<<
>>

4. Как сосуществует высокий образ мыслей и забота

Предметы безразличны, а пользование ими не безразлич- 1 но. Как же сохранить стойкость и невозмутимость и вместе с тем заботливость и отношение не необдуманное и не не- 2 брежное? Подражая играющим в кости.
Камешки безразличны, кости безразличны. Откуда я знаю, что выпадет? А заботливо и искусно пользоваться выпавшим — это уже мое 3 дело1. Вот так, стало быть, и в жизни имеющее главное значение дело— это: раздели и разграничь вещи и скажи: «То, что вне меня, не зависит от меня. Свобода воли зависит от 4 меня. Где мне искать благо и зло? Внутри, в моем». А все то, что в чужом, никогда не называй ни благом, ни злом, ни 5 пользой, ни вредом, и вообще ничем подобным. Что же, всем этим следует пользоваться беззаботно? Отнюдь. Это ведь, в свою очередь, есть зло для свободы воли, и таким образом — 6 против природы. Нет, пользоваться всем этим следует заботливо, потому что пользование не безразлично, и вместе с тем стойко и невозмутимо, потому что предмет безразличен. 7 Ведь где небезразличное, там никто не может ни помешать мне, ни принудить меня. Где я подвластен помехам и подвластен принуждениям, достижение всего того не зависит от меня и не благо или зло, а пользование — или зло или благо, но зависит от меня. 8 Трудно, правда, сочетать и совместить это— заботу испытывающего привязанность к предметам и стойкость не обращающего внимание на них, но только не невозможно. А 9 иначе невозможно стать счастливым. Но это как нечто такое, что мы делаем, когда дело касается плавания2. Что в моей 10 возможности? Выбрать кормчего, моряков, день, час. И вот обрушилась буря. Так какое же еще мне дело? Мое ведь исполнено. Это условие — дело другого, кормчего'. Но вот и 11 корабль идет ко дну. Что же я могу сделать? Я делаю только то, что могу: тону без страха, без крика, не виня бога, но 12 зная, что рожденное должно и погибнуть. Я ведь не вечность, а человек, частица всей совокупности, как час — дня. Я дол- 13 жен настать, как час, и пройти, как час. Так какая же мне разница, как я пройду, утонув ли в море или сгорев в лихорадке? Я ведь должен пройти через что-то такое. Ты увидишь, что это делают и умело играющие в мяч. Ни 15 для кого из них не имеет значения, что представляет собой мяч, благо или зло, а имеет значение, как бросать и ловить его. Стало быть, в том слаженность, в том искусство, провор- 16 ство, непрепирательство, чтобы я, даже не вытягивая складку, мог поймать его, а другой ловил его, когда брошу я. А 17 если мы со смятением и страхом ловим или бросаем его, какая уже это игра, где тут быть стойким, где тут следить за последовательностью в ней? Нет, один будет говорить: «Бросай», другой: «Не бросай», а тот: «Не подбрасывай». Это, конечно, раздор, а не игра. Вот потому-то Сократ умел играть в мяч. — Как это? — 18 Играть в суде. «Скажи мне, — говорит он, — Анит, как это я, утверждаешь ты, не признаю бога? Кто такие божества, по- твоему? Не дети ли они богов или же некие смешанные от людей и богов?» А когда тот согласился, он: «Так кто же, по- 19 твоему, может считать, что мулы существуют, а ослы — нет?»4, словно в мяч играя. И что это за мяч там на середине? Это — жить, быть закованным, быть изгнанным, выпить яд, лишиться жены, оставить детей сиротами. Вот что было на 20 середине, во что он играл, но тем не менее играл, и играл в мяч слаженно. Так и у нас забота должна быть искуснейшей игрой в мяч, а безразличие— как насчет мяча. Следует ведь 21 непременно с любым предметом внешнего мира обращаться искусно, но не принимая его, а, каким бы он ни был, показывая искусное обращение с ним. Так и ткач не шерсть выделывает, а, какую ни получит, искусно обращается с ней. Другой 22 дает тебе пищу и имущество, и все это же может отнять, и само бренное тело. Ты, стало быть, получив предмет, занимайся им. И вот если ты выйдешь из этого, ничего не потер- 23 пев, прочие, встречаясь с тобой, будут вместе радоваться тому, что ты уцелел, а тот, кто умеет разбираться в таких вещах, если увидит, что ты пристойно вел себя в этом, будет хвалить и поздравлять, но если увидит, что ты уцелел благодаря чему-то неблагопристойному, то — наоборот. Ведь где разумное основание радоваться, там — и вместе радоваться. Каким же образом говорится, что то-то из относящегося к 24 внешнему миру — по природе и не по природе? Это как если бы мы были обособленными. Ведь ноге быть по природе, скажу я, это быть чистой, но если ты возьмешь ее как ногу, то есть как не обособленную, то ей пристанет и в грязь ступать* и по терниям пройти, а то и быть отсеченной ради целого, — иначе это уже не будет нога. Такое примерно мнение следует принять и относительно нас. Что ты такое? Человек. Если ты 25 рассматриваешь себя как обособленного, то по природе — прожить до старости, быть богатым, быть здоровым. А если ты рассматриваешь себя как человека, то есть частицу некоего целого, то ради этого целого тебе пристало то проболеть, то отправиться в плавание и подвергнуться опасностям, то 26 впасть в нужду, а то и преждевременно умереть. Так что же ты возмущаешься? Разве ты не знаешь, что иначе как та уже не будет нога, так и ты уже не будешь человек? Ведь что такое человек? Частица града, прежде всего состоящего из богов и людей, а затем — называемого так по ближайшему сходству, который есть некое крохотное подобие вселенского 27 града.— Так, значит, пусть сейчас меня судят?— Так, значит, пусть сейчас другой болеет лихорадкой, другой отправляется в плавание, другой умирает, другой будет осужден? Невозможно ведь, при таком теле, при этом окружающем мире, этих совместно живущих, чтобы с тем или иным не 28 случалось чего-нибудь такого. Значит, твое дело — придти и сказать то, что следует, изложить все это, как надлежит. И 29 вот, тот говорит: «Я выношу решение, что ты виновен». — «Желаю тебе добра! Я свое сделал, а сделал ли и ты свое, смотри сам». Существует ведь какая-то и для него опасность, да не будет тебе неведомо.
<< | >>
Источник: Г. А. Таронян. БЕСЕДЫ ЭПИКТЕТА. 1997

Еще по теме 4. Как сосуществует высокий образ мыслей и забота:

  1. III О характере как образе мыслей
  2. В.И. Ильин: «СОЦИОЛОГИЯ КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ - ЭТО АВТОНОМНАЯ СТОРОНА СОцИОЛОГИИ КАК ПРОФЕССИИ»*
  3. ЗАБОТА О МЕРТВЫХ
  4. Забота о будущем
  5. ГЛАВА VI О ТОМ, КАК ОБРАЗУЮТСЯ НАРОДЫ
  6. Образ жизни как социокультурная категория
  7. Богочеловек Христос детоводительствует как Образ Бога
  8. Противоборствующие элементы в образе Иисуса как Христа
  9. КОНТРОЛЬ МЫСЛЕЙ
  10. Протокол дисфункциональных мыслей.
  11. Образ жизни как процесс: понятие жизненной ситуации
  12. Шкала суицидальных мыслей.
  13. Глава 14 ОБ АССОЦИАЦИИ МЫСЛЕЙ