III. ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ 1053.

Моя философия несет в себе победоносную мысль, о которую в конечном счете разобьется всякий иной способ мышления. Это великая культивирующая мысль: расы, не способные ее вынести, обречены; те же, которые воспримут ее как величайшее благодеяние, избраны для господства. 1054.

Величайшая борьба: для нее потребно новое оружие. Молот: призывать, торопить страшное решение, поставить Европу перед лицом последствий, «хочет» ли ее воля погибели.

Не допускать засилия посредственности. Тогда уж лучше погибель! 1055.

Пессимистическое мышление и его урок, что экстатический нигилизм при некоторых обстоятельствах прямо-таки необходим для философа — как могучий пресс и молот, которым он крушит вырождающиеся, вымирающие расы и сметает их с пути, чтобы проложить дорогу новому строю жизни или чтобы внушить всему, что хочет вырождения и смерти, жажду конца. 1056.

Хочу проповедовать мысль, которая многим даст право себя перечеркнуть,—великую культивирующую мысль. 1057.

Вечное возвращение. Книга пророчеств. 1.

Представление учения, его теоретических предпосылок и следствий. 2.

Доказательство учения. 3.

Предположительные последствия того, что учение обретет веру (оно все стронет со своих мест)

а) средства его вынести

б) средства его устранить 4.

Его место в истории как середина. 553 Время наивысшей опасности.

Основание олигархии, стоящей над народами и их интересами: воспитание в духе всечеловеческой политики.

S

Л Противоположность иезуитству.

<ь S

е 1058.

Две великих (найденных немцами) философских точки зрения: —

точка зрения становления, развития;

о

—и точка зрения ценностной значимости сущего (но сперва преодолеть жалкую форму немецкого пессимизма!); —

сведенные мною воедино решающим образом.

Все становится и возвращается вновь,— выскользнуть не представляется возможным! — Если допустить, что мы могли бы оценить ценностное значение, что из этого следует? Мысль о вечном возвращении как избирательный принцип, на службе силы (и варварства!!).

Мера зрелости человечества для этой мысли. 1059.

!. Мысль о вечном возвращении: ее предпосылки, которые должны бы быть истинными, если истинна сама мысль. Что из нее следует. 2.

Как самая тяжелая мысль: ее предполагаемое воздействие, если оно не будет предотвращено — то есть если не будет произведена переоценка всех ценностей. 3.

Средства эту мысль вынести: переоценка всех ценностей: радоваться впредь не известности, а неизвестности; впредь не «причина и следствие», а непрестанность творчества; впредь не воля к самосохранению, но воля к могуществу и т.д., впредь не униженное «все только субъективно», но и «Это и наше творение!», будем же гордиться им! 1060.

Чтобы мысль о возвращении вынести, необходимы: свобода морали; — новые средства против самого факта боли (боль, понятая как инструмент, как родительница радости и охоты; нет суммирующего осознания неохоты, нерадости); — наслаждение всеми видами неизвестности, попытки, соблазна, искусительности, как противовес пресловутому безысходному фатализму; — устранение понятия необходимости; устранение «воли»; —устранение «познания самого по себе».

Вершинное осознание человеком своей силы— как то, что создаст сверхчеловека. 1061.

Два самых радикальных способа мышления—меха- 554 нистический и платоновский — сходятся в вечном возвращении: оба как идеалы. 1062.

Будь у мира цель — она бы уже была достигнута. Существуй у этой цели некое непреднамеренное окончательное состояние — оно бы тоже уже было достигнуто. Будь мир вообще способен на некое закоснение и застывание, некое «бытие», обладай он во всем своем становлении только Одним мигом этого самого «бытия» — опять-таки всякому становлению давно уже был бы положен конец, а так же всякому мышлению, всякому «духу». Факт «духа» как становления доказывает, что мир не имеет цели, окончательного состояния и не способен на бытие.

Однако старая привычка помышлять всему происходящему цель, а миру—направляющего творческого бога, столь сильна, что мыслителю трудно саму эту бесцельность мира не помыслить себе опять-таки как намерение. На эту уловку— что мир, таким образом, от своей цели уклоняется и даже свое попадание в круговорот умеет искусственно предот- вратить—должны попасться все те, кто желает декретировать миру способность вечной новизны, то есть приписать конечной, определенной, постоянно и неизменно одинаковой силе, каковая и есть «мир», чудесную способность к бесконечному новообразованию его форм и положений.

Мир, пусть это уже и не бог, должен обладать божественной творческой силой, способностью бесконечного превращения; он должен произвольно возбранять себе обратное попадание в какую-либо из своих старых форм; он должен иметь не только намерение, но и средства оберегать себя от всякого повторения; следовательно, он должен в любой миг любое из своих движений контролировать на предмет избежания целей, окончательных состояний и повторений — со всеми последствиями, вытекающими из подобного непростительно-безумного способа мышления, а вернее, желания.

Это все еще старый религиозный способ мышления на принципах желательности, своего рода тоска по вере, что хоть в чем-нибудь мир все-таки должен походить на старого, любимого, бесконечного, безгранично-творческого боженьку, та тоска Спинозы, что выражается в изречении 555 «deus sive natura»1 (он-то ощущал это даже как «natura sive deus»2).

g Каковы, однако, принцип и вера, посредством кото-

о

jl рых определеннее всего можно сформулировать решаю- § щий поворот, достигнутый ныне перевес научного духа над If духом религиозным, бого-сочиняющим? Не гласит ли он: Sg мир как силу нельзя помыслить безгранично, ибо он не мо- s жет быть так помышлен — мы запрещаем себе понятие бесконечной силы как несовместимое с понятием «сила». Итак — способности к вечной новизне у мира тоже нет. 1063.

Принцип существования энергии требует вечного возвращения. 1064.

То, что состояние равновесия никогда не достигается, доказывает, что оно невозможно. Но в неопределенном пространстве оно должно быть достижимо. Равно как и в шарообразном пространстве. Строение пространства должно быть причиной вечного движения, наконец, всякого «несовершенства».

Что «сила» и «покой», «пребывание равным себе»—противоречат друг другу. Мера силы (как величина ее) — постоянна, но сущность ее текуча.

«Безвременность» отвергнуть. В определенном моменте силы задана абсолютная обусловленность нового распределения всех ее сил: она не может останавливаться. «Изменение» в самой сущности ее, а значит, и временность; чем, однако, только еще раз понятийно устанавливается необходимость изменения. 1065.

Некий император непрестанно напоминал себе о бренности всех вещей, дабы не придавать им слишком большой важности и сохранять спокойствие среди них. Мне же, наоборот, кажется, что все вокруг неимоверно значимо и ценно, чтобы быть столь быстротечным: я ищу вечности для всего и вся: позволительно ли драгоценные благовония и вина выливать в море? — Утешение мое в одном: все, что было—вечно: море все выплеснет обратно.

бог или природа (лат..) природа или бог (лат..)

<< | >>
Источник: Ницше Ф.. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей / Пер. с нем. Е.Герцык и др.— М.: Культурная Революция.— 880. 2005

Еще по теме III. ВЕЧНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ 1053.:

  1. Вечное возвращение.
  2. Вечное блаженство как вечное преодоление негативного
  3. ВЛАДИМИР ВСЕВОЛОДОВИЧ МОНОМАХ (1053 - 1125)
  4. ВЛАДИМИР ВСЕВОЛОДОВИЧ МОНОМАХ (1053 - 1125)
  5. Сознание переживает вечное самоисследование
  6. 4.3. Кнут и пряник, или Гром с неба и вечное подхалимство (методы манипулирования персоналом)
  7. Глава 3. ВОЗВРАЩЕНИЕ (єліатрофГ))
  8. Возвращение с кладбища.
  9. Возвращение голода
  10. РАЗДЕЛ 26. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОХОДА, ПОХИЩЕННОГО ЧИНОВНИКАМИ'
  11. 4. ВОЗВРАЩЕНИЕ В КРОНШТАДТ
  12. Возвращение за город
  13. Возвращение субъекта
  14. ВОЗВРАЩЕНИЕ ДИРИЖАБЛЕЙ
  15. ВОЗВРАЩЕНИЕ ЛИНКОРОВ?
  16. [4. Кризис: нигилизм и идея «возвращения»]
  17. 1.9. Возвращение к Абсолюту и экстаз
  18. ВОЗВРАЩЕНИЕ В АФРИКАНСКУЮ ЗЕМЛЮ
  19. Глава 34. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЭКВАДОР