30 О безразличии

1 Условное высказывание безразлично. Суждение о нем не безразлично, но — или знание, или мнение, или заблуждение. Вот так же жизнь безразлична, пользование ею не безразлич- 2 но. Поэтому никогда, если вам скажут, что безразлично и все это, вы не будьте беззаботными, и если вас призовут к заботе, вы не будьте низкими и не дорожите предметами.
3 Хорошо и знать свою подготовленность и свои возможности, для того чтобы в том, в чем ты не подготовлен, ты был спокоен и не досадовал, если другие превосходят тебя в том. 4 Ведь и ты по праву сочтешь, что сам ты превосходишь их в силлогизмах, и если они будут досадовать на это, скажи им в 5 утешение: «Я учился этому, а вы нет». Вот так же и там, где требуется какая-то опытность, не ищи даваемого этим превосходства, но уступай его тем, у кого большая опытность в том, а тебе пусть будет достаточно быть стойким. 6 «Пойди и почтительно приветствуй такого-то». — «Как?» — «Не униженно». — «Но передо мной заперли дверь1. Через окошко ведь я не научился входить. А когда я нахожу дверь запертой, то мне остается или удалиться или 7 через окошко войти». — «Но ты и поговори с ним». — 8 «Говорю».— «Как?»— «Не униженно». Но ты не достиг успеха2. Да разве твое было это дело? Нет, — его. Так что же ты притязаешь на чужое? Всегда помни, что — твое, и что — чужое, и не будешь впадать в смятение. Поэтому прекрасно 9 говорит Хрисипп: «До тех пор, пока мне неясно последующее, я всегда придерживаюсь более естественного для достижения того, что по природе. Ведь сам бог создал меня способным к выбору этого. А если бы, конечно, я знал, что 10 сейчас мне предопределено судьбой болеть, то я и влекся бы к этому. Ведь и нога, если бы она обладала умом, влеклась бы к тому, чтобы ступать в грязь». Право же, для чего родятся колосья? Не для того ли, что- 11 бы и поспеть? Но, вот, они поспевают. А не для того ли, чтобы и быть сжатыми? Не обособленными ведь они родятся. Так, значит, если бы они обладали сознанием, то они должны 12 были бы молить о том, чтобы им не быть сжатыми никогда? А никогда не быть сжатыми это для колосьев — проклятье. Знайте, что вот так же и для людей не умереть — проклятье. 13 Это все равно что не созреть, не быть сжатыми. А мы, по- 14 скольку мы как раз те самые, которые и должны быть сжаты и вместе с тем понимаем это самое, что мы жнемся, возмущаемся этим! Это потому, что мы и не знаем, кто мы такие, и не приучили себя к тому, что касается человека, как искусные наездники— к тому, что касается лошади. Но, вот, 15 Хрисант, уже готовый нанести удар противнику, услышал зов трубы к отступлению и остановился: настолько важнее по его мнению было исполнить приказание военачальника, чем свое намерение3. А из нас никто не хочет с готовностью по- 16 виноваться необходимости, даже когда она призывает, но со слезами и стенаниями мы претерпеваем то, что претерпеваем, называя это обстоятельствами. Какими это обстоятельствами, 17 человек? Если обстоятельствами ты называешь окружающие условия, то все они обстоятельства. А если ты называешь так трудные окружающие условия, то какая трудность у рожденного погибнуть? А гибель несет или меч, или колесо4, или 18 море, или черепица, или тиран. Что тебе до того, каким путем сойдешь ты в обитель Аида? Все они равны. А если хочешь 19 услышать правду, кратчайший путь — тот, которым отправляет тиран.
Никогда ни один тиран не убивает никого шесть месяцев, а лихорадка — и целый год часто. Трескотня все это и пустозвонство. — При цезаре5 я подвергаю опасности голову. — А я не 20 подвергаю опасности, живя в Никополе, где столько землетрясений? А сам ты, когда переплываешь Адриатическое море, что подвергаешь опасности? Не голову?— Но я подвер- 21 гаю опасности и мнение. — Свое? Как? Да кто может принудить тебя принять такое мнение, какого ты не хочешь? Чужое? И какая опасность для тебя в том, что другие приняли ложные мнения? — Но мне грозит опасность быть изгнан- 22 ным. — Что такое быть изгнанным? Быть где-нибудь в другом месте, а не в Риме? — Да. Что же, если меня пошлют на Гиары?— Если это тебя устраивает, отправишься. А если нет, тебе есть куда вместо Гиар отправиться — туда, куда и тот отправится, хочет он этого или нет, тот посылающий тебя 23 на Гиары. Что ты, стало быть, словно на что-то важное направляешься?6 Это слишком незначительно для такой подготовленности, так что одаренный молодой человек мог бы сказать: «Не стоило ради всего этого столько слушать, столько писать, столько времени сидеть у старикашки, который не 24 многого стоит». Только помни о том разделении, по которому разграничивается твое и не-твое. Никогда не притязай ни 25 на что чужое. Как трибуна55, так и тюрьма :— место, одно — возвышенное, другое — низкое. А свобода воли может быть сохранена неизменной, если ты хочешь сохранить ее неиз- 26 менной как в том, так и в другом месте. И тогда лишь будем мы ревностными последователями Сократа, когда в тюрьме 27 мы будем в состоянии писать пеаны56. А пока мы до сих пор такие, какие есть, смотри, выносимо ли было бы нам, если бы в тюрьме кто-нибудь нам говорил: «Хочешь, прочитаю тебе пеаны?» — «Что ты беспокоишь меня? Разве ты не знаешь, какое у меня несчастье? Ну до того ли мне в таком положении?» — «В каком же?» — «Мне вот умирать». — «А другие люди будут бессмертны?» ришь?1 Так, значит, здесь ты говоришь, где все мы люди заблуждаемся и расходимся в мнениях друг с другом? Поэтому 8 прекрасно сказала та женщина, которая хотела отправить к изгнанной Гратилле2 корабль с припасами на месяц, в ответ сказавшему, что «Домициан2, изымет их»: «Лучше пусть он изымет их, — говорит она, — чем я не отправлю». Что же побуждает нас к тому, что мы беспрестанно обра- 9 щаемся к прорицанию? Малодушие, страх за исход. Поэтому мы льстим прорицателям. «Наследую ли я, господин, отцу?» — «Посмотрим. Совершим для этого жертвоприношение». — «Да, господин, как судьбе угодно». И вот если он скажет: «Наследуешь», мы благодарим его, словно это от него получили мы наследство. Поэтому они затем и насмехаются над нами4. Как же следует? Обращаться к ним следует без стремле- 10 ния и избегания, как путник спрашивает у встречного, которая из двух дорог ведет туда-то, не имея стремления к тому, чтобы лучше вела туда правая, чем левая: он ведь хочет не по какой-нибудь из них пойти, а по ведущей туда. Вот так еле- 11 довало бы и к богу обращаться как к путеводителю, как мы пользуемся глазами, не прося их, чтобы лучше они показывали нам такое-то, но какое показывается, об этом принимая представления. А в действительности мы в трепете цепляемся 12 за птицегадателя и, как к богу взывая, просим его: «Господин, сжалься. Сделай так, чтобы у меня вышло». Раб- 13 ское ты существо, разве ты хочешь чего-нибудь иного, кроме лучшего? Так разве что-нибудь иное лучше, чем угодное богу? Зачем ты, насколько зависит от тебя, губишь истолкова- 14 теля, с пути сбиваешь советника?
<< | >>
Источник: Г. А. Таронян. БЕСЕДЫ ЭПИКТЕТА. 1997

Еще по теме 30 О безразличии:

  1. БЕЗРАЗЛИЧИЕ И ЭКСТАЗ
  2. СОВРЕМЕННОЕ БЕЗРАЗЛИЧИЕ
  3. 11.3. КРИВЫЕ БЕЗРАЗЛИЧИЯ И ИХ СВОЙСТВА. ПРЕДЕЛЬНАЯ НОРМА ЗАМЕЩЕНИЯ
  4. Глава III Критика свободы безразличия. Ее источники
  5. XIV. СМЕХОТВОРНОСТЬ ПРЕСЛОВУТОЙ СВОБОДЫ, ИМЕНУЕМОЙ СВОБОДОЙ БЕЗРАЗЛИЧИЯ
  6. Глава IV О СВОБОДЕ, ПРИСУЩЕЙ ЧЕЛОВЕКУ. ПРЕВОСХОДНЫЙ ТРУД, НАПРАВЛЕННЫЙ ПРОТИВ СВОБОДЫ,—СТОЛЬ ХОРОШИЙ, ЧТО ДОКТОР КЛАРК ОТВЕТИЛ НА НЕГО ОСКОРБЛЕНИЯМИ. СВОБОДА БЕЗРАЗЛИЧИЯ СВОБОДА СПОНТАННОСТИ. ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ — ВЕЩЬ ВЕСЬМА ОБЫЧНАЯ. ВЕСОМЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ СВОБОДЫ
  7. Занятие 13 Определение эмоционального состояния говорящего по интонации голоса
  8. § 2. Функцияполезности.
  9. 2. Аксиомы рационального поведения
  10. 6. Определение весовых коэффициентов (коэффициентов важности) критериев
  11. 3.4.2 Анализ погрешностей оценивания при обратном (оптимизационном) подходе к оцениванию
  12. 3.3.2 Характеристика методов, используемых процедурой синтеза и оптимизации
  13. КВИЕТИЗМ (лат. Quies -покой)
  14. 3.3 Синтез вербально-числовой шкалы и оптимизация квалимет-рического инструментария