4. Исторический смысл необходимости

Суждение, осмысливающее факт, берет его, каков он есть, а не таким, каким он мог бы быть. По старой логической терминологии, следует мыслить согласно принципу тождества и непротиворечия, значит, логически необходимо.
Это есть не что иное, как смысл понятия исторической необходимости, сколько бы ни подозревали и даже ни пытались против него восставать, воображая, что можно отрицать человеческую свободу, не впадая при этом в логическую безалаберность. Положение о логической необходимости установлено и от раза к разу находит подтверждение хотя бы запретом на введение в историю пресловутого если. Речь не идет о вполне законной грамматической частице, не о том если, которое употребляют историки для выражения предостережений общего и абстрактного плана. Например, говорят, что если бы государственные мужи Германии проявили бы больше выдержки в июле 1914 г., то Первой мировой войны можно было бы избежать. Ясно, что при этом хотят подчеркнуть важность чувства ответственности и тяжесть последствий от поспешных и непродуманных действий. В противовес логическому есть антиисторическое и алогичное если. Оно произвольным образом делит единый исторический процесс на необходимые факты и случайные факты (делят так, но желают все понимать как случайное, чтобы историческая компактность не осталась нетронутой, все случай- 216

ное трактуют как все необходимое). Желая квалифицировать один факт как необходимый, а другой как случайный, этот последний мысленно отодвигают, чтобы определить, как бы развивался первый, если бы не возмущения случайного плана. Такими забавами мы тешим себя в моменты праздной лени, ведь любопытно, что бы было с нами, повстречай мы не эту персону, а другую, не допусти именно такую ошибку и т. п. При этом мы трактуем себя как постоянный и необходимый элемент, и в голову не приходит хотя бы допустить изменения в самих себе. Ведь это был я в данный момент, с багажом такого опыта, своими фантазиями и метаниями, что встретил данного человека и допустил почему-то эту ошибку. Восстановив единство фактической реальности, мы бы остановились, ибо уже не до забав. Против губительных предрассудков подобного рода предупреждает поговорка: "множеством разных если и потом полнятся могилы" ("потом - значит никогда"). Поскольку эта игра в "если бы да кабы" - всегда не у дел, то быстро надоедает, пока не придет охота к другой забаве. Философ Ренувер написал целую книгу по поводу случайности факта политической победы христианства на Западе. Небольшие вариации в период правления Марка Аврелия могли принести удачу Коммоду, Пертиначе или Альбино, что привело бы совершенно к иным последствиям, полагал он.

Логическое значение исторической необходимости, которая всегда определенна, проявляется в чувстве весомости задания, ответственность за которое не позволяет расслабляться в болтовне. Его нельзя смешивать с двумя другими ошибочными смыслами этого понятия. Ошибочно трактовать необходимость истории так, что одни факты серии детерминируют последующие в некой цепочке причин и следствий. Сколь ни проста эта фундаментальная истина, ее никак не усвоить умам, укрывшимся в тени натурализма и позитивизма. Понятие (именно концепт, а не вокабула разговорной речи) есть и должно навсегда остаться вне истории, ибо оно рождено в лоне естественных наук, там его законное место. Еще никому не удалось рассказать и пояснить адекватностью причин и следствий ни одну из исторических особенностей.

Но иногда удается добавить к рассказу, сконструированному на основе другого метода, то есть спонтанно характерного для данной истории, казуалистскую терминологию, скорее, для сциентистской помпы. Или, как в случае сентиментального следствия из детерминизма, историю излагают с укором, пессимистически, ибо, вместо того чтобы следовать согласно нашему плану, она почему- то 217

обрушивается внезапно на нас смерчем или камнепадом, круша все на своем пути. Другое понятие предстает в коварной форме сентенции. Говорят, раз есть логика в человеке, несомненно, что есть она и в истории. Если человек обдумывает историю, то, разумеется, делает это логически. Слово "логика" в данной сентенции означает все же нечто совершенно иное, например проект или программу, по которым история могла бы начаться, развиваться и завершиться. За видимыми фактами историку надлежит найти скрытую матрицу и последнюю истинную интерпретацию. Много раз философы базировали такие проекты на понятиях идеи, духа, материи, по- разному переодевая трансцендентного Бога, ожидая от него тех или иных действий. Такую обнаженную форму редукции Томазо Кампанелла как-то назвал в одном из своих сонетов "фатально комическим сценарием". Без сатирических и бурлесковых намеков он сослался на опыт директоров комических театральных труп, которые составляли партии для актеров. Зато аббат Галиани сравнил ее с манипуляциями мошенников, играющих в кости. Но и так построенная история эффективным образом никем не изложена, ибо уже в методологии обнаруживается противоречивая заявка на проект, при котором нет свидетельств и документов. Если же документы используются, то либо как символ, либо как орнамент для утверждения заранее избранных политических, религиозных, философских тенденций и чаяний. Как и казуальность, трансцендентный Бог во всем чужд человеческой истории, разве что речь может идти о мистериозном Дионисе или "Christus patiens", страдальце за грехи наши и Искупителе. Вместе с этой двойной ошибочной формой необходимости историография избавляется от любых исторических прогнозов. Если в Божественном Откровении предсказан последний акт истории (приход Антихриста, конец света и судный день), то и все события между настоящим и будущим концом также предопределены Провидением (послание, вообще-то, одному из смертных могло бы стать известным). В цепочке причин и следствий также возможно, просчитывая разные варианты, определить будущие соединения звеньев. С другой стороны, признают невозможность знать наперед, говоря, что пути Господни неисповедимы, казуалисты нередко пасуют перед необозримым множеством причин. Так романист и натуралист Золя, сконструировав генеалогическое древо со множеством ответвлений, задумался, где же место ребенку, который пока не родился, затем иронически спросил сам себя: "Quel sera-t-il?" Несмотря на это, установка на прогнозы ос- 218

тается неискоренимой привычкой преподавателей истории и чем- то вроде долга со стороны многих писателей, удовлетворенно множащих вереницу беспредметных образов, уже не связанных с личными страхами и надеждами.

От казуалистской, равно как и трансцендентной необходимости (под какими бы обманными формами она ни скрывалась) должны остерегаться защитники свободы. Но при этом глупо вступать в борьбу с логической необходимостью историографии, являющейся фундаментальной предпосылкой самой свободы.

<< | >>
Источник: Б. КРОЧЕ. Антология сочинений по философии. - СПб., «Пневма». - 480 с. Перевод С. Мальцевой. 1999

Еще по теме 4. Исторический смысл необходимости:

  1. 1. СМЫСЛ И НАПРАВЛЕННОСТЬ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  2. Исторический смысл полемики Г. Лейбница с Дж. Локком
  3. Символ «Христа», его исторический и его надисторический смысл
  4. § 22. Необходимость всеобщего согласия, которая мыслится в суждении вкуса, есть субъективная необходимость, которая при предположении общего чувства представляется объективной
  5. 4. От смысла слова к смыслу текста
  6. Исторический характер общественной жизни. Экологическая составляющая исторического процесса. Общественный прогресс и его критерии
  7. Ь. Необходимость
  8. О СВОБОДЕ И НЕОБХОДИМОСТИ
  9. 2. НЕОБХОДИМОСТЬ И СЛУЧАЙНОСТЬ В ИСТОРИИ
  10. СМЫСЛ ЖИЗНИ
  11. СВОБОДА И НЕОБХОДИМОСТЬ
  12. X. НЕОБХОДИМО ЛИ ЗЛО?
  13. Необходимость моделирования
  14. СМЫСЛ
  15. Необходимое пояснение
  16. О НЕОБХОДИМОСТИ ПОЗИТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ