2. Истина исторической книги

Практическая потребность, лежащая в основании любого исторического суждения, сообщает истории характер современности. Как бы ни были хронологически удалены события, в действи- тельности любая история отсылает к нуждам ситуации настоящего, вибрации которого помогают услышать факты.
Так я, обращаясь с просьбой простить меня, мысленно пытаюсь осознать, что же такое покаяние, как этот обычай или чувство формировалось и трансформировалось, каков моральный смысл еврейского образа козла отпущения или аналогичных ритуалов примитивных народов. Все это становится частью драмы моего настоящего, переживаемой глубоко в душе, выраженные или подразумеваемые, драмы прошлого присутствуют в моей ситуации. Настоящие условия и состояния моей души равным образом становятся материей, то есть документом исторического суждения, живым документом, воплощаемым мной самим. То, что при- 211

нято в историографии называть документами - письмена, изваяния, рисунки, фонограммы, скелеты и т. п. - становятся таковыми не ранее, чем начинают стимулировать и оживлять в нас личные воспоминания. В противном случае, без воздействия на психику они остаются раскрасками, бумагой, камнями, дисками, резинкой. Если во мне нет хотя бы в зародыше чувства христианской любви, спасения верой, рыцарской чести, якобинского радикализма, почтения к традициям прошлого, напрасно листать страницы Евангелия, читать послания св. Павла, рассказывать о диспутах в Национальном конвенте, драмах и романах прошлого века, ностальгия не будет услышана.

Человек - микрокосм, но не в натуралистическом, а в историческом смысле: он - компендиум универсальной истории. Небольшая часть этих документов, на которые мы постоянно опираемся, - язык, на котором мы говорим, привычные обычаи, интуиции, почти инстинктивные ходы мысли, опыт, который мы носим в себе. Без таких достаточно специфичных документов сложно (чтобы не сказать невозможно) понять зов времени и призывы истории. Но без них невозможны и совершенно новые творения, прежнему миру неведомые, хотя из него появившиеся. Заметим, что эти проблески исторической истины не приходят извне, они живут внутри нас. Эта догадка подтолкнула философов романтической эпохи (Фихте и др.) к априорной теории истории, сконструированной при помощи чистой абстрактной логики, не связанной с документами. В попытках синтезировать посылки философы (Гегель и др.) оказались в тисках противоречий, так предполагаемое как априори, с одной стороны, вышло навстречу с мнимо апостериорным, то есть документом, с другой стороны.

Практическая потребность и состояние души, ее выражающее, необходимы в своей материальности, но сырой историографический материал, историческое познание никак не могут скопировать такое состояние души по той простой причине, что подобная претензия не дала бы ничего иного, кроме бесполезного дубликата, совершенно чуждого духовной активности.

Отсюда ясна и понятна бесплодная суетность программ историографов, желающих дать жизнеописание какого-то гения в неопосредованных фактах. Однако перед историографией, напротив, стоит проблема преодолеть описательность, чтобы представить жизнь в форме познания. Плохо понимают эту задачу те, кто, начиная как историографы, заканчивают преобразованием чувственной материи в поэтическое произведение. Хотя чувственный материал и пересекает сферу фантазийного и поэтического (когда он в ней за-

212

держивается и расширяется, то рождается собственно поэзия), все же историография есть не фантазия, а философия. Мышление не просто оставляет печать универсального на поэтическом образе, оно интеллектуальным действием связывает образное с универсальным, одновременно соединяя и различая их в суждении.

В абстрактном анализе суждение делится на две части - субъект и предикат, интуицию и категорию. Однако конкретно два элемента образуют одно целое, в рамках которого невидимая истина составляет истину историографии. Логически ошибочен критический прием, приписывающий удачу или неудачу историографического труда одному или другому элементу, то ли блеклости образов, то ли неточности критериев. Словно один образ может быть исторически живым, а интерпретативный критерий при этом - ошибочным. Или критерий - верный и сильный, а образ ошибочен и даже мертв. Тому виной неопределенность и подмена одного понятия другим. Нередко хвалят исторические книги за правдивость изложения фактов, но жалуются на дефективность ведущих критериев, смешение ментальных категорий с общими понятиями, введенными для квалификации фактов, где вообще-то речь идет о группе фактов. Однако в случае, если фактическое изложение обладало бы силой истины, оно изгнало бы ложные категории и посторонние критерии. Когда кажется, что в одной книге соседствуют оптимальная экспозиция фактов и ошибочные понятия, то, скорее всего, это две различные истории, две философии, одна - неудачная, другая - новая и лишенная предрассудков. Когда критерий чист, но однобок и абстрактен, объяснениям соответствуют натужные изображения, вроде извлеченного из витрины манекена. Такой образ навевает историография так называемого исторического материализма. Изображаемые им люди настолько же антигуманны, насколько поражает дерзость грешить против полноты и достоинства духа.

В исторической экспозиции интерпретативные критерии должны соответствовать фактам: жизнь циркулирует, когда образы убедительны, а понятия прозрачны. Факты демонстрируют теорию, а теория - факты. Пуст или полон исторический рассказ, есть ли в его основе практические требования, гарантирующие серьезность жизненных действий, есть ли взаимопроникновение интеллективного элемента с интуитивным, обеспечивающее подлинность исторического суждения - в этом состоит задача историографической критики. 213

<< | >>
Источник: Б. КРОЧЕ. Антология сочинений по философии. - СПб., «Пневма». - 480 с. Перевод С. Мальцевой. 1999

Еще по теме 2. Истина исторической книги:

  1. 3. Единство исторической книги
  2. ПЕРВОИСТОЧНИКИ. ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРОЗА. СЫМА ЦЯНЬ. ИЗ КНИГИ «ШИЦЗИ»
  3. ГЛАВА 14 ПРОБЛЕМА ИСТИНЫ В ИСТОРИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ СОЧИНЕНИЯ МАРИЯ НИЗОЛИЯ «ОБ ИСТИННЫХ ПРИНЦИПАХ И ИСТИННОМ МЕТОДЕ ФИЛОСОФСТВОВАНИЯ ПРОТИВ ПСЕВДОФИЛОСОФОВ»
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ СОЧИНЕНИЯ МАРИЯ НИЗОЛИЯ «ОБ ИСТИННЫХ ПРИНЦИПАХ И ИСТИННОМ МЕТОДЕ ФИЛОСОФСТВОВАНИЯ ПРОТИВ ПСЕВДОФИЛОСОФОВ»
  6. ИСТИНА ЖИЗНИ И ИСТИНА СЛОВА
  7. ИСТИНА АНГЛИЙСКАЯ, ИСТИНА ЕВРОПЕЙСКАЯ
  8. Исторический характер общественной жизни. Экологическая составляющая исторического процесса. Общественный прогресс и его критерии
  9. Макулатура и книги
  10. Книги V—VII.
  11. Книги VIII—IX.
  12. 2. Книги II—IV.
  13. 11. ПЕРСПЕКТИВЫ УЧЕБНОЙ КНИГИ