<<
>>

ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРА: ОТКАЗ ОТ НЕНУЖНЫХ ИЛЛЮЗИЙ ИЛИ УТРАТА ЦЕННОСТЕЙ? Е.И. КАМИНСКАЯ

Каминская Е.И., доцент кафедры международного частного и гражданского права Московского государственного института международных отношений (Университет) МИД России, кандидат юридических наук.

Относительно личных неимущественных прав автора (или, как их часто именуют в иностранном законодательстве и доктрине, моральных прав автора) континентальное авторское право традиционно придерживалось взгляда если не благоговейного, то, во всяком случае, чрезвычайно уважительного.

Как известно, комплекс прав, признаваемый за автором произведения литературы, науки или искусства, неоднороден по природе отдельных субъективных правомочий и включает права как имущественного, так и неимущественного содержания. Как бы при этом ни расставлялись акценты (монистическая теория рассматривала этот комплекс в качестве единого авторского права, а дуалистическая теория подчеркивала в нем фрагментарность его составляющих - имущественных и личных неимущественных прав), доктрины сходились в одном. Главенствующее место в этом комплексе прав всегда отводилось именно "моральным" правам.

Во-первых, за ними признавался приоритет в порядке возникновения авторских прав, и даже более того - признание за каким-либо лицом имущественных прав на использование своего произведения непременно обусловливалось признанием за ним права авторства - ключевого из "моральных" прав. Во-вторых, в случае столкновения интересов автора с интересами третьих лиц (например, при коллизиях вещных прав на материальный носитель и имущественных прав на само произведение, воплощенное на этом носителе) нередко случавшийся в судебной практике "перевес" в пользу автора обосновывался тем, что ему принадлежат личные неимущественные права.

Такая позиция основывается на естественно-правовой теории, точнее, на применении этой теории к авторским правам mutatis mutandis. Как считается, права на свое творение имманентны автору. Закон, по сути, не наделяет его авторскими правами, а лишь подтверждает их наличие. Но было бы недостаточно сказать, что в данном случае имеет место признание за автором прав человека. Последние признаются за личностью (которая априори всегда самоценна). Авторское же право более избирательно: чтобы пользоваться правами, мало быть личностью. Авторские права признаются в связи с созданным этой личностью произведением.

При этом произведение являет собой результат не просто интеллектуальных, но творческих (и, значит, глубоко личных) усилий. Тот факт, что произведение, для того чтобы охраняться авторским правом, непременно должно носить печать индивидуальности автора, как раз и говорит о связи личности и ее творения.

Таков традиционный доктринальный "фон" проблемы.

В современный период авторское право претерпевает серьезные изменения. Возникают новые практические потребности и новые технические возможности, меняется расстановка сил в извечном конфликте автора с пользователями, а это значит, что при регулировании отношений в связи с созданием и использованием произведений могут измениться и традиционные правовые ориентиры. Завершающий этап кодификации гражданского права в России затронул как раз отношения, связанные с интеллектуальной собственностью. И поскольку всякая кодификация сама по себе знаменует создание новой единообразной системы регулирования в новых условиях, интересно понять, какое место отводится сейчас в авторско-правовой системе регулирования тому, что изначально признавалось ее краеугольным камнем, - личным неимущественным правам.

Анализ действующего российского авторского права наводит на размышления о функциях, выполняемых личными неимущественными правами автора.

В этой связи возникают некоторые соображения и прогнозы, касающиеся не только категории субъективных прав автора, но в чем-то, вероятно, и всего авторского права как института. Это и составит содержание настоящей статьи.

Личные неимущественные права в части четвертой Гражданского кодекса РФ

Наиболее заметная особенность регулирования отношений, возникающих в связи с результатами интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации, в части четвертой Гражданского кодекса РФ состоит в придании этому регулированию системного характера. Глава 69 ГК содержит общие положения, которым подчиняется режим всех объектов, составляющих интеллектуальную собственность, и статус их правообладателей. В этой главе очерчивается круг охраняемых объектов и круг обладателей прав на них; за первичными правообладателями закрепляются особые права; определяются сфера действия таких прав, порядок и сама возможность их перехода к иным лицам; и наконец, устанавливаются основания и способы защиты нарушенных прав. Тем самым создана единая основа российского права интеллектуальной собственности.

Соответственно, положения о правах автора (в том числе личных) следует искать не только в гл. 70, непосредственно посвященной авторскому праву и содержащей специальные нормы, но и в указанных общих положениях гл. 69. Кроме того, разумеется, восполнительно применимы общегражданские положения части первой ГК (в частности, ст. 2, относящая к предмету регулирования гражданского законодательства личные неимущественные отношения, а также гл. 8 (ст. ст. 150 - 152), посвященная нематериальным благам и их защите).

Виды личных неимущественных прав автора. Анализ данной категории авторских прав естественно было бы начать с перечня конкретных субъективных правомочий, ее составляющих.

В ранее действовавшем Законе об авторском праве и смежных правах 1993 г. был закреплен точный перечень личных неимущественных прав автора, включавший право авторства, право на имя, право на обнародование (включавшее, что было прямо оговорено, также право на отзыв), а также право на защиту репутации автора (представлявшее собой суженный вариант права на неприкосновенность), - ст. 15 Закона.

Первое, что привлекает внимание в действующем законодательстве в этой связи, это отсутствие в части четвертой ГК РФ наглядной и завершенной систематизации личных неимущественных прав автора. Точнее было бы сказать, что во многом этой категории прав был, по всей вероятности, осознанно придан неопределенный характер (хотя и без некоторых ненамеренных пробелов здесь, видимо, также не обошлось).

Как бы странно это ни показалось на первый взгляд, неопределенность, о которой далее пойдет речь, возникла на чрезвычайно упорядоченном общем фундаменте. Кодексом введено доселе отечественному законодательству незнакомое понятие интеллектуальных прав (ст. 1226) - категория обобщенная, распространяющаяся на все охраняемые объекты авторского права, смежных прав и промышленной собственности. В указанной статье раскрывается состав интеллектуальных прав, которые непременно и в первую очередь включают исключительное право (имущественное по содержанию). Что касается двух других видов интеллектуальных прав, то они, как дается понять в этой статье, эвентуальны. Составляющие их субъективные правомочия признаются за правообладателем лишь при условии прямой оговорки о них в Кодексе. Один из этих видов прав - личные неимущественные права, о которых мы говорим, а другой - так называемые иные права (в качестве неисчерпывающих примеров которых приведены право следования и право доступа).

Поясним, что выделение "иных" прав в отдельную группу объясняется не тем, что их правовая природа недостаточно определенна. Теоретически они могли бы быть отнесены прямо к личным или имущественным правам, но этому мешает то обстоятельство, что действие их не совсем обычно для прав, принадлежащих к соответствующей категории. Например, право следования по своему содержанию носит явно имущественный характер (предоставляя право на получение определенного процента от перепродаж оригинала произведения), однако имеет при этом личную привязку к автору (что внешне может создавать видимость личного неимущественного правомочия, что на самом деле вовсе не так).

Какие же права должны быть в итоге отнесены к личным неимущественным авторским правам?

В общей норме п. 2 ст. 1228 ГК в таком качестве прямо и безусловно называется только одно правомочие - право авторства.

Помимо него автору могут принадлежать и иные личные неимущественные права, но лишь при условии прямого наделения автора каким-либо правомочием такого рода в Кодексе. Соответственно, путем упоминания в п. 2 ст. 1255 ГК ("Авторские права") за автором признается право на имя. Квалификация его в качестве личного неимущественного явствует из текста общей нормы п. 2 ст. 1228, где говорится о некоторых общих свойствах "права авторства, права на имя И ИНЫХ ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ АВТОРА" (здесь и далее выделено мной. - Е.К.).

Итак, перечень п. 2 ст. 1228 ГК, краткий и неисчерпывающий, называет в числе личных неимущественных прав автора два правомочия: право на авторство и право на имя.

И с этого момента определенность исчезает. Что касается прочих прав, которыми автор в принципе наделяется в силу п. 2 ст. 1255 ГК (а также через отсылку к ней в п. 3 этой статьи - специальной нормой ст. 1269 ГК) и при этом прямо не отнесенных Кодексом ни к исключительным, ни к "иным" интеллектуальным правам (а именно права на неприкосновенность произведения, права на обнародование произведения, а также права на отзыв), то никаких конкретных ориентиров для их квалификации текст Кодекса не дает, что представляет собой заметный пробел в регулировании.

Ясно в отношении перечисленных прав лишь одно. Поскольку принадлежность автору наряду с ними исключительного (т. е. строго имущественного) права оговорена в п. 2 ст. 1255 ГК особо, относиться они могут либо к личным неимущественным, либо к "иным" интеллектуальным правам. Учитывая несовпадения в режиме тех и других (см. подробнее ниже), понятно, что вполне вероятный разнобой в квалификации судами перечисленных прав выльется в конечном счете в неопределенность статуса автора.

Нельзя, например, исключить того, что законодатель имел в виду (а правоприменительный орган сочтет в конкретном споре возможным) отнести к категории личных неимущественных прав право на неприкосновенность произведения (о котором говорится в ст. 1266 ГК). Это тем более вероятно, что в предшествующем авторско- правовом законодательстве это правомочие прямо к ней относилось. (Между прочим, мало того что в праве стран континентальной Европы право на неприкосновенность произведения безусловно рассматривается в качестве "морального", т.е. личного неимущественного, авторского права, там - в доктрине (Франция) и даже в законодательстве (Бельгия) - случается подавать его как главное из авторских правомочий!) Если такое произойдет, то праву на неприкосновенность автоматически будет атрибутировано свойство непередаваемости и неотчуждаемости (как обязательно присущее всем личным неимущественным правам - см. далее). С другой стороны, прямо в качестве личного неимущественного авторского права данное правомочие в тексте Кодекса не называется. И если суды на этом основании отнесут (что также выглядит логично) право на неприкосновенность к числу "иных" интеллектуальных прав, действительность передачи такого права со стороны автора третьим лицам не вызовет сомнений (учитывая отсутствие прямой оговорки о наделении права на неприкосновенность свойством непередаваемости и неотчуждаемости).

Режим личных неимущественных прав автора. Основы этого режима сформулированы в гл. 69 ГК. Этим основам подчиняются личные неимущественные права в отношении любого охраняемого частью четвертой ГК объекта.

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 1228 все права такого рода обладают свойством НЕОТЧУЖДАЕМОСТИ И НЕПЕРЕДАВАЕМОСТИ и отказ от этих прав ничтожен (т.е. недействителен сам по себе, независимо от решения суда). Корни такой характеристики уходят в общегражданское положение п. 1 ст. 150 ГК, в котором неотчуждаемость и непередаваемость указаны как отличительные свойства личных неимущественных гражданских прав. Абзац 3 п. 2 ст. 1228 добавляет к этой характеристике бессрочность охраны тех материальных благ (авторства и имени автора), которые составляют основу двух соответствующих субъективных прав. Указание на перечисленные свойства фактически дублируется в специальных статьях, относящихся к личным неимущественным правомочиям авторов произведений литературы, науки или искусства (ст. ст. 1265 и 1267 ГК).

Прямое закрепление характеристики бессрочности благ лишь за правом авторства и правом на имя вовсе, кстати, не исключает того, что такое свойство может оказаться присуще и другим личным неимущественным правам автора. Помимо прямой оговорки возможны и другие, косвенные, юридико-технические способы санкционировать свойство бессрочности охраны. Его присутствие может восстанавливаться по совокупности признаков, если они исключают возможность осуществления третьими лицами защиты или положительных действий по реализации права после смерти автора и при этом предполагают некоторую (понятно, что "превентивную") возможность контроля со стороны автора за этим процессом. Далее мы увидим, произошло ли это на деле.

Никакие иные качества, кроме этих, отражающих неразрывную связь с личностью носителя, в качестве составляющих специфику личных неимущественных прав автора в тексте Кодекса не упоминаются.

Понятно, что режим последних этими свойствами вовсе не исчерпывается. Относясь к более широкой категории личных неимущественных гражданских прав, личные неимущественные права автора защищаются способами хотя и перечисленными (открытым образом) в специальной норме ст. 1251 ГК, но укладывающимися в рамки перечня общих способов защиты гражданских прав ст. 12 ГК (путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда и др.). Единственным исключением, позволяющим говорить о введении специального способа защиты рассматриваемого вида авторских прав, является упомянутая в ст. 1251 ГК публикация решения суда о допущенном нарушении. Но вряд ли эта, чисто информативная, мера может всерьез "делать погоду" при создании специфического режима личных неимущественных авторских прав. Так что защита этих прав осуществляется по генерализированной модели, не несущей заметных видовых признаков (с учетом, разумеется, оговорки п. 2 ст. 150 ГК о защите всех нематериальных благ лишь в тех случаях и тех пределах, в каких применение общегражданских способов защиты будет оправдано существом нарушенного нематериального права и характером последствий нарушения).

Показательно в этой связи, что особо признанное теперь за автором право требовать защиты своей чести, достоинства или деловой репутации, опороченной в результате искажения или иного изменения произведения, реализуется также в соответствии с общегражданским положением о защите прав (ст. 152 ГК). Поясним, что в ст. 1266 ГК (в отличие от предшествующего авторско-правового закона) упомянутое выше право подается как самостоятельное. Оно формулируется отдельно от более широкого по содержанию права автора на неприкосновенность произведения (которое не связывается с какой бы то ни было угрозой чести, достоинству или деловой репутации автора).

Гражданский кодекс содержит положение, в котором раскрывается еще один немаловажный аспект режима личных неимущественных прав автора. Правило абз. 2 п. 1 ст. 1231 говорит об экстерриториальном характере действия на территории Российской Федерации такого рода прав, принадлежащих иностранцам и апатридам (через отсылку к абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК о применении по общему правилу национального режима к отношениям с участием указанных субъектов). Но и этот элемент личных неимущественных прав автора не является для них эксклюзивным: то же правило действует и в отношении " иных" интеллектуальных прав.

Таким образом, индивидуализировать личные неимущественные права автора помогают, казалось бы, только присущие им свойства неотчуждаемости и непередаваемости, а также бессрочного характера охраны составляющих их суть нематериальных благ. Напомним, что все личные неимущественные права автора неотчуждаемы и непередаваемы (и отказ от них ничтожен) и ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ два из них обладают свойством бессрочности охраны корреспондирующих материальных благ. И то и другое свойство призвано кардинально отграничить личные неимущественные права от исключительных (имущественных) прав, которые как раз могут переходить от первичного правообладателя (в нашем случае - автора) к иным лицам и при этом имеют четко ограниченную временную сферу действия.

Заметим, однако, что и эти свойства, как бы ни были они практически важны для автора, в конечном счете все же не могут рассматриваться в качестве исчерпывающего квалифицирующего признака анализируемой категории прав. Тому есть несколько причин. 1.

В исключение из общего правила ст. 150 ГК неотчуждаемость и непередаваемость могут быть свойственны не только личным неимущественным правам автора.

Как мы помним, кроме них и исключительных (имущественных) прав Гражданский кодекс знает и "иные" интеллектуальные права. Применительно к одному из них - праву следования - неотчуждаемость оговаривается в ГК прямо (п. 3 ст. 1293), а применительно к праву доступа по крайней мере предполагается по смыслу ст. 1292. Такой же характер носит "квазиморальное" право продюсера или иного лица, организовавшего создание сложного объекта, указывать свое имя при использовании результата интеллектуальной деятельности в составе этого объекта (п. 4 ст. 1240 ГК). А выйдя за пределы интеллектуальных прав, можно найти пример невозможности перехода к другим лицам и имущественного права, например права требования об алиментах или же о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью (ст. 383 ГК).

Кстати, по причине "неэксклюзивности" для личных неимущественных прав автора характеристик неотчуждаемости и непередаваемости не представляется возможным провести четкую квалификацию права автора на обнародование произведения, закрепленного в ст. 1268 ГК и, как представляется, имеющего признаки непередаваемости. В любом случае признание права на обнародование неотчуждаемым и непередаваемым, подобно личным неимущественным правам автора, вовсе не обязательно будет означать, что лишь на этом основании оно также должно быть к ним отнесено. 2.

Что касается бессрочности охраны, то она прямо предусмотрена в п. 2 ст. 1228 ГК в отношении авторства и имени автора. Но такая характеристика оговорена далее в специальной авторско-правовой норме (п. 1 ст. 1267 ГК) применительно также и к неприкосновенности произведения. Было ли такое решение индивидуально ориентированным или же оно свидетельствует о том, что тем самым за этим субъективным правом признается характер личных неимущественных прав автора? Оснований для ответа на этот вопрос Кодекс не дает. Ранее действовавший Закон об авторском праве давал утвердительный ответ, но всякая преемственность при законотворчестве имеет пределы. 3.

А может ли личное неимущественное право автора не предполагать бессрочности охраны соответствующего блага? Прямые препятствия для утвердительного ответа в тексте Кодекса отсутствуют.

Да, действительно, такое свойство прямо оговорено в п. 2 ст. 1228 ГК в отношении нематериальных благ, составляющих суть, так сказать, гарантированного Кодексом минимума личных неимущественных прав - права авторства и права на имя. Но ведь тот же пункт этой статьи не исключает существования и других личных неимущественных интеллектуальных прав - вопрос только каких.

Тут мы снова возвращаемся к праву на обнародование произведения (ст. 1268 ГК). Квалификация его в качестве личного неимущественного хотя, как говорилось выше, и небесспорна, но в принципе не исключена. Ведь этому праву, скорее всего, придано свойство неотчуждаемости и непередаваемости - непременное свойство такого вида прав. И при этом в п. 3 ст. 1268 ГК предусмотрена (пусть и с оговорками) возможность обнародования произведения после смерти автора обладателем исключительного права на произведение - иными словами, говорить о бессрочности охраны нематериального блага не приходится.

* * *

Подытожим сказанное.

Отправной точкой в регулировании режима личных неимущественных прав автора может стать только качество неотчуждаемости и непередаваемости, которым они не могут не обладать. Но это не более чем отправная точка, а не видовая особенность, поскольку таким свойством обязательно наделены в ст. 150 ГК все общегражданские личные неимущественные права. (Напомним, что и по способам защиты личные неимущественные права автора никак не выделяются из общегражданских личных неимущественных прав.) Правда, некоторое внешнее отличие есть: применительно к личным неимущественным правам автора в абз. 2 п. 2 ст. 1228 ГК особо оговорена ничтожность отказа от них со стороны автора (что отсутствует в ст. 150 ГК). При систематическом толковании положений ГК это различие, однако, сводится на нет. Если обладатель общегражданского личного неимущественного права откажется от него, такая сделка все равно в силу ст. 168 ГК будет ничтожна, а не оспорима (как не соответствующая закону).

Названные в Кодексе свойства непередаваемости и неотчуждаемости, а также бессрочности охраны нематериального блага атрибутированы - все сразу или порознь - различным, условно говоря, неисключительным интеллектуальным правам (т.е. личным неимущественным и "иным" правам) вне четкой связи с конкретной их категорией.

Эти качества неэксклюзивны и, значит, недостаточны для выделения категории личных неимущественных прав автора.

С другой стороны, не все из них являются для нее необходимыми. Не ясен полный (помимо неотчуждаемости и непередаваемости) "набор" таких свойств, который связывается с каждым отдельным личным неимущественным правомочием. Бессрочна ли охрана нематериального блага, составляющего суть данного правомочия? Или же правомочие прекращается со смертью автора? Или же, наконец, срок действия его совпадает со сроком действия исключительных прав (такой вариант в отношении неимущественных прав в Кодексе тоже возможен - см. далее)?

В связи с этим возникает резонный вопрос: а можно ли усмотреть какое-либо принципиальное РАЗЛИЧИЕ В РЕЖИМЕ ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ АВТОРА (по крайней мере тех, которые нам "известны со слов Кодекса" в таком качестве) И "ИНЫХ" ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ и если да, то в чем оно состоит? Ведь некоторая чересполосица в подходе законодателя к регулированию этих видов интеллектуальных прав могла бы оказаться вполне безобидной, если бы у них фактически отсутствовали различительные признаки. Тогда это просто означало бы слияние субъективных прав в единую категорию неисключительных прав (оставим в стороне вопрос, хорошо ли это) и не породило бы на практике проблем квалификации.

То, что мы знаем об "иных" правах наверняка, - это то, что к ним относятся право доступа (в авторском праве - ст. 1292 ГК) и право следования (соответственно ст. 1293 ГК), но могут существовать и другие правомочия этого вида. Обо всем этом недвусмысленно сказано в тексте ст. 1226 ГК. Поэтому в выводах об особенностях "иных" прав нам остается отталкиваться лишь от двух названных правомочий.

Оба они имеют личный характер. При этом если право следования неотчуждаемо (о чем говорится в п. 3 ст. 1293 прямо), но после смерти автора переходит к его наследникам (заметим, только к ним, а не к любым правопреемникам), то связь права доступа к экземпляру произведения изобразительного искусства с автором еще более тесна. Оно принадлежит строго автору, и никому более (даже его наследникам).

Что касается продолжительности их действия, то бессрочными эти права быть никак не могут. И связано это не с чем иным, как с заметной имущественной составляющей их содержания.

Право следования дает авторам произведений изобразительного искусства и литературных произведений возможность получать определенный процент от перепродажной цены оригинала произведения или авторской рукописи. По содержанию это право безусловно является имущественным. Не зря иногда оно очень точно по сути называется в зарубежном праве "правом долевого участия". Учитывая, что это право, как уже говорилось, переходит к наследникам автора, вполне логично, что срок его действия совпадает со сроком действия исключительных прав и составляет период жизни автора плюс 70 лет после его смерти.

Право доступа внешне имущественным не выглядит. Формально оно представляет собой возможность приблизиться определенным образом к оригиналу своего произведения в ситуации, когда право собственности на оригинал принадлежит другому лицу. Но не будем забывать, что непосредственная цель такого доступа, как прямо указано в ст. 1292 ГК, - воспроизведение автором своего произведения. Конечно, автор может и просто полюбоваться своим творением. Но собственник обязан "терпеть" его присутствие так долго, как это нужно для изготовления от руки копии или - диспозитивно на этот раз - для фото- и видеосъемки архитектурного произведения. Поскольку право на воспроизведение - это одно из исключительных, имущественных, прав, то право доступа можно рассматривать в качестве правомочия, дающего возможность фактически совершать действия, непосредственно необходимые для реализации имущественного права на использование. В сущности право доступа тем самым также правильно было бы отнести к категории имущественных. Но сфера его действия во времени не может быть так же продолжительна, как у прав на использование, потому что, как мы помним, право доступа имеет в законе тесную привязку к автору. Поэтому оно прекращается со смертью автора.

Получается, что роднит "иные" права (по крайней мере два рассмотренных правомочия) между собой (а) имущественный характер (в полной мере или хотя бы потенциально), а также (б) четко ограниченная во времени протяженность действия. Что заметно отличает их от тех прав автора, которые безусловно квалифицируются в самом Кодексе в качестве личных неимущественных. Свойственны ли эти особенности и другим "иным" правам, с полной уверенностью сказать нельзя. Так же как нет однозначного ответа на вопрос о том, отсутствует ли вторая особенность (четкое ограничение срока действия) у непоименованных личных неимущественных прав автора.

Тем самым последствия квалификации какого-либо из авторских правомочий в качестве личного неимущественного либо "иного" ВПОЛНЕ МОГУТ БЫТЬ (точнее не скажем) практически ощутимы.

<< | >>
Источник: Е.А. ПАВЛОВА, О.Ю. ШИЛОХВОСТ. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА / СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 80-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПРОФЕССОРА В. А. ДОЗОРЦЕВА. 2008

Еще по теме ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРА: ОТКАЗ ОТ НЕНУЖНЫХ ИЛЛЮЗИЙ ИЛИ УТРАТА ЦЕННОСТЕЙ? Е.И. КАМИНСКАЯ:

  1. § 2. ЛИЧНЫЕ НЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРОВ
  2. Имущественные и личные неимущественные гражданские права возникают, изменяются, передаются, защищаются и прекращаются на основе или в рамках таких юридических фактов, как сроки и исковая давность
  3. Семейное право как отрасль частного права устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи, прежде всего супругами, родителями и детьм
  4. " Скрытые функции" личных неимущественных прав автора Павлова Е. А. "
  5. Различают личные и имущественные права и обязанности супругов
  6. Факт или иллюзия
  7. Статья 344. Последствия утраты или повреждения заложенного имущества
  8. Статья 272. Последствия утраты собственником недвижимости права пользования земельным участком
  9. Утрата себя и утрата мира в состоянии отчуждения
  10. Статья 998. Ответственность комиссионера за утрату, недостачу или повреждение имущества комитента
  11. Статья 796. Ответственность перевозчика за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа
  12. Статья 1160. Право отказа от получения завещательного отказа
  13. § 3. ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА АВТОРОВ
  14. § 4. ПРАВА АВТОРОВ ОТКРЫТИЙ
  15. § 4. ПРАВА АВТОРОВ СЕЛЕКЦИОННЫХ ДОСТИЖЕНИЙ
  16. § 4. ПРАВА АВТОРОВ РАЦИОНАЛИЗАТОРСКИХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
  17. 7. Иные права авторов
  18. ИНСТРУМЕНТ ИЛИ АВТОР?