Педагогическая деятельность и педагогические взгляды В. И. Водовозова (1825—1886)

Среди прогрессивных русских педагогов 60-х гг. XIX в., внесших большой вклад в развитие народной школы в России, одно из видных мест принадлежит выдающемуся педагогу-демократу, последователю идей К. Д. Ушинского Василию Ивановичу Водовозову. Изучение педагогического наследия В. И. Водовозова не только раскрывает яркие, самобытные страницы истории становления и развития русской школы, педагогической и методической теории, но и обогащает учителей, деятелей народного образования и научно-педагогических работников интересными, животворными идеями. * * * Василий Иванович Водовозов родился 27 сентября 1825 г. в Петербурге, в семье разорившегося мелкого купца. Отец умер рано, оставив на руках 42-летней вдовы четырех дочерей и трех сыновей, младшему из которых, Василию, не было и четырех лет. Мальчик рос и воспитывался в обстановке нужды и бедности. Семья осталась без средств к жизни, так как имущество ее было описано и продано на уплату долгов. После окончания в 1842 г. коммерческого училища В. И. Водовозов решил поступить в университет на филологический факультет. Он мечтал о приобретении серьезных знаний, которые помогли бы ему стать полезным народу. В связи с этим он писал одному из своих преподавателей: «Я желаю вступить не в университет, а в познание всего того, что там проходят по моему предмету. Польза общественная будет всегда моим девизом, и я надеюсь принести каплю пользы при стараниях... а у меня кроме стараний есть еще любовь к науке»1. Этому девизу В. И. Водовозов остался верен на протяжении всей своей жизни. В программе наук филологического факультета наибольшее внимание В. И. Водовозова привлекали русская словесность, гре- ческая литература и всеобщая история. В области этих наук он работал очень много и уже на старших курсах делал переводы и самостоятельные исследования. Свободное владение французским, немецким, английским, итальянским, польским, греческим и латинским языками давало ему возможность знакомиться с обширной литературой. Так, еще будучи студентом, В. И. Водовозов написал исследования о Байроне и о Софокле, перевел в прозе первую часть «Фауста» Гёте и др. На формирование взглядов В. И. Водовозова влияли не только университетские лекции. Решающее влияние на него оказывала сама жизнь, эпоха, общественное движение 40-х гг. В 1847 г. В. И. Водовозов окончил университет. В том же году в реальной гимназии Варшавы в должности младшего учителя русского языка началась педагогическая деятельность В. И. Водовозова, в которой он сразу столкнулся с немалыми трудностями. В трех отделениях младшего класса, где он преподавал русский язык, насчитывалось до 60 учеников в каждом, различной национальности и подготовки, «для которых русский язык был хуже латинского», что весьма затрудняло преподавание. Молодой педагог испытывал и серьезные материальные затруднения. «Сегодня так случилось, что не обедал из экономии, но зато переводил из «Одиссеи» прекрасное описание обеда»,— писал он из Варшавы. «Жду среды,—писал Водовозов в другом письме,— тогда есть надежда получить частицу жалованья, а до тех пор питаюсь исследованиями Шлегеля о драматическом искусстве». Положение не улучшилось и спустя несколько месяцев: «Денег совсем нету, потому что третий уж месяц не получаем жалованье» 2. Чтобы хоть немного поправить денежные затруднения, Водовозову «опять пришлось бегать, как лошадь в упряжке», как это было в студенческие годы, в поисках частных уроков. И хотя таких уроков у него было немного, о них он вспоминает с большим удовольствием. «Тут занимался я совсем наоборот, без малейшей схоластики; даже главною целью моих занятий было внушить как можно более отвращение к схоластике»3. В этот период В. И. Водовозов составляет для своих учеников «Курс грамматики русского языка», в который, как говорит сам автор, вошло все. «Батюшка Ломоносов,— писал Водовозов А. В. Никитенко по поводу своей грамматики,— был моим вожатым, Буслаев, Востоков и другие помогли во многом, а Греч, простите, только прислуживал своими списками исключений, из которых я, сколько мог, старался выжать правила»4. К своей преподавательской работе В. И. Водовозов относился с большой любовью и к преподаванию русского языка подходил творчески. Учащиеся любили его уроки. Об этом свидетельствуют письма варшавских учеников (приведены в биографическом очерке В. И. Семевского), с которыми В. И. Водовозов переписывался, будучи уже в Петербурге. «Можем ли мы забыть того, кто произвел на нас неизгладимое впечатление, с кем провели столь приятные часы, были всегда так дружны, чьи беседы были для нас так милы и поучительны»,— читаем мы в одном из таких писем. И далее: «Василий Иванович, на каждом шагу мы видим, как много потеряли с Вашим отъездом из Варшавы! Никто до сих пор не заменил нам ни Ваших приятных и полезных бесед, ни Ваших поучительных разговоров, занимательных уроков...»5. Отличная рекомендация, данная В. И. Водовозову проф. A. В. Никитенко в письме к попечителю Петербургского учебного округа М. Н. Мусину-Пушкину, помогла ему получить в 1851 г. место старшего учителя словесности в 1-й Петербургской гимназии. Учебно-воспитательная работа здесь была пронизана схоластикой и рутинерством. «О развитии молодого ума, о воспитании благородных инстинктов здесь заботились мало»,— пишет один из бывших учеников гимназии6. Спустя 10 лет В. И. Водовозов вспоминал об этом периоде: «Я поступил (в 1-ю Петербургскую гимназию.— В. Л.) во время господства курса Зеленецкого и усердного писания отчетов, программ, донесений, отношений и пр.»7. В. И. Водовозов настойчиво ищет пути улучшения постановки преподавания русского языка и словесности в гимназии. «Нельзя сказать, чтоб не составлялось множества программ, но в них мы не встретили никакой существенной перемены против прежнего, узкого взгляда на преподавание. Мы считаем их большим стеснением для преподавателя, который не захотел бы неподвижно остановиться й застыть на одной точке»8. Разрабатывая свой курс, он прежде всего стремится к составлению такой программы обучения, которая способствовала бы развитию умственных сил и способностей учеников и давала бы определенную систему знаний учащимся. В представленном в конце 1854 г. отчете о содержании курсов по преподаванию русской словесности и славянского языка B. И. Водовозов, касаясь своей системы преподавания, писал, что при преподавании грамматики и словесности в четырех вверенных ему классах он считал необходимым «1) избегать произвольного догматизма и потому не излагать ни одного правила, не указав его наперед при практических упражнениях; 2) в теории, как в стройном синтезе совершенного уже прежде анализа, следовать строгой системе, упрощая ее сколько возможно и сообразуя с понятиями воспитанников» 9. В этот период разворачивается энергичная литературнопедагогическая деятельность В. И. Водовозова, которая была неразрывно связана с передовым демократическим педагогическим движением, начавшимся в стране после выхода в свет в 1856 г. статьи Н. И. Пирогова «Вопросы жизни». Трибуной для пропаганды своих педагогических и методических взглядов В. И. Водовозов избирает страницы передовых педагогических и литературно-художественных журналов, а также Петербургское педагогическое общество, где высказывается за пересмотр целей и задач воспитания в духе подлинной народности, за увеличение знаний по родной литературе, введение новых методов преподавания и коренную перестройку народной школы. Плодотворная педагогическая деятельность В. И. Водовозова в 1-й Петербургской гимназии и литературно-педагогические статьи сделали его имя широкоизвестным. И не случайно, когда место инспектора классов в Смольном институте занял К. Д. Ушинский, в числе первых вновь приглашенных в институт педагогов был и В. И. Водовозов. Так с мая 1860 г., продолжая работу в 1-й Петербургской гимназии, он стал одновременно преподавать русскую словесность и в Смольном институте. К. Д. Ушинский понимал, что осуществить свои планы по реорганизации Смольного института он мог лишь с помощью новых учителей, которые должны не только знать хорошо свое дело, но, и, чтобы стать настоящими его помощниками, быть воодушевлены теми же прогрессивными стремлениями и интересами, что и он сам. «Как истинный педагог, Ушинский отлично сознавал,— пишет Д. Д. Семенов, один из сподвижников К. Д. Ушинского,— что без надлежащих сотрудников-учителей весь его проект останется мертвой буквой, что поручить проведение реформы старым учителям, сжившимся с известною рутиной, было невозможно». При выборе своих помощников К. Д. Ушинский не считался с дипломами и с чинами,— важно было, чтобы избираемый учитель имел дарование и «педагогическое чутье». «Я принимаю в институт только учителей лично мне известных. При том я требую от своих учителей кроме основательных знаний непременно и педагогического таланта! Затем я решаюсь пригласить учителя лишь по прослушивании, по крайней мере, десяти уроков»,— говорил он известному педагогу Д. Д. Семенову10. В результате К. Д. Ушинский сумел объединить вокруг себя таких энергичных и преданных делу педагогов, как В. И. Водовозов, Л. Н. Модзалевский, Д. Д. Семенов, М. И. Семевский, О. Ф. Миллер, М. О. Косинский, Н. И. Раевский, Я. П. Пугачевский и др. К. Д. Ушинский говорил своим воспитанникам: «У меня в виду имеется для вас превосходный преподаватель. И если в учителе вы ищете доброты — по-моему, одного ума достаточно,—так ваш будущий учитель в то же время и очень добрый человек... Он научит вас работать, заставит полюбить чтение, познакомит не только с названиями великих произведений, но с их содержанием и с идеями автора»11. Так рекомендовал К. Д. Ушинский воспитанницам Смольного института В. И. Водовозова еще до начала его работы в институте. «С каждой лекцией,— вспоминает одна из учениц В. И. Водовозова,— он незаметно для нас самих втягивал нас в серьезную умственную работу, которая до тех пор совсем была немыслима для института. Мы, ничего не читавшие, вдруг начали читать чрезвычайно много, а некоторые из нас и с пожирающей страстью» ,2. Однако педагогическая деятельность В. И. Водовозова в Смольном институте продолжалась недолго. В 1862 г. был уволен из института К. Д. Ушинский, и в знак протеста В. И. Водовозов ушел оттуда. Вслед за ним из института ушли Д. Д. Семенов, М. И. Семевский и другие лучшие учителя. До весны 1866 г. В. И. Водовозов продолжал свою педагогическую работу в 1-й Петербургской гимназии. Эту работу он совмещал с литературной и общественно-педагогической деятельностью. В связи с обсуждением проекта устава низших и средних училищ В. И. Водовозов на основе собственного опыта работы предложил свою систему преподавания русской литературы, дал подробные указания о преподавании русского языка. Он разработал учебный план восьмиклассной гимназии, где сокращалось изучение классических языков и расширялась программа изучения родного языка и литературы, математики, естествознания, географии, истории, новых языков. В феврале 1865 г. была произведена ревизия работы 1-й Петербургской гимназии. Правительственные ревизоры указали в отчете как на недопустимые явления, что многие гимназисты пристрастны к Н. А. Некрасову и знают наизусть его стихи. «Вредно питать юношество иронией и сатирой или передавать ему политические и общественные идеи, до которых ему нет дела, как и им до него»11 12 13. В. И. Водовозова обвинили в том, что он «развивал в учениках критические способности, останавливался на современной литературе... и заставлял учеников знакомиться со всей грязью болезненной социальной обстановки» 14. В 1866 г. В. И. Водовозов без объяснения причин был отстранен от преподавания в 1-й Петербургской гимназии. Ему запретили преподавать и в частных учебных заведениях. Принц Ольденбургский, узнав, что начальница одной из частных гимназий предложила Водовозову место учителя литературы в своей гимназии, сказал ей: «Как могли Вы даже подумать о том, чтобы пригласить к себе такую политически скомпрометированную личность? Водовозов — Каракозов — обе фамилии недаром рифмуют друг друга» ,5. Прошение В. И. Водовозова о назначении пенсии за выслугу лет, на которую он имел право согласно существовавшему тогда закону, не было удовлетворено15 16 17. Не оправдалась надежда и на частные уроки. Родители боялись брать для своих детей «политически опасного» учителя. «Месяца через полтора (после увольнения мужа.— В. Л.) у нас не осталось ни копейки,— пишет Е. Н. Водовозова в своих мемуарах.— ...Мы урезывали себя в самом существенном и пропитывались продуктами, забранными в долг из лавок» ,7. Вторая половина 60-х гг. для В. И. Водовозова была тяжелым периодом и в моральном, и в материальном отношении. Большую поддержку оказывал ему К. Д. Ушинский. Демократически настроенная молодежь видела в нем жертву произвола правительства. Когда журнал «Отечественные записки» в 1868 г. перешел в руки Н. А. Некрасова и М. Е. Салтыкова-Щедрина, В. И. Водовозов был приглашен для работы в нем. Некоторое время он являлся секретарем редакции и составлял обзоры книг и руководств по общему образованию. Летом 1870 г. В. И. Водовозов по поручению Н. А. Некрасова подготовил к выходу восьмой и девятый номера «Отечественных записок». После отстранения от педагогической работы В. И. Водовозов продолжает принимать активное участие в работе Петербургского педагогического общества. На заседаниях Педагогического общества он прочитал перед широкой аудиторией учителей рефераты «О дешевых пособиях для наглядного обучения», «О русских азбуках», «О влиянии немецкой педагогики на русскую школу» и ДР. По предложению В. И. Водовозова и под его руководством при Педагогическом обществе работала постоянно действующая комиссия, в задачу которой входило «приискивать и обсуждать разные способы наглядного обучения—наиболее легкие, наиболее дешевые и наименее сложные и устроить склад дешевых пособий». * * Педагогическое наследие В. И. Водовозова огромно (19 книг, 82 журнальные статьи и 6 научных докладов, прочитанных в Петербургском педагогическом обществе). Хотя двери учебных заведений были перед ним закрыты, он не переставал думать и работать над совершенствованием гимназического курса по русскому языку и литературе и методике преподавания. Еще до увольнения с работы В. И. Водовозов начал печатать в «Педагогическом сборнике» статьи под общим названием «Занятия русскою словесностью с воспитанниками среднего возраста». Впоследствии они составили книгу «Словесность в образцах и разборах с объяснением общих свойств сочинения и главных родов прозы и поэзии» (1868). Предложенная В. И. Водовозовым методика разбора художественных произведений была новой для того времени. Книга получила одобрение прогрессивно настроенных учителей и выдержала шесть изданий (последнее в 1905 г.). Она стала одним из лучших методических руководств своего времени. К этому же периоду относится выход в свет пособий В. И. Водовозова по истории литературы: «Новая русская литература» (1866) и «Древняя русская литература» (1872). В них нашли свое наиболее полное выражение взгляды автора на историю литературы, определившиеся у него в основном уже в самом начале 60-х гг. (высокая оценка народного творчества, признание народности в качестве основного критерия художественности произведения, защита самобытного характера русской литературы, критика индоевропейской теории происхождения языка). Книги В. И. Водовозова «Древняя русская литература» и «Новая русская литература» пользовались большой известностью и выдержали несколько изданий. В этот же период В. И. Водовозов пишет «Практическую славянскую грамматику» (1868) и издает для детей младшего и среднего школьного возраста «Детские рассказы и стихотворения» (1871). В периодической печати публикуется ряд его педагогических статей: «Поэтические образы в русских народных песнях и пословицах» (1867), «Образец рассказа для крестьянских детей» (1869), «О воспитательном значении русской литературы» (1870) и др. В. И. Водовозов отличался чрезвычайной работоспособностью. Он обычно трудился 12—14 часов в сутки, как правило, работая над двумя-тремя произведениями одновременно. Поэтому многие сочинения его выходили в свет одно за другим. В 1871 г. вышла «Книга для первоначального чтения в народных школах» (ч. I). Ее содержание составляли рассказы из естественной истории, из географии и этнографии России, о важнейших промыслах, о некоторых лицах, событиях и обычаях древней русской жизни, а также повести, сказки, стихотворения, собрания пословиц, загадок. Автором большинства рассказов являлся В. И. Водовозов. Книга содержала большой познавательный материал из разных областей знания, а также грамматические упражнения. Одновременно в виде дополнения к ней В. И. Водовозов издал в том же году «Книгу для учителей — методическое руководство по работе с «Книгой для первоначального чтения». Обе работы были отмечены Петербургским педагогическим обществом премией имени К. Д.-Ушинского, а в 1872 г. Комитет грамотности Вольного экономического общества присудил за них В. И. Водовозову золотую медаль. Спустя три года (в 1875 г.) ему была присуждена золотая медаль и Ученым комитетом Министерства государственных имуществ. «Книга для первоначального чтения» (ч. I) за сравнительно небольшой период времени выдержала 20 изданий. В 1873 г. вышла «Русская азбука для детей» В. И. Водовозова, а в 1875 г. дополнение к ней—«Руководство к русской азбуке», содержащее образцы практических уроков, бесед, звукового разбора, письма и чтения в первый год обучения. Азбука была составлена на основе звукового аналитико-синтетического метода обучения грамоте. Особым отделом Ученого комитета Министерства народного просвещения «Русская азбука для детей» Водовозова была «причислена к числу лучших наших азбук как по мысли, так и по выполнению» и рекомендована для начальных училищ. В 1873 г. было издано методическое пособие В. И. Водовозова для учителей «Предметы обучения в народной школе. Методика обучения грамоте, арифметике и другим предметам». На протяжении 1872—1873 гг. В. И. Водовозов печатал в журнале «Народная школа» популярные рассказы по физике и химии. В начале 1874 г. эти рассказы вышли отдельной книгой— «Элементарные рассказы из физики и химии для народных учителей». Подавляющее большинство учителей того времени не имели естественнонаучной подготовки, не владели самыми элементарными знаниями в области физики и химии. Поэтому книга В. И. Водовозова в известной мере восполняла этот пробел. В 1873 г. вышла вторая часть «Книги для первоначального чтения», предназначавшаяся для учащихся старшего возраста и для чтения взрослых. Ученый комитет Министерства народного просвещения высказал свое неудовольствие направлением книги прежде всего из-за исторически^ рассказов и стихов Н. А. Некрасова. Рассказы, по мнению Ученого комитета, не отвечали на вопрос, как русское государство «достигло той высоты, на коей стоит ныне». В эти годы В. И. Водовозов ведет широкую литературную деятельность—публикует «Русские сказки в стихах», выступает как поэт, как переводчик («Переводы в стихах и оригинальные стихотворения». Издано в 1888 г., уже после смерти В. И. Водовозова). * * * Формирование социальных и педагогических взглядов В. И. Водовозова проходило под влиянием антифеодального общественно-демократического движения в России 60-х гг. XIX в., под влиянием идей В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова, что нашло свое выражение в ряде его высказываний по вопросам общественного устройства России, истории, педагогики, эстетики. Он явился продолжателем дела К. Д. Ушинского. В. И. Водовозов полностью разделял прогрессивные демократические идеи 60-х гг. В вопросах народного образования он выступал за новую школу, дающую подрастающему поколению научное и связанное с жизнью полноценное общее образование; выдвигал на первый план воспитательные задачи с целью подготовить всесторонне образованного и деятельного защитника интересов народа; высказывался за активизацию методов обучения, замену схоластики и механической зубрежки сознательным, осмысленным усвоением знаний, за уважение к личности ребенка. В. И. Водовозов твердо верил в человеческий разум, признавал за ним способность познавать мир, проникать в тайны природы и таким образом вооружать человека в его практической жизни. Он заявлял, что наука должна служить народу. Отсюда та исключительно большая роль, которую он отводил образованию. «Быть образованным — значит победить, взять во власть природу»,— говорил Водовозов18. Одну из основных причин, порождавших пороки современного ему воспитания, В. И. Водовозов видел в сословном характере школы с ее узкоутилитарными целями. В такой школе, говорил он, учащийся не только не получал ни малейшего понятия о роли науки в общественной жизни, но и не мог развить свои способности. Способности ребенка в такой школе развивались лишь «в таком направлении, что воспитанник становился негодным ни для какого полезного практического дела и, естественно, находил себе один выход в чиновничьей практике, для которой не требовалось ни особенных способностей, ни познаний» 19. Взамен школы сословной В. И. Водовозов отстаивал школу «общедоступную», широко открывающую свои двери для детей непривилегированных сословий, отвечающую требованиям общественного развития, а не предрассудкам касты. «Школа должна пробуждать народные силы к деятельности, давать развитие и естественное движение этим силам, а не быть какою-то казенною фабрикой человечества»,— писал В. И. Водовозов20. Серьезным пороком школы В. И. Водовозов считал схоластические методы учебной работы. Школа давала не знания, а выучку. Все дело образования сводилось к механической зубрежке и чисто формальной тренировке памяти и мышления учащихся. Он считал, что решать вопрос о воспитании подлинного человека, человека-гражданина можно только в хорошо организованной общеобразовательной школе, доступной для широких масс народа. На вопрос, чему учить в этой школе, педагог-демократ отвечал: «Необходимо учить не только тому, что служит к одной практической цели, но и тому, что ведет к всестороннему развитию ума, иначе воспитание легко обратится в механическую выправку»21. В противоположность защитникам классицизма, рассматривавшим древние языки как главное средство гуманитарного образования и умственного развития, В. И. Водовозов, вслед за Н. Г. Чернышевским и Н. А. Добролюбовым, отстаивал необходимость изучения в средних учебных заведениях математики, естествознания, географии, истории, родного языка и литературы, новых языков — немецкого, французского, английского, рисования. Без серьезного изучения этих предметов нельзя обеспечить гуманитарное образование, т. е. образование человека. Знания этих предметов он считал реальными, т. е. необходимыми для жизни. Выступая против классицизма, он не был и сторонником «реального» образования в узком, утилитарном его понимании, а отстаивал необходимость широкой общеобразовательной подготовки. Только такое образование он считал необходимой составной частью разумного воспитания. Защищая общие реальные знания и выступая против тех, кто усматривал в реальных знаниях опасность утилитаризма, Водовозов говорил, что наука в ее разнообразном применении к жизни «возбуждает именно ту деятельность, при которой человек находит наиболее средств быть полезным своему собрату, следовательно, не испаряется в одних гуманных стремлениях, а осуществляет их на деле»22. В качестве средств всестороннего развития ребенка, наряду с умственным образованием, В. И. Водовозов предусматривал физическое, нравственное и эстетическое воспитание. Первые разделы его книги «Предметы обучения в народной школе» посвящены вопросам о физическом, умственном, нравственном и эстетическом развитии ребенка. Физическое развитие он рассматривает не как самоцель. «В человеке,— писал он,— мы любуемся свежестью лица и согласием во всех чертах его, стройностью в движениях, крепостью, здоровьем и физической силой. Но это чисто внешние качества; в человеке нам более нравится: уменье, ловкость, сноровка во всяком деле, отвага и решимость в минуту опасности, выразительность лица, соединенная с выразительностью речи, и прочее»23. По-новому В. И. Водовозов рассматривал и цели воспитания. Он считал, что все дело воспитания должно сводиться к воспитанию высоконравственной личности, воспитанию человека, который в своей деятельности руководствовался бы общественными интересами, интересами народа. В нравственном воспитании В. И. Водовозов особое место отводил воспитанию патриотических чувств. Патриотизм, по Водовозову, должен проявляться в общественной деятельности человека. «У кого нет... общеполезных знаний и убеждений,— указывал Водовозов,— кто действует корыстно только для своей личной выгоды, их угождения силе и богатству, в том не может быть и истинного патриотизма»24. Большое внимание Водовозов обращал на воспитание гуманизма, глубокого уважения* к человеческой личности. «Если вы хотите воспитать вполне человека,— говорил он,—то более всего пробудите в нем чувство любви и братства ... развейте всеми от вас зависящими средствами любовь к добру ... внушая сильнейшее отвращение ко всякому насилию, угнетению, обману, несправедливости» 25. Он считал необходимым воспитывать у детей чувство товарищества и дружбы, трудолюбие и взаимопомощь в труде, правдивость, отзывчивость, смелость, упорство и настойчивость в достижении поставленной цели. В системе нравственного воспитания В. И. Водовозов немаловажную роль отводил труду. Трудовое воспитание, по его мнению, должно быть разносторонним и преследовать задачу воспитания любви как к умственному, так и физическому труду. Он указывал на необходимость вырабатывать у учащихся трудовые навыки посредством участия их в общественно полезном труде. Труд, говорил Водовозов, способствует не только умственному и физическому развитию, но через привычку к труду развивается нравственное чувство, заставляющее учащегося добросовестно относиться к своим обязанностям и к порученному делу. «Нужно,— говорил он,— чтобы дети приучались не только трудиться, но чтобы труд был для них плодотворен, наиболее способствовал развитию их способностей и имел какое-либо значение для их последующей жизни»26. В. И. Водовозов был решительным противником авторитарного воспитания и физических мер воздействия на ребенка. Он выступал против какого бы то ни было произвола и насилия в воспитании, возводившихся реакционерами в главный педагогический принцип. Для успешного участия в общественных делах нужны сильная воля и целеустремленность, которые авторитарностью лишь подавляются. Наиболее ярко свое отношение к этому вопросу он высказал в статье «Наука и нравственность» (1863), написанной в связи со статьей И. С. Беллюстина «Религия в деле воспитания и образования». По Беллюстину, религия—главное средство нравственного воспитания учащихся, и весь принцип воспитания заключается в формуле: «Верь тому, что я говорю; утверждай, потому что я утверждаю». Полемизируя с Беллюсти- ным, Водовозов указывал, что слепое повиновение авторитету не может обеспечить воспитания живой, самостоятельно мыслящей и разумно действующей личности. Авторитарное воспитание грубо попирает природу ребенка, убивает в нем всякую живую мысль, заставляет не думать, не рассуждать, а механически выполнять волю воспитателя. «Объяснять ли вам,— писал он,— что, не дав свободы высказаться природе, вы даже не узнаете, как положить ваши дисциплинарные меры? Вы уничтожаете всякое отрицание и сомнение — первые условия свободной мысли — и хотите создать нравственного человека по одному слову авторитета. Но так воспитывая, вы имеете в виду или совершенно глупого ребенка, или думаете запереть вашего питомца в каком-нибудь глухом лесу, удалив его от всякого сближения с людьми; да и тут природа возбудит в нем тысячи мыслей, противоречий, вопросов. Как же вы скажете ему: «Не рассуждай, а верь только тому, что я говорю тебе?»27. В. И. Водовозов был сторонником разумного воспитания, строящегося на гуманном отношении к личности ребенка. Он требовал, чтобы учитель в своей деятельности обращался к сознанию учащихся, учитывал индивидуальные особенности детей и в соответствии с ними проводил учебно-воспитательную работу. Главную роль в нравственном воздействии на ребенка В. И. Водовозов отводил наукам, изучаемым в школе. В качестве других средств нравственного воспитания он называл убеждение, положительный пример взрослых, привычку к труду. Он рекомендовал чаще предоставлять детям возможность самим испытывать свои силы во всяком хорошем и полезном деле. Нравственному формированию личности способствует и эстетическое воспитание. Развитые эстетические чувства, указывал Водовозов, помогают человеку правильно понимать прекрасное и не только испытывать наслаждение, но и находить вдохновение для творческого созидательного труда. Развивая в детях понятие о мере, стройности, гармонии, согласии, «о том, что на простом языке называют складом и ладом», говорил Водовозов, мы тем самым приучаем их соблюдать «этот склад и лад» в своих поступках, ценить его в поступках других людей. В качестве средств, ведущих к развитию у детей чувства прекрасного, он прежде всего называл знакомство с образцами художественной прозы и поэзии, пение, наблюдение за природой, рисование, беседы о картинах великих художников. В. И. Водовозов был убежденным сторонником женского образования. Он решительно выступал против тех, кто ограничивал воспитание женщины лишь узкопрактической подготовкой, требуя предоставить женщине наравне с мужчиной право на образование и на участие в общественной жизни. Цели и задачи, которые В. И. Водовозов ставил перед воспитанием, были неразрывно связаны с идеей подлинной народности в воспитании. В понимании передовых педагогов 60-х гг. народность в воспитании была полной противоположностью «народности», насаждавшейся официальной педагогикой с целью воспитания народа в духе верности самодержавно-крепостническому строю. Идеей горячей защиты народности воспитания проникнуты педагогические взгляды и вся педагогическая деятельность В. И. Водовозова. Он считал необходимым всемерное удовлетворение растущих потребностей народа в образовании. Исходя из того, что воспитание и образование должны удовлетворять запросы народа и быть направлены на то, чтобы хоть в какой-то мере облегчить его тяжелую жизнь, Водовозов требовал, чтобы народу давались ясные и здравые понятия об окружающих его предметах, имеющие прямое отношение к его истории, быту и занятиям, помогающие ему освободиться от различного рода суеверий и предрассудков. Чрезвычайно важно сообщение народу естественнонаучных сведений, поскольку народ живет в непосредственной связи с природой. «Без правильной науки,— подчеркивал В. И. Водовозов,— и нравственное развитие не пойдет далеко, потому что оно будет загорожено множеством препятствий, лежащих в народном невежестве, в том несвободном отношении к явлениям жизни, при котором человек сваливает с себя вину на рок* на невидимые силы...»23. Изучение многовекового опыта русского народа и выработку на его основе оригинальной педагогической системы В.
И. Водовозов рассматривал в качестве неотложной задачи современности. В. И. Водовозов, как и К. Д. Ушинский, считал, что в системе педагогических средств, которые призваны обеспечить осуществление воспитания в духе народности, главная роль принадлежит родному языку. «Родной язык,— писал он еще в 1856 г.,— должен служить главным проводником образования». Говоря о роли языка как о важном педагогическом факторе, В. И. Водовозов подчеркивал, что с помощью языка учащиеся приобщаются к духовной культуре, созданной народом, а это в свою очередь воспитывает у них любовь к народу и родному языку. Кроме того, изучение родного языка необходимо для подготовки учащихся к изучению других предметов школьного курса, так как 28 усвоение знаний в значительной мере зависит от того, насколько они владеют языком. В связи с этим он требовал, чтобы дети обучались не только чтению и письму. Учитель должен заботиться о развитии речи детей, ибо только вместе с речью развиваются ум и чувства, вырабатывается правильный взгляд на окружающую действительность. Важную роль в этом должны сыграть родной язык и художественная литература. В. И. Водовозов считал, что нельзя «ограничить словесность одним изучением языка. Да и язык невозможно понять, не вникнув в идеи, им выраженные»29. Он подчеркивал, что преподавание русского языка и литературы должно основываться на «реальных началах». «Под реальным я разумею здесь не одно знание внешнего видимого мира, а также все, что от него исходит, что в созданиях мысли человеческой имеет прямое к нему отношение»30. Вслед за В. Г. Белинским, Н. А. Добролюбовым и Н. Г. Чернышевским он тесно связывал реализм и народность. Реализм, по его словам, требует от художника изображения самых существенных и злободневных вопросов жизни, в разрешении которых больше всего заинтересован народ. Исторический курс русской литературы Водовозов делил на три части: 1) литературу народную и главнейшие произведения древней письменной литературы, 2) литературу XVIII в., 3) новейшую литературу со времен В. А. Жуковского. Современная критика должна явиться неотъемлемой частью литературы. В. И. Водовозов особенно высоко ставил В. Г. Белинского. «Вновь перечитывая Белинского,— писал Водовозов,— мы не раз думали, отчего бы не выбрать лучшие места из его критических статей и не составить из них род учебника для классов: это, без сомнения, был бы лучший курс практической словесности, в котором так нуждается наша бедная педагогика»31. Среди многих общепедагогических вопросов, получивших освещение в работах В. И. Водовозова, особое место занимает вопрос о воспитывающем характере обучения. Рассматривая воспитание и обучение как две стороны единого процесса формирования личности, Водовозов подчеркивал, что каждый учебный предмет, каждая наука при ее изучении оказывает определенное воспитательное воздействие. Правильно раскрытый научный закон или познанное явление природы не только расширяет умственный кругозор учащихся, но и влияет на формирование их убеждений. Вот почему очень важно, чтобы те или иные факты или явления при их объяснении получили правильное истолкование, чтобы преподносимые учащимся знания были истинными, научными. Особенно большую роль в деле воспитания В. И. Водовозов отводил художественной литературе. Изучение литературы, говорил он, не только воспитывает художественный вкус, эстетические взгляды и обогащает язык учащихся, но и знакомит с жизнью людей в прошлом и настоящем, раскрывает их социальные взаимоотношения, знакомит с мыслями, чувствами и характерами людей. А все это оказывает определенное воздействие на выработку убеждений учащихся, содействует воспитанию чувства любви к своей родине и к своему народу. В качестве средства огромного воспитательного значения В. И. Водовозов рассматривал устное народное творчество. В песнях, былинах и сказках, говорил он, народ воплотил свои лучшие помыслы, чаяния, надежды. Пройдя через века, они не утратили силы и поэтичности и представляют исключительно обучающий и ценный воспитательный материал. Естественные науки, по мнению В. И. Водовозова, также дают возможность воспитания учащихся. Изучение естествознания, физики и химии, вводя учащихся в мир природы и объясняя законы ее развития, способствуют развитию мышления и вооружают человека знаниями на борьбу против различных предрассудков и суеверий. В. И. Водовозов подчеркивал воспитательное значение таких предметов, как география, история, иностранные языки, пение. Говоря о воспитательной роли изучения иностранных языков, В. И. Водовозов полемизировал с ревнителями преподавания древних языков, видевших в них средство умственного и нравственного развития учащихся. Он писал: «Мы можем почерпнуть свое образование прямо в современных источниках, где слились струи древнего и нового мира. Новые языки, хотя бедные формами, но богатые внутренним содержанием, едва ли не плодотворнее подействуют на дух изучающего, чем латинский и греческий, лишь бы самое изучение их построено было на педагогических основаниях. На них выражено все обилие понятий и идей, выработанных вековыми усилиями христианских народов, все великие результаты изучения мира нравственного и физического, и новейшие литературы имеют явное превосходство в воспитательном отношении перед древними»32. В. И. Водовозов придавал особое значение организации наблюдений учащихся вне класса и демонстрации опытов в классе. Если поблизости есть какой-нибудь завод, он рекомендовал учителю сводить туда воспитанников, чтобы показать действие пара. Возглавляя комиссию по наглядному обучению при Петербургском педагогическом обществе и руководя учительскими съездами, В. И. Водовозов стремился привлечь самих учителей к изготовлению наглядных пособий. «Преподавателю предстоит самый занимательный и живой труд,— писал он,—^всякий раз придумать такое наглядное объяснение, с помощью которого учащиеся могли бы всего скорее усвоить предмет... Вообще мы предполагаем в преподавателе особую страсть чертить, резать, клеить, основанную на постоянном стремлении представить совершенно просто и понятно то, что в науке кажется хитрым и мудреным»33. Большое значение в обучении В. И. Водовозов придавал языку учителя. В школе изучается ряд явлений, исторических событий, которые непосредственно наблюдать нельзя. В этих случаях восприятие учащихся осуществляется только через слово учителя, который должен уметь создать яркий образ, обрисовать предмет. «Учащиеся должны слышать от учителя только ясную, отчетливую, понятную им речь. Только преподаватель, который сам не понимает предмета, а заучил, как сорока, известные книжные фразы, будет говорить с детьми языком, для них недоступным»34. В. И. Водовозов указывал, что только те знания прочны и действенны, которые приобретены учащимися в процессе активной работы мышления. Поэтому он рекомендовал, чтобы преподносимая в школе система знаний не являлась «одним мертвым остовом», а была понята учащимися, чтобы они сами участвовали в ее выработке и вырабатывали умения самостоятельно учиться. Надо устроить дело обучения так, писал он, «чтобы дети путем наблюдений и размышлений сами доходили до известного знания, а преподаватель только облегчил бы их труд, предлагая факты для наблюдения и направляя вопросами к общему выводу. Чтобы приобретаемые учащимися знания не оставались для них чужими, формальными, необходимо так организовать педагогический процесс, чтобы учащиеся во время урока являлись не пассивными слушателями, а активно осмысливали учебный материал»35. Он считал недопустимым подавление и запугивание детей. Только свободная, сознательная деятельность «составляет радость для детей и служит первым условием для их развития»36. Если знания явились результатом активной мыслительной деятельности учащихся, подчеркивал В. И. Водовозов, то при ответе ученик не будет употреблять бессодержательных слов, его ответ будет немногословен, но содержателен. И наоборот, там, где дети механически заучивают, там они употребляют множество слов, с которыми не соединяют предмета. Наиболее распространенными формами проверки он считал просмотр домашних работ учащихся, устный опрос и контрольные письменные работы. Свои взгляды по вопросам организации работы народной школы В. И. Водовозов изложил наиболее обстоятельно в работе «Предметы обучения в народной школе», «Книге для учителей» и «Руководстве к «Русской азбуке». Задачу народной школы он видел не только в обучении детей грамоте, но и в вооружении их полезными сведениями из различных областей науки, в выработке практических трудовых навыков, в содействии нравственному, физическому и эстетическому развитию учащихся. Рекомендации В. И. Водовозова в отношении учебного плана для народной школы резко отличались от официальных установок, изложенных в «Положении о начальных народных училищах» (1864). В нем предметами учебного курса народных училищ предусматривались: закон божий (краткий катехизис и священная история); чтение по книгам гражданской и церковной истории; письмо; первые четыре действия арифметики и церковное пение. В качестве основного предмета народной школы В. И. Водовозов называл родной язык, при изучении которого обращал особое внимание на сознательность чтения, правильность письма и ясность речи. По арифметике В. И. Водовозов предусматривал овладение учащимися к концу третьего года обучения четырьмя арифметическими действиями над числами любой величины; устное и письменное решение задач; действия с именованными числами; общее понятие о дробях и знакомство с мерами длины и веса. В учебный план народной школы В. И. Водовозов рекомендовал ввести специально уроки-беседы. Он объяснял это необходимостью разъяснить, развить понятия детей, придерживаясь при этом известной строгой последовательности и системы, научить детей группировать, приводить в порядок свои представления и, наконец, выражать их связно, ясно и правильным русским языком. «Упражнения в изустной речи,— писал он,— имеют не менее значения, как и упражнения в чтении и письме, а для сельских детей, может быть, особенно важны по причине совершенной их непривычки давать себе отчет в своих впечатлениях» . Объяснительное чтение, по его мнению, не могло заменить полностью такой систематической беседы. Разработанная им программа уроков-бесед предусматривала получение учащимися первого класса знаний о положении предметов и их форме, о их назначении и свойствах (цвет, величина, твердость и др.), первые упражнения в описании, сравнении и группировке предметов. На втором году обучения он рекомендовал посвящать уроки-беседы ознакомлению детей с временами года, изменениями в природе и сельских занятиях, свойственных каждому времени года, главными занятиями и промыслами городских жителей. На этом году обучения учащиеся получают также сведения по географии (описание земли) и естествознанию (беседы о млекопитающих животных и птицах), общее понятие о поле и лесе, некоторых травах и деревьях. Темами бесед на третьем году обучения являлись земноводные рыбы, низшие животные, строение и жизнь растения. Учащимся давались также понятия о 37 минералах и металлах, о простейших физических явлениях, важнейшие сведения из истории. В. И. Водовозов считал, что уроки-беседы помогут учителю вооружить учащихся элементарными знаниями из области естественных наук и истории, а также дать ряд необходимых полезных сведений для хозяйственной деятельности человека. Методика проведения подобных бесед подробно разработана Водовозовым в его книгах «Руководство к «Русской азбуке» и «Предметы обучения в народной школе». Для третьего года обучения В. И. Водовозов создал специальную программу географических сведений, углубляющую первые знания детей по географии, полученные на уроках-беседах (шарообразность земли, ее суточное и годовое движение, части света, рельеф, план и карта; особенности главнейших географических полос России и др.). В народной школе, по мнению В. И. Водовозова, должны также вестись занятия по черчению (сюда он относил и рисование), светскому пению и гимнастике. Он мечтал, чтобы настало время, когда при лучшем, более правильном устройстве народной школы они заняли в ней должное место. Пение рассматривалось им как важное средство эстетического и нравственного воспитания. «Пение для маленьких детей,—писал Водовозов,— служит эстетическим образованием, возбуждая их чувства при виде красот природы, внушая им многие прекрасные мысли... Худо, если юноша никогда не чувствовал в себе охоты петь: ждите в нем самого бездушного эгоиста»38. Предложенная В. И. Водовозовым учебная программа в целом, равно как и написанные им в соответствии с этой программой учебные пособия и руководства для учащихся и учителей народной школы, выражали передовые для того времени педагогические позиции и находили широкое распространение в народных школах. В педагогике 60—70-х гг. XIX в. одной из спорных проблем была проблема урока, и к решению ее многие педагоги подходили по-разному. Сторрнники теории И. Ф. Гербарта (А. И. Анастась- ев, И. И. Паульсон, М. И. Демков, В. В. Половцев и др.) считали, что структура любого урока, независимо от содержания предмета и возрастных особенностей учащихся, должна всегда определяться одними и теми же формальными ступенями обучения. К. Д. Ушинский, а вслед за ним Л. Н. Толстой, В. И. Водовозов, Н. Ф. Бунаков и другие прогрессивные педагоги и методисты XIX в. хотя и считали, что путь ученика от незнания к знанию проходит через такие ступени обучения, как восприятие, мыслительная переработка и закрепление в памяти и привычках воспринятого, но выступали против того, чтобы любой урок строился по каким-то застывшим, раз навсегда установленным схемам. Структура и план урока, по их мнению, зависят от характера учебного материала, возрастных особенностей детей и дидактических задач. Применительно к народной школе В. И. Водовозов наиболее распространенной для так называемого смешанного типа урока считал структуру, включавшую: проверку домашнего задания, сообщение темы и цели урока, подготовку к изложению нового материала, сообщение нового материала, физкультурную минуту, упражнения в закреплении новых знаний и домашнее задание. Кроме указанного типа урока он различал специальные уроки объяснения нового материала, уроки закрепления знаний, или уроки практических упражнений, и уроки повторения и проверки знаний. Однако структура отдельного урока, указывал он, не может не изменяться в зависимости от его целей, содержания учебного материала и возраста детей. Вместе с тем В. И. Водовозов подчеркивал, что успех обучения зависит не только от успешного планирования отдельных уроков, но и от системы уроков, от той последовательности, в которой будут идти уроки. Отдельный урок не должен быть обособленным, вне системы уроков, он должен представлять законченное звено в логически стройной цепи знаний. Важно, чтобы учитель, сообщая учащимся знания на уроке, помнил об их дальнейшем развитии на последующих уроках. Разрабатывая структуру уроков, Водовозов указывал, что успех обучения зависит не только от того, как будет построен урок, но и от некоторых других факторов. К числу таких он в первую очередь относил классную дисциплину, внимание учащихся и способ преподавания. Будучи горячим противником физических мер воздействия и сурового отношения к ребенку, Водовозов выступал за разумную организацию учебного процесса, построенную на глубоком уважении личности учащегося. «Порядок в школе и успехи учащихся,— говорил он,—лучше всего достигаются, без всяких наказаний или наград, самим способом преподавания и способом обхождения преподавателя с учениками»39. Водовозов отмечал, что дисциплина учащихся зависит не только от общего направления работы школы, но и от той системы, которой определен классный порядок. «Система эта не должна,стеснять учащихся в выражении каждым из них своих способностей и особенностей характера, не должна делать из класса выставку двигающихся по заведенной пружине кукол: однако она все-таки определяет известные требования, которым все должны подчиняться, преимущественно для сбережения времени в классе»40. Для поддержания внимания учащихся на уроке Водовозов рекомендовал объяснение материала строить так, чтобы во всяком предмете находить «его живую сторону», а также разнообразить приемы и методы работы учащихся на уроке. Так, например, он говорил: «Чтобы поддержать внимание в классе при устных беседах или объяснениях, преподаватель переспрашивает если не всех, то по возможности наибольшее число учащихся и особенно тех, которые менее способны к вниманию. Сначала задавши вопрос, он потом вызывает к ответу одного, другого, чтобы каждый мог ожидать, что его спросят. Таким образом, заправляя разом всем классом, он не даст никому времени задумываться или отвлечься от предмета»41. Много внимания уделял В. И. Водовозов разработке методики организации занятий учителя одновременно с тремя отделениями (классами), поскольку в то время в большинстве случаев в народной школе работал только один учитель. Проведение урока при одновременном занятии учителя с тремя отделениями, предупреждал В. И. Водовозов,—дело сложное и трудное, успех может быть достигнут только при тщательной разработке учебного расписания и серьезной подготовке учителя к уроку. Ведь необходимо, пока учитель занимается с одним отделением, обеспечить продуктивную самостоятельную учебную работу двух других. Примерное расписание занятий учителя с тремя отделениями В. И. Водовозов приводит в книге «Предметы обучения в народной школе». Как на обязательное условие организации обучения Водовозов указывал на необходимость беречь детские силы и поддерживать их умственную свежесть, занятия распределять так, чтобы на первых уроках дети были заняты более трудной умственной работой, а на последующих — более легкой, механической. Во время перемен он советовал предоставлять детям свободу побегать и поиграть. Было бы хорошо, говорил он, если бы учитель во время такого отдыха мог показать им какую-нибудь умную и полезную игру. В правильной организации работы народной школы помимо учебной программы В. И. Водовозов уделял большое внимание вопросу обучения. Он понимал, что решение основной задачи школы не может быть сведено лишь к выработке учебной программы, необходимо продумать те пути и средства, которыми можно достигнуть сознательного, глубокого и прочного усвоения знаний. В. И. Водовозов много внимания уделял методам обучения в народной школе. Под методом обучения он понимал не частный прием, употребляемый при обучении, а путь, по которому учащиеся идут от незнания к знанию. «Я разумею под методом тот путь,— писал он,— которым мы доходим до понимания окружающих явлений, до сознательного усвоения предметов, до образования понятий» 42. В. И. Водовозов был сторонником новых методов обучения, и прежде всего аналитико-синтетического звукового метода обучения грамоте, объяснительного чтения и наглядного обучения. Раскрывая цель и задачи новых методов, Водобозов писал: «Я старался указать метод, согласный с тем направлением науки, в котором она идет последовательным путем от наблюдения над предметами к обобщениям, следовательно, метод естественного развития, при котором ребенок действует самостоятельно, но только под вашим руководством, где ему дается материал для наблюдения известным образом... Одним словом, метод, в котором вы имеете в виду не заучивание только, не долбление, а самодеятельное усвоение знаний»43. Далее Водовозов указывал, что новые методы имеют то важное преимущество, что они постоянно побуждают детей, а вместе с ними и учителя к самодеятельности. Следуя им, добросовестный учитель волею-неволею становится художником и творцом. В. И. Водовозов подчеркивал, что при выборе того или иного метода обучения учитель должен исходить прежде всего из содержания самого учебного материала и возрастных особенностей учащихся. Большое значение В. И. Водовозов придавал монологическому методу изложения знаний учителем (рассказ и объяснение). В форме небольшого рассказа, подчеркивал он, учитель живо, образно передает учащимся главную идею, раскрывает самую сущность предмета или явления, причем делает это настолько искусно, что учащиеся чувствуют себя как бы свидетелями слышанного. В. И. Водовозов также обращал внимание учителя народной школы на необходимость правильного использования метода беседы, который должен, по его мнению, широко применяться в школе. Достоинство этого метода он видел в том, что в работу вовлекается весь класс. Беседа должна вестись последовательно, по заранее продуманным и целенаправленным вопросам учителя. Умело поставленные учителем вопросы должны не только побуждать учащихся к более глубокому продумыванию уже известного материала, но и способствовать развитию их самостоятельного мышления. В. И. Водовозов предупреждал, что в беседе не следует злоупотреблять наводящими вопросами, поскольку они не всегда могут привести к желаемой цели. В большинстве случаев подобными вопросами учитель ведет учеников на помочах, вместо того чтобы давать ему как можно больше * самостоятельной работы. Исключительно важное место В. И. Водовозов отводил упражнениям как важнейшему методу закрепления учебного материала. Их он подразделял на устные, письменные и практические (постановка опытов и т. п.). Особенно подробно им разработана методика упражнений по русскому языку. Основные педагогические требования, которые он предъявлял упражнениям, сводились к следующему: для учащихся должна быть понятна цель и назначение выполненных упражнений; они должны быть посильными для них, но требовать умственного и волевого усилия; упражнения следует располагать в определенной системе; все они должны выполняться правильно и аккуратно, быть проверены и оценены. Передовые педагоги второй половины XIX в. большое внимание уделяли вопросу о методе первоначального обучения грамоте. В систему обучения детей грамоте внес переворот звуковой метод, обоснованный К. Д. Ушинским. Этот метод все более внедрялся в практику школы взамен устаревшего буквослагатель- ного. Огромные заслуги в деле разработки звукового метода и внедрения его в практику работы народной школы принадлежат также и В. И. Водовозову. Устный, звуковой разбор слов он рассматривал и как средство умственного развития учащихся: проводя упражнения, учитель объясняет значение слов, сравнивает слова по звукам, заставляет угадывать звуки. На уроках чтения в народной школе, указывал В. И. Водовозов, учащиеся должны овладеть техникой чтения и научиться использовать книгу как источник полезных знаний. Школа должна научить читать ясно, бегло, сознательно, с полным вниманием к тексту, выразительно. Вместе с тем «преподаватель должен помнить, что в чтении он дает учащимся могучее средство к будущему самообразованию, к тому, чтобы потом усвоить знания, каких не может дать народная школа»44. Успешному решению этих задач содействовали уроки объяснительного чтения в народной школе. Объяснительное чтение В. И. Водовозов рассматривал как средство умственного, нравственного и эстетического развития детей. Важно только, подчеркивал он, чтобы статьи, предназначенные для чтения, как по своему содержанию, так и по форме отвечали воспитательным и образовательным задачам школы и соответствовали возрастным особенностям учащихся. В. И. Водовозов различал статьи двоякого рода: статьи, заключающие сведения о природе, о промыслах и вообще о деятельности человека (деловые статьи), и статьи поэтического содержания, в которых видное место занимают воображение и чувство (статьи художественные). Одним из важнейших средств расширения кругозора учащихся В. И. Водовозов считал внеклассное чтение. Организацией внеклассного чтения, по его мнению, обязательно должен руководить учитель. Он рекомендовал учителям составлять классные библиотечки, а также устраивать читательские кружки. В методических пособиях для учителей он приводил подробные списки литературы для внеклассного чтения учащихся. Написанные им книги «Детские рассказы и стихотворения», «Рассказы из русской истории», «Элементарные рассказы из физики и химии» и другие предназначались для домашнего чтения. Вопросы методики преподавания арифметики, как и других предметов народной школы, В. И. Водовозов также решал, исходя из своих общедидактических воззрений. Проникновенно, с большой любовью говорил В. И. Водовозов о роли и значении учителя народной школы: «Да, тяжел, во многих отношениях незавиден и некорыстен труд преподавателя в народной школе; но ему на долю выпало великое утешение: заронить искру божию в густой мрак невежества, осветить светом разума темные души, которые без него, может быть, никогда не дошли бы до сознания своего человеческого достоинства, открыть безграмотному человеку первый путь и к дальнейшим успехам в жизни, и к успехам в деле своего умственного и нравственного развития» 45. Неправильно смотреть на должность народного учителя, указывал он, как на труд, который может выполнить какой-нибудь бессрочно-отпускной, вернувшийся домой, или писарь, выгнанный со службы из города, или недоучившийся семинарист. «Работа в сельской школе представляет самый важный и трудный предмет, за который взяться с умением доставило бы много чести и кандидату университета» 46. Влияние учителя на детей столь велико, что никакая программа, никакое учебное руководство не смогут его заменить. «При устройстве какого-нибудь училища,— писал он,— обыкновенно более всего хлопочут о составлении приличной программы. Программа, конечно, важное дело, но если нет людей, которые могли бы привести ее в исполнение, то и лучшая программа не принесет пользы: она будет только красивою полкой, на которую можно наставить вовсе некрасивые предметы»47. На вопрос, кто является истинно народным учителем,. В. И. Водовозов отвечал: «Необходимо образовывать людей из народа». При этом он подчеркивал, что народные учителя должны быть воспитаны не в столице, а, по возможности, близко к той местности, где им придется действовать. Это должны быть лучшие в нравственном отношении натуры, лучшие силы общества. Касаясь программы образования народного учителя, В. И. Водовозов подчеркивал,, что народный учитель помимо своей специальной, общепедагогической и методической подготовки должен обладать достаточными знаниями из различных наук. «При строгом выборе тех частей знания, которые наиболее применимы в народной школе,— говорил он,— ему следует изучить свою науку основательно. Ему особенно необходимо развивать наблюдательность ума, ясный и толковый взгляд на природу, через близкое и наглядное знакомство с ее явлениями... Естествознание займет видное место в кругу его знаний»48. Кроме того, учитель должен иметь основательные знания в области гигиены, сельского хозяйства, технических производств или промыслов той местности, в которой он готовится быть учителем. Народный учитель должен осознавать большую ответственность в своем деле, должен любить свою профессию, быть не только учителем, но и воспитателем. Учителю нельзя останавливаться, а необходимо всемерно совершенствовать свои знания и педагогическое мастерство. Исключительно большую роль отводил Водовозов учителю в деле повышения культурного уровня народа. Он советовал учителю принимать активное участие во всех областях народной жизни, знакомить народ с законами и явлениями природы, вести борьбу с суевериями и предрассудками. «Борьба с суевериями и предрассудками,— писал он,— составляет одно из главных его призваний: тут ему придется действовать не только на своих воспитанников, но и на их родителей, от которых зависит отдача их в школу»49. Наука, неоднократно подчеркивал он, должна служить учителю одним из средств к сближению с народом, сам успех преподавания зависит от его тесной связи с народом. Положение народного учителя в царской России было тяжелым. Скудные материальные и культурно-бытовые условия учителя не могли не отразиться и на его работе. Водовозов неоднократно выступал с требованием улучшить материальное положение народных учителей. Он писал: «Наша забота должна состоять в том, чтобы поставить и учителя в более независимое и обеспеченное положение. Когда он действительно почувствует свой авторитет на избранном им поприще, когда ему будет осязательна приносимая им польза, то он будет гордиться своим званием, а не бегать от него»50. Василий Иванович Водовозов является талантливым представителем прогрессивной русской педагогической теории и практики второй половины XIX столетия. На протяжении всей своей сорокалетней общественно-педагогической деятельности он выступал как просветитель-демократ, как горячий патриот русского народа, глубоко веривший в творческие силы своего народа и отдавший всю свою жизнь для его просвещения. По своим заслугам в деле развития народной школы и передовой методической теории В. И. Водовозов занимает почетное место среди учеников и последователей великого русского педагога К. Д. Ушинского. Со времени появления работ В. И. Водовозова прошло более века. Однако многие идеи выдающегося педагога второй половины XIX в., разработанные им педагогические принципы, формы и методы учебной работы представляют интерес для педагогической науки и школьной практики сегодня. Для современного читателя, будь то учитель, организатор народного образования, ученый-педагог или студент, педагогическое наследие В. И. Водовозова ценно не только тем, что оно содержит огромный историко-познавательный материал, отражающий становление и развитие педагогической мысли в России. Это наследие ценно и тем, что в нем мы находим педагогические идеи, методические положения, не утратившие своей актуальности и для нашего времени. И хотя значительная часть идей В. И. Водовозова уже вошла в золотой фонд советской педагогики, представляет собой «педагогические истины», credo советской дидактики, перечитывая его сочинения, мы узнаем, что не все богатство его наследия нами освоено и взято на вооружение. Еще предстоит осмыслить его общепедагогические и дидактические воззрения на содержание, формы и методы учебно- воспитательной работы в начальной школе. Огромный интерес представляет его опыт создания книг для первоначального обучения, отличающихся удивительным богатством и разнообразием материала. Не менее интересными являются и методические пособия для учителей, работающих по этим книгам. Сохраняют свою ценность предложенные В. И. Водовозовым в свое время методы изучения русского языка и литературы в старших классах, использования этих предметов для формирования мировоззрения и эстетических чувств учащихся. Советская школа вступила в новый этап своего развития, дальнейшего совершенствования содержания школьного образования и перестройки учебно-воспитательного процесса. Все это в конечном итоге направлено на поднятие уровня знаний, воспитания и всестороннего развития подрастающего поколения и подготовки его к созидательному труду в условиях социально- экономического и научно-технического прогресса. В этом большом и важном деле работы В. И. Водовозова, несомненно, будут полезны при решении поставленных перед нашей школой и учителем задач. В. С. Арапский
| >>
Источник: Водовозов В. И.. Избранные педагогические сочинения. 1986

Еще по теме Педагогическая деятельность и педагогические взгляды В. И. Водовозова (1825—1886):

  1. БОГИНСКАЯ Ольга Сергеевна. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРЕДИКТОРЫ СТАНОВЛЕНИЯ ГОТОВНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА К ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, 2017
  2. Борытко Н. М.. Педагогические технологии: Учебник для студентов педагогических вузов, 2006
  3. Педагогические взгляды А. Н. Острогорского
  4. Под общей ред. В.С. Кукушина. Педагогические технологии: Учебное пособие для студентов педагогических специальностей/, 2004
  5. Под ред. А. С. Роботовой. ВВЕДЕНИЕ В ПЕДАГОГИЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, 2002
  6. 6. Создание вариативных педагогически     организованных видов деятельности для     реализации внутренней активности     учащихся в различных видах деятельности
  7. Понятие о профессионально-педагогической деятельности
  8. Глава 3 ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЕЕ СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ
  9. Профессионально-педагогическая деятельность мастера производственного обучения
  10. Педагогическая и научно-организационная деятельность П.А. Сорокина в США
  11. Педагогическая культура как сущностная характеристика личности и деятельности педагога профессиональной школы
  12. Методы изучения продуктов деятельности и обобщения передового педагогического опыта
  13. Содержание профессионально-педагогической деятельности преподавателя начальной профессиональной школы
  14. О. А. Лапина, Н.Н.Пядушкина. Введение в педагогическую деятельность : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений, 2007