<<
>>

Проблемы метафизики в античной философии и употребление термина «метафизика» в постантичной философии

Вопросы 1.

Проблемы метафизики и возникновение термина «метафизика». 2.

Платон и метафизика. 3.

Аристотель и метафизика. Ограниченность представления о метафизике как об учении о сверхчувственном.

Соотношение метафизики, философии и онтологии. 4.

Понятие о метафизике у Гегеля и в марксистской философии. Неправомерность отождествления метафизики и философии. 5.

Об адекватном употреблении терминов «метафизика», «метафизический метод», «диалектика», «диалектический метод» в онтологии. 6.

Бесперспективность понимания метафизики как априорного познания физического бытия.

Рекомендуемая литература 1.

Джовани Реале и Дарио Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. Античность. СПб., 1994. Т. 1. 2.

Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. М.: Высшая школа, 1981. 3.

Спор вокруг метафизики // Введение в философию: Учебник. М., 1989. Т. 1. С. 344 - 347. 4.

Антипенко Л.Г. Проблема физической реальности. М.: Наука, 1973. 5.

Троепольский А.Н. Метафизика, философия, теология или сумма оснований духовности. М.: Гуманитарий, 1996. 1.

Проблемы метафизики

и возникновение термина «метафизика»

Прежде всего, следует отметить, что развитие проблем метафизики и употребление в философии термина «метафизика» не всегда было синхронизировано во времени. Так само слово «метафизика» стало употребляться в постаристотелевской философии, хотя проблемы метафизики впервые ставятся и развиваются уже в философии Платона и Аристотеля. При этом необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Как отмечают итальянские исследователи западной философии Джовани Реале и Дарио Антисери, открытие метафизики принадлежит Платону, а не Аристотелю, как это традиционно полагалось у нас в отечественной философии. Согласно этим исследователям, открытие метафизики Платоном есть «открытие реальности сверхчувственного, надфизического пространства, признание которого не просматривается в предшествующей философии физиса (Фалес, Анакси- мен, Гераклит, Эмпедокл, Левкипп, Демокрит и др.), искавшей причины в физических первоначалах» [1, с. 102]. 2.

Платон и метафизика

В этом смысле оригинальна постановка Платоном вопроса: «Может ли, наконец, быть причиной того, что физично и механично, нечто нефизическое и немеханическое?» [1, с. 102]. На этот вопрос Платон отвечает так: «Надобно постулировать существование некой последней причины, каковая, чтобы быть подлинной причиной, должна быть чем-то нечувственным, но умопостигаемым» [1, с.102]. К этому нас побуждает, по Платону, масса жизненных примеров. Например, Сократ находится в тюрьме и ждет своего приговора. Почему он в тюрьме? На это можно дать механико-натуралистическое объяснение: Сократ в тюрьме потому, что он имеет тело, из костей и мускулов, нервов, которые сокращаются и расслабляются и тем самым приводят в состояние движения тело. «По этой причине Сократ вошел в карцер, где мы его и обнаружили» [1, с. 103]. Согласно Платону, всякому очевидна неадекватность такого объяснения, ибо ясно лишь, посредством чего тело Сократа оказалось в тюрьме. Истинная причина этого метафизического порядка: Сократу пришла в голову идея принять вердикт судей и подчиниться афинским законам, рассудив, что это было бы благом и обладало бы силой убеждающего аргумента.

И лишь вследствие этого его морального выбора были приведены в движение мускулы, ноги и все прочее.

Следовательно, идеи (мысли, рассуждения) Сократа, которые имеют сверхчувственную природу и могут фиксироваться лишь умом (интеллектом), т. е. метафизические сущности, являются подлинной причиной его поступка [1, с. 102].

Как отмечают Джовани Реале и Дарио Антисери, «платоновские идеи (эйдосы) не есть просто понятия (т. е. мысли. - А. Т.), - это скорее некие целостности (сущности. - А. Т.)» [1, с.104]. Здесь мы видим, что Д. Реале и Д. Антисери отождествляют идеи, эйдосы и формы Платона и придают им статус сверхчувственных и, следовательно, метафизических сущностей, отличных от понятий, т. е. мыслей. Но ведь эти мысли тоже сверхчувственны и, следовательно, претендуют на статус метафизических объектов. В связи с этим представляется интересным замечание А. Н. Чанышева о том, что некоторые ученые находят у Платона тонкое различие между идеями и эйдосами [2, с. 250], хотя сам Чанышев, к сожалению, отказался от исследования этого различия. Восполним этот пробел с помощью семиотики (общей теории знаковых систем) и логики. Как известно, в языке существуют общие описательные имена, обладающие самостоятельным смыслом. С помощью определений этот смысл приписывается простым общим именам. Например, в определении - «остров есть часть суши, окруженная со всех сторон водой» - простому общему имени «остров» приписывается смысл «часть суши, окруженная со всех сторон водой». Очевидно, что выражение «часть суши, окруженная со всех сторон водой», есть понятие, т. е. есть определенная мысль, с помощью которой в реальном физическом мире мы выделяем из ис- ходного множества частей суши класс островов. Таким образом, в данном примере мы с помощью идеи «часть суши, окруженная со всех сторон водой», обладающей самостоятельным смыслом, приписали в языке общему имени «остров» в качестве значения класс конкретных физических островов.

Сходным образом обстоит дело с именем «остров как таковой» применительно к метафизическому миру, с той лишь разницей, что выражение «остров как таковой» будет относиться к категории простых единичных имен, ведь «остров как таковой» мыслится как существующий в единственном числе. Очевидно, что через определение этому единичному имени можно приписать смысл «та часть суши (как таковая), которая окружена со всех сторон водой (как таковой)». Видимо, этот смысл, или мысль, и есть идея Платона.

С помощью этой идеи (мысли, смысла) как раз и выделяются в метафизическом мире единичная сверхчувственная сущность - остров как таковой в качестве значения единичного простого имени «остров как таковой». Тем самым становится ясно, что идеи Платона - это смыслы простых единичных имен, существующих в статусе мыслей, в то время как эйдосы есть некоторые сверхчувственные нефизические сущности, существующие в статусе внемыслительных объектов как формы физических островов.

Итак, главному признаку метафизичности - быть в принципе сверхчувственным, т. е. не фиксироваться органами чувств, - удовлетворяют как идеи, так и эйдосы Платона. Но в философии Платона используются и другие сущности, удовлетворяющие признаки сверхчувственности. К ним относится материя Платона. Как отмечает А.Н. Чанышев, согласно Платону, материя (хора) есть некоторое пространство, «некоторый вид - незримый, бесформенный, неуловимый». Ее нельзя считать телом, потому что с понятием тела связано понятие о какой-либо форме, но ей и нельзя отказать в некоторой незримой пластичной телесности. Однако роль материи у Платона велика. Материя есть источник множественности, отдельности, вечности, изменчивости, смертности и рождаемости, естественной необходимости, зла и несвободы. От этой материи как таковой, которая не является идеей, следует отличать физическую материю античного мира в виде четырех стихий (вода, воздух, земля, огонь) [2, с. 253].

Таким образом, становится очевидным, что материя Платона также удовлетворяет главному признаку метафизичности: быть в прин- ципе сверхчувственным и может быть занесена в разряд метафизических сущностей.

Условию сверхчувственности и, следовательно, метафизичности в философии Платона также удовлетворяет его Демиург (Бог-творец), который по образам-эйдосам, или идеальным формам, творит реальные физические вещи.

Как известно, метафизические сущности играют роль начал мироздания как в философии Платона, так и в философии Аристотеля, однако следует отметить, что само слово «метафизика» не употреблялось ни в философии Платона, ни в философии Аристотеля.

Тем не менее современные исследователи считают Платона и Аристотеля родоначальниками метафизики. Так, итальянские исследователи западной философии Джовани Реале и Дарио Антисери прямо приписывают Платону «открытие и обоснование метафизики» [1, с. 102 - 108]. Они также отмечают, что термин «метафизика» (буквально то, что после физики) не аристотелевский, а принадлежит либо перипатетикам, либо Андронику Родосскому, который издал отдельно все философские труды Аристотеля после трудов по физике.

<< | >>
Источник: Троепольский А.Н.. Материалы к лекциям по курсу «Онтология и теория познания». Ч. 2: Онтология и метафизика. - Калининград: Изд-во КГУ,. - 57 с.. 2002

Еще по теме Проблемы метафизики в античной философии и употребление термина «метафизика» в постантичной философии:

  1. 4. Понятие о метафизике у Гегеля и в марксистской философии. Неправомерность отождествления метафизики и философии
  2. Проблема поиска единого метафизического начала физического бытия в постантичной философии
  3. 1. Метафизика, философия и друидизм.
  4. ПРИМЕНЕНИЕ СВЯЗАННОЙ С ГЕОМЕТРИЕЙ МЕТАФИЗИКИ В ФИЛОСОФИИ ПРИРОДЫ 1756
  5. ФИЛОСОФИЯ КАК МЕТАФИЗИКА занятие 2 Вопросы для изучения
  6. ФИЛОСОФИЯ КАК МЕТАФИЗИКА занятие 1 Вопросы для изучения
  7. Тема 2. Античная философия Зарождение философии в древней Греции и культурно-исторические предпосылки возникновения философии
  8. 3. ПОНЯТИЕ И ЦЕЛЬ АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ 3.1. Отличительные особенности античной философии
  9. 2. ОБОСНОВАНИЕ МЕТАФИЗИКИ 2.1. "Вторая навигация", или открытие метафизики
  10. РАЗДЕЛ IV Основные понятия и проблемы античной философии
  11. 1. ПРОБЛЕМА ИЗЛОЖЕНИЯ АНТИЧНОЙ ФИЛОСОФИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОДЫ
  12. РАЗДЕЛ I ВВЕДЕНИЕ Проблема изложения, хронологические рамки и периодизация античной философии
  13. Проблема метафизики (после "Бытия и времени")
  14. ПЕРЕХОД ОТ ПОПУЛЯРНОЙ НРАВСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ К МЕТАФИЗИКЕ НРАВСТВЕННОСТИ
  15. Идеализм картезианской метафизики и проблема Бога