<<
>>

2. С корректором свободных городов1, который был эпикурейцем

Как-то пришел к нему корректор (а был то эпикуре- 1 ец). — Нам, профанам, — сказал он тому, — пристало спрашивать у вас, философов, подобно прибывшим в чужой город у граждан и сведущих, что самое лучшее в мироздании, для того чтобы и мы тоже, разузнав об этом, отправились осматривать, как те — достопримечательности в городах.
Конечно, что есть три сущности в отношении челове- 2 ка — душа, тело и внешний мир, против этого едва ли кто- нибудь возражает. Стало быть, ваше дело ответить, что самое лучшее. Что назовем мы людям? Плоть? И это из-за нее 3 Максим отправился в плавание до Кассиопы2, зимой, с сыном, сопровождая его?3 Ради удовольствия плоти?— Тот 4 ответил отрицательно и сказал: Ни в коем случае! — Не подобает ли быть серьезно занятым самым лучшим? — Более всего подобает. — Что же у нас лучше плоти? — Душа, — сказал тот. — А блага самого лучшего ли лучше или худ- 5 шего? — Самого лучшего. — А блага души это то, что зависит от свободы воли, или то, что не зависит от свободы воли? — То, что зависит от свободы воли. — Значит, духовное удовольствие это то, что зависит от свободы воли?— Тот ответил утвердительно. — А само оно от чего возникает? От 6 самого себя ли? Но это немыслимо. Ведь в основе его должна быть как главное условие какая-то сущность блага, достигая которую мы будем испытывать удовольствие в душе. — Тот соглашался и с этим. — Так от чего будем мы испыты- 7 вать это духовное удовольствие? Ведь если от духовных4 благ — вот и найдена сущность блага. Не может ведь благом быть одно, а тем, от чего мы логически испытываем воздействие, другое, и если главное условие не благо, следствие не может быть благом. Ведь чтобы это следствие было логическим, главное условие его должно быть благом. Но вы, не- 8 сомненно, не его назовете, если вы в здравом уме, потому что вам придется назвать несообразное и с Эпикуром и с прочими вашими мнениями. Стало быть, остается заклю- 9 чить, что удовольствие в душе испытывается от телесного. Стало быть, в свою очередь, главным условием и сущностью блага оказывается телесное. Поэтому глупо сделал Максим, если отправился в плава- ю ние из-за чего-то иного, а не из-за плоти, то есть из-за самого лучшего. Глупо делает он и если воздерживается от чужого, 11 тогда как он судья и может брать его. Но если ты решишь взять, обдумаем только то, чтобы тайком, чтобы безопасно, чтобы кто-нибудь не узнал. Ведь украсть и сам Эпикур не 12 объявляет злом, но зло — попасться. И так как невозможно получить уверенность в том, что никто не узнает об этом, 14 потому он говорит: «Не крадите». Но я тебе говорю, что, если это будет делаться искусно и тайно, никто не узнает об этом. Да потом у нас есть в Риме друзья могущественные и дружеские связи5, и эллины бессильны: никто из них не осмелится 15 обратиться туда по этому делу. Что ты воздерживаешься от своего собственного блага? Глупо это, бессмысленно. Но даже если ты будешь говорить мне, что воздерживаешься, я не 16 поверю тебе. Ведь как невозможно согласиться с тем, что представляется ложным, и отвергнуть истинное, так невозможно отказаться от того, что представляется благом. А богатство — благо и, во всяком-то случае, наиболее действен- 17 ное средство для достижения удовольствий.
Почему бы тебе не присвоить его? А почему бы нам не совращать жену соседа, если мы можем сделать это так, чтобы никто не узнал, а если муж начнет молоть вздор, почему бы к тому же не отру- 18 бить ему голову? Если хочешь быть философом, каким он должен быть, если уж совершенным, если следующим своим мнениям. А иначе ты ничем не будешь отличаться от нас, так называемых стоиков. Ведь и мы тоже говорим одно, а делаем 19 другое. Мы говорим прекрасное, делаем постыдное. Ты окажешься с противоположной превратностью, исповедуя постыдное, делая прекрасное. 20 Скажи, ради бога, представляешь ли ты себе город эпикурейцев? «Я не женюсь». — «И я тоже. Ведь не следует жениться». Но не следует и рождать детей, но не следует и участвовать в государственных делах. Что же получится? Откуда возьмутся граждане? Кто будет воспитывать их? Кто будет надзирателем эфебов, кто будет надзирателем гимна- сиев? Да и в чем будет он воспитывать их? В том, в чем вос- 21 питывались лакедемоняне или афиняне? Возьми ты мне молодого человека, наставь его в соответствии с твоими мнениями. Мнения эти негодны, разрушительны для города, па- 22 губны для семьи, и даже женщинам не пристали. Оставь их, человек. Ты живешь в державном городе:6 ты должен занимать должности, судить справедливо, воздерживаться от чужого, тебе не должна представляться красивой никакая жена, кроме твоей, не должен представляться красивым никакой мальчик, не должна представляться красивой никакая 23 серебряная утварь, никакая золотая утварь. Вот со всем этим согласующиеся поищи мнения, исходя из которых ты с удовольствием будешь воздерживаться от вещей, обладающих такой убедительностью, которая способна увлечь и одолеть. 24 А если бы вдобавок к убедительности их мы и философию какую-нибудь такую изобрели, еще и со своей стороны тол- кающую нас к ним и придающую им силу, что получилось бы? Что самое лучшее в чеканном изделии, серебро или ис- 24 кусство? Плоть— сущность руки, а дела руки — как имеющие главное значение. Так вот, и все надлежащее — трех ро- 25 дов: то-то — касающееся существования, то-то — касающееся того или иного определенного существования, а то-то — как само имеющее главное значение. Вот так и не материю человека следует ценить, бренную плоть, а имеющее главное значение. В чем оно заключается? Уча- 26 ствовать в государственных делах, жениться, рождать детей, почитать бога, заботиться о родителях, вообще, стремиться, избегать, влечься, невлечься, как следует делать все это, как мы по своей природе рождены. А по своей природе рождены 27 мы как? Как свободные, как благородные, как совестливые. В самом деле, какое другое живое существо краснеет, какое — получает представление о постыдном? А удовольствие под- 28 чини всему этому как прислужника, как служителя, чтобы все это вызывало рвение, чтобы сдерживало в пределах дел в соответствии с природой. «Но я богат, и у меня нет нужды ни в чем». Так что же 29 ты еще притязаешь на занятие философией? Тебе достаточно золотой и серебряной утвари. Какая тебе нужда в мнениях? «Но я и судья над эллинами». Ты умеешь судить? Что сдела- 30 ло тебя умеющим? «Цезарь подписал мне верительную грамоту». Пусть он подпишет тебе, чтобы ты судил о музыкан- 31 гах. И какая тебе польза? А все же, как ты стал судьей? Чью руку целовал, Симфора или Нумения?7 Перед чьей спальней ночевал? Кому посылал подарки? И ты еще не осознаешь, что быть судьей стоит столько же, сколько Нумений? «Но я 32 могу бросить в тюрьму кого хочу». Как камень. «Но я могу избить палкой кого хочу». Как осла. Это не властвование 33 над людьми. Властвуй над нами как над обладающими разумом. Показывай нам полезное, и мы последуем тому. Показывай неполезное, и мы отвратимся от того. Сделай нас 34 твоими ревностными последователями, как Сократ— своими. Именно он властвовал над людьми как над людьми, сделал их подчинившими ему их стремление, избегание, влечение, невлечение. «Сделай это. Не делай этого. Иначе 35 брошу тебя в тюрьму». Это уже не как над обладающими разумом властвование получается. Но: «Сделай это, как 36 установил Зевс. А если не сделаешь, то потерпишь ущерб, потерпишь вред». Какой вред? Иного никакого, кроме этого: не сделать то, что следует. Ты утратишь в себе честного, совестливого, порядочного. Иного большего вреда, чем это, не ищи. Как мы упражняемся против софистических вопросов1, так нам каждый день следовало бы упражняться и против представлений. Ведь и они тоже задают нам вопросы. «Сын такого-то умер». — Ответь: Независящее от свободы воли, не зло. — «Отец оставил такого-то лишенным наследства. Что это, по твоему мнению?» — Независящее от свободы воли, не зло. — «Цезарь осудил его». — Независящее от свободы воли, не зло. — «Он опечалился от этого». — Зависящее от свободы воли, зло. — «Он благородно выдержал». — Зависящее от свободы воли, благо. И если мы вот так будем приучать себя, то будем совершенствоваться. Ведь мы никогда не будем соглашаться ни с чем иным, кроме как с тем, о чем представление получается постигающее2. «Сын умер». — Что случилось? Сын умер. Больше ничего? Ничего. — «Корабль погиб». — Что случилось? Корабль погиб. — «Его увели в тюрьму». — Что случилось? Его увели в тюрьму. А что «плохи его дела», это каждый от себя добавляет. — «Но Зевс делает все это неправильно». — Почему?! Потому что он сделал тебя способным к выдерживанию, потому что наделил тебя величием духа, потому что не придал всему тому свойства быть злом, потому что в твоей возможности, претерпевая все то, быть счастливым, потому что он открыл тебе дверь, на тот случай если это тебя не устраивает? Человек, выйди и не вини. Как относятся римляне к философам, если хочешь узнать, послушай. Италик’, в особенности слывший у них философом, как-то при мне рассердившись на своих, будто испытывая непоправимое, сказал: «Я не могу выносить. Вы губите меня, вы заставите меня стать таким», показав на меня.
<< | >>
Источник: Г. А. Таронян. БЕСЕДЫ ЭПИКТЕТА. 1997

Еще по теме 2. С корректором свободных городов1, который был эпикурейцем:

  1. § 2. Удовольствие (Wohlgefallen), которое определяет суждение вкуса, свободно от всякого интереса
  2. ПРИМЕЧАНИЯ Данное издание произведений Гоббса в основном повторяет двухтомник, который был опубликован в составе Библиотеки «Философское наследие» издательством «Мысль» в 1964 г. По сравнению с тем изданием изменения внесены в 1-й том. В нем нет теперь «Возражений» Гоббса на «Метафизические размышления» Декарта и «Ответов» последнего на эти «Возражения», которые фигурировали в издании 1964 г. Следует иметь в виду, что «Возражения» и «Ответы» составляют только часть более обширной полеми
  3. ЭПИКУРЕЙЦЫ
  4. Эпикурейцы
  5. Глава XXVII. ЭПИКУРЕЙЦЫ
  6. 1. ЭПИКУРЕЙЦЫ, СТОИКИ, ВТОРАЯ СОФИСТИКА
  7. Эллино-римский период античной философии:              эпикурейцы;              стоики;              скептики;              эклектики; неоплатоники
  8. ПРОРОК ЗАТЕРЯННЫХ — СЕРЕН КЬЕРКЕГОР Я был мудрецом, если можно так выразиться, ибо был готов в любую минуту умереть, но не потому, что выполнил все, являвшееся моим долгом, а потому, что не сделал ничего и даже поверить не мог в возможность хоть что-либо сделать. Франц Кафка. Дневники
  9. РАЗДЕЛЫ 114 и 115. ОБРАЗ ДЕЙСТВИЙ (ЦАРЯ), ПРОТИВ КОТОРОГО ПРЕДПРИНИМАЕТСЯ ПОХОД.1 РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ СОЮЗНИКОВ, КОТОРЫМ НАДЛЕЖИТ ОКАЗЫВАТЬ ПОМОЩЬ»
  10. § 22. Необходимость всеобщего согласия, которая мыслится в суждении вкуса, есть субъективная необходимость, которая при предположении общего чувства представляется объективной
  11. Был ли сговор?
  12. КТО БЫЛ ПРЕСТУПНЕЕ
  13. 4. СВОБОДНАЯ ТЕУРГИЯ
  14. «СВОБОДНОЕ» СТИХОСЛОЖЕНИЕ
  15. 1. А был ли кризис общества?
  16. КТО БЫЛ ХРАБРЕЕ?
  17. 6. Кто был Фрейд?