<<
>>

Отношение процедуры деятельности к цели и другим структурным образованиям деятельности

А. Н.Леонтьев действительно использует понятие процедуры (способа) деятельности (действия). Более того, оно у него является относительно проработанным. Так, способ действия не есть нечто неизменное, он варьирует в зависимости от условий, в которых должно осуществиться действие.

Вариабельность условий вызвала необходимость в особом понятии «задача», которая есть «цель, данная в определенных условиях» [Там же, с. 249].

Иными словами, действие (деятельность) представляется при этом как один из некоторой совокупности вариантов процесса. Последние строятся на основе различных вариантов процедуры, причем каждый из них отвечает определенной совокупности условий. О множественности вариантов процесса деятельности упоминается в литературе [например: Теплов Б. М., 1961, с. 10]. Характеризуя подобным образом понимание деятельности и ее процедуры, нужно уточнить, что под «условиями» следует разуметь не только и не столько внешние условия деятельности, но, прежде всего, характер трех из ее структурных моментов — предмета, субъекта и средства. Природа и текущее состояние каждого из структурных моментов определяют возможность или невозможность достижения цели, требования к характеру других субстанциальных структурных образований, сам характер действий, или процедуру.

Что касается субъекта, то он определяет процедуру деятельности двояким образом. Будучи активным началом в деятельности, он является носителем ее цели. Ее главенствующая роль в определении характера деятельности является общепризнанной и не вызывает сомнений. Если деятельностный компонент предваряется постановкой цели, он получает статус действия.

Вместе с тем субъект участвует в образовании процесса деятельности наряду с другими ее структурными моментами. При этом каждая из его инструментальных подсистем — органы чувств и движения, функциональный мозговой орган и энергетическая подсистема — может иметь те или иные характеристики и находиться в различных функциональных состояниях. Все это обусловливает значительную специфику каждого конкретного субъекта деятельности как ее структурного момента, а следовательно, и влияние с его стороны на другие структурные моменты по многим направлениям.

Однако, как уже говорилось, существование множества потенциальных вариантов деятельности обусловливается вариабельностью характеристик и состояний всех ее базовых образований. Поэтому в принципе может быть произвольно выбран в качестве «независимой переменной» не только субъект, но и любой другой из структурных моментов (равно как и процедура), причем в каком-то определенном, ситуативно обусловленном его содержании. Тогда все остальные структурные моменты окажутся «зависимыми переменными». Например, средство деятельности может оказаться решающим фактором, который определит вариант ее процедуры и одновременно предъявит те или иные требования к характеристикам инструментальной сферы ее субъекта и остальных структурных моментов. В других случаях центральным (изначально данным) может явиться другой исходный структурный момент, остальные придется прилаживать к нему.

Это отнюдь не надуманные ситуации, как может показаться на первый взгляд, они часто встречаются в реальной жизни. Так, например, при реставрации исторического памятника последний, будучи предметом предстоящей деятельности, диктует вполне определенные требования к характеристикам самого субъекта этой деятельности, так же, как и к используемым орудиям и пр.

Точно так же в роли определяющего звена могут оказаться и внешние условия. Например, специфика открытого космоса настолько значительна, что деятельность в нем ставит вопрос не только об учебной подготовке будущих деятелей, но и об отборе кандидатов на такую подготовку. Надо заметить, что всякий профотбор, в том числе и отбор учащихся в учебные заведения, децентрирует субъекта в системе организуемой деятельности, поскольку какой-то другой ее структурный момент волей обстоятельств ставится в главенствующее положение: он не может быть заменен на другой объект и его характеристики должны быть приняты как данность.

Такого рода вопросы связаны не с осуществлением деятельности, а с подготовлением возможности ее осуществления, которое предполагает выбор, или, говоря вообще, генезис ее структурных моментов. Когда последний будет завершен, начнется совместное функционирование созданных структурных моментов, которое и составит осуществление этой деятельности. Всякое подготовление — это по существу мета-деятельность, она выполняется не тем субъектом, который будет участвовать в подготовляемой деятельности, а часто и другим человеком: Генезис субъекта будущей деятельности представляет собой лишь один из подготовительных компонентов. Помимо субъекта должны быть созданы и все другие недостающие структурные моменты этой деятельности.

При выполнении того или иного подготовительного компонента, в свою очередь, могут отсутствовать какие-либо необходимые для этого условия. В частности, субъекту подготовительной деятельности может недоставать информации о необходимых характеристиках создаваемого структурного момента планируемой деятельности. Таким образом, возникает вопрос: как определить эти характеристики, исходя из наличной ситуации и стоящей перед деятелем цели? Подобные случаи особенно интересны для рассмотрения в данном контексте, так как они неизбежно приводят к постановке вопроса о том, как соотносятся между собой структурные моменты деятельности, или вопроса о связях, которыми они объединяются в единую систему — деятельность.

Методологическими исследованиями было установлено, что в структурах имеются связи различного типа: порождение, преобразование, взаимодействие, функционирование, строение, развитие, управление [Юдин Э.Г., 1978, и др.]. Они обнаруживаются и при анализе деятельностной структуры. Так, например, выше говорилось, что предмет деятельности преобразуется в ее продукт; очевидно, что субъект и средство (или средство и предмет) взаимодействуют друг с другом; субъект порождает продукт и т.д.

Однако при поиске неизвестных характеристик структурного момента деятельности, который пока отсутствует и который предстоит создать, ни одна из этих связей не дает необходимой под сказки. Это было отмечено в работе И. П. Калошиной [Калошина И. П., 1983]. Вообще, как отмечается в литературе, построение типологии связей, имеющих место в различных структурах, пока не завершено. Сама И. П. Калошина ввела понятие «уподобление» (в ином значении этого слова, чем у А. Н. Леонтьева). Фактически здесь имеется в виду соответствие: в выстроенном автором ряду каждый последующий компонент уподобляется предыдущему («отрицает», «снимает» его). В исследовании утверждается, что это знание позволяет планомерно находить неизвестные характеристики тех или иных структурных образований, исходя из известных характеристик других.

Очевидно, что рассмотрение такого рода отношений должно быть продолжено. Необходимо уточнить ряд пунктов. Какие структурные образования объединяются между собой связью соответствия? Является ли оно односторонним или взаимным? Располагаются ли соответствующие друг другу образования попарно на одной линии или же отношение соответствия может объединять в группы три и более деятельностных образования? Ответы на эти и другие вопросы повысили бы эвристический потенциал введенного понятия. Кроме того, несмотря на декларируемый «особый» статус этого типа связей, «уподобление» необходимо соотнести с другими их типами.

При решении подобных вопросов, прежде всего, нужно учитывать контекст рассмотрения: идет ли речь о подготовке условий рассматриваемой деятельности или же о самом ее осуществлении. Как уже говорилось, в ситуации подготовления любой из исходных структурных моментов может явиться центральным. Следовательно, все другие структурные образования должны будут иметь такие характеристики, которые обеспечат их соответствие данному структурному образованию. Достаточно обратить внимание на то, что в деятельностной системе каждый из структурных моментов взаимодействует с каждым из остальных — прямо или опосредованно, а успешный характер этого взаимодействия предполагает наличие между ними соответствия, или «уподобления».

Другое дело, если берется аспект функционирования. Здесь центральным структурным моментом всегда является субъект: перед ним уже стоит определенная цель, хотя и возможно, что при этом остается незавершенной подготовка того или иного из исходных структурных моментов — орудия, предмета, какого-либо элемента внешних условий или даже самого субъекта. Последний случай может означать, что деятелю неизвестен способ деятельности.

Ясно, что упоминаемый анализ И. П. Калошиной относится именно к ситуации функционирования, осложненной отсутствием какого-либо из структурных образований деятельности. В такой ситуации, действительно, мера определенности во взаимоотно шениях между ними становится достаточно высокой. По характеристикам наличного структурного образования можно заключить, какими свойствами должен обладать объект, который вступит с ним в непосредственный контакт. Здесь линейное расположение структурных образований при выявлении их соответствия является уже в большей мере оправданным, поскольку прослеживается последовательность реальных (часто — двигательных) взаимодействий между ними.

Таким образом, деятельность детерминируется не только целью. Это не умаляет роли цели: именно она «выбирает» сам класс возможных способов деятельности. Однако затем характером наличных условий определяется нередко единственно приемлемый способ получения желаемого продукта. У других авторов обнаруживается такая же позиция. Введение А. Н.Леонтьевым понятий «задача» и «операция» предполагало, что при наличии одной цели могут быть разные способы реализации действия. Согласно А. В. Запорожцу, деятельность определяется «не только объектом, имеющим значение цели, но и другими объектами, выступающими в качестве условий ее достижения» [Запорожец А. В., 1986, т. 2, с. 31].

О. А. Конопкин пишет: «...связь между принятой субъектом целью и осуществляемой им программой деятельности отнюдь не является однозначной: цель еще не детерминирует жестко выбора осуществляемой субъектом программы действий» [Конопкин О. А., 1978, с. 82].

Нужно также принимать во внимание, что, хотя цель и является ведущим из числа детерминирующих деятельность факторов, сама она определяется той потребностью, которая была опредме- чена, конкретизирована в ней субъектом.

<< | >>
Источник: Габай Т. В.. Педагогическая психология : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Т. В. Габай. — 4-е изд., стер. — М. : Издательский центр «Академия». — 240 с.. 2008

Еще по теме Отношение процедуры деятельности к цели и другим структурным образованиям деятельности:

  1. Труд - основание для понимания человека и общества. Общественные отношения. Процесс производства; производительные силы; человек как предмет труда. Стимулы, мотивы и средства деятельности. Экологическая деятельность и экологические отношени
  2. Процедура деятельности
  3. Процедура деятельности и субъект
  4. Функциональный компонент по генезису процедуры деятельности учения
  5. СТРУКТУРНЫЕ МОМЕНТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  6. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УЧЕНИЯ: ЕЕ СТРУКТУРНЫЕ МОМЕНТЫ
  7. ФОРМА СУЩЕСТВОВАНИЯ СТРУКТУРНЫХ МОМЕНТОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. Структурно-функциональные основы деятельности мозга
  9. 1.1 Правоохранительной деятельности, ее основные признаки и понятие, задачи и цели
  10. ПОЧЕМУ ВО ВРЕМЕНА РАВЕНСТВА И РЕЛИГИОЗНЫХ СОМНЕНИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НЕОБХОДИМО НАПРАВЛЯТЬ НА ОЧЕНЬ ОТДАЛЕННЫЕ ЦЕЛИ
  11. 86. УЧЕНИЕ КАК ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. Раздел 12 ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ОКАЗАНИЮ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ
  13. ФИЛОСОФИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Формы и методы человеческой деятельности. Философская методология
  14. Единство внешней, материальной деятельности и деятельности внутренней, психической
  15. § 3. Место образования среди главнейших сфер человеческой деятельности