. При этом она лишь устанавливает факт отсутствия у физического вакуума определенных признаков, но не «говорит» нам какими признаками обладает данная сущность.

Последнее обстоятельство позволяет давать ей различные метафизические интерпретации: мы можем рассматривать ее как прафизиче- скую реальность, т. е. как потенциально информативную материю не в диалектно-материалистическом смысле; можем понимать ее как Перводвигатель Аристотеля, как субстанцию cause sui Спинозы, как абсолютную идею, или мировой дух, Гегеля, как мировую волю Шопенгауэра и т. д. Очевидно, что во всех этих случаях мы будем иметь дело с монистическими классическими системами светской философии. А если мы сделаем еще шаг в глубину данного метафизического пространства, т. е. будем считать, что физический вакуум породил Бог Отец, то получим монистическую классическую систему христианской философии, т. е. систему религиозной философии.

В свете данных выводов становится ясно, что вовсе недостаточно закончить физический факультет, чтобы делать мировоззренческие философские выводы. Чтобы их сделать, физик должен переформулировать наиболее глубокие выводы физической теории в натурфилософских терминах.

Отсюда следует, что высокая философская культура, в том числе и в аспекте натурфилософских представлений, одинаково нужна всем образованным людям, независимо от того, имеют они гуманитарное или естественнонаучное образование, имеют ли они склонность к теистическому или нетеистическому (светскому) мировоззрению.

При этом в грамотно оформленном философском мировоззрении обязательно использование таких онтологических понятий, как «субстанция», «акциденция», «модус», «метафизическая сущность-первоначало» и др. В современной отечественной постмарксистской философии всё явственнее пробивается идея создания систематической философии, отличной по своему предмету от истории философии, хотя конкретный статус этой дисциплины до сих пор не имеет четких контуров. Как мне представляется, если судить по вопросам, включенным авторами программы Государственного стандарта по систематической философии, то они в понимании систематической философии неявно исходят из представления о ней как о системе, в которой с одинаковой степенью достоверны монистические классические системы светской и религиозной философии.

В итоге рассмотрения данного вопроса можно сделать три важных вывода: 1.

Современная физика определённым образом подтверждает метафизику возникновения физического бытия, описываемую в монистических классических системах светской и религиозной философии. 2.

Она не только не упраздняет натурфилософские представления возникновении мира из единого метафизического первоначала, а, наоборот, подтверждает их по принципу аналогии. 3.

Современная физика показывает границу между философией и науками о природе, т. е. естествознанием.

<< | >>
Источник: Троепольский А.Н.. Материалы к лекциям по курсу «Онтология и теория познания». Ч. 2: Онтология и метафизика. - Калининград: Изд-во КГУ,. - 57 с.. 2002

Еще по теме 3. Монистические классические системы светской и религиозной философии как наиболее совершенные философские системы:

  1. Типология философских систем и выводы современной физики о правомерности построения монистических классических систем философии
  2. Глава V. Диалектика как философская система
  3. к. с. БАКРАДЗЕ. ФИЛОСОФСКИЕ ТРУДЫ II. СИСТЕМА И МЕТОД ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ, 1958
  4. Метафизика как основная компонента философской системы Лейбница
  5. # I. О философии как системе
  6. Как изменялось место онтологии в системе. философского знания в ходе его исторической эволюции?
  7. "Поворот к человеку": классическое и неклассическое в религиозной философии
  8. 3 Краткий очерк наиболее вероятного способа, каким планетная система могла быть образована механически
  9. ТЕМА 4. СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ НЕМЕЦКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  10. Раздел 6. Что такое философия? Основные модели ее интерпретации в классической философской традиции