Кроче - антифашист. Характерные черты философского процесса в Италии в первой половине двадцатого века

Множество элементов, участвовавших в формировании и развитии философско-политической мысли Италии в начале нашего столетия, говорят о сложности и неоднозначности историко-философского процесса, обусловленности и особой нагруженности его политическими страстями.
Речь диктатора Муссолини 3 января 1925 г., запрет свободы печати в ноябре 1926 г., Конкордат католической церкви с режимом 1929 г., новые веяния в миланском католическом университете и других философских школах - все это всколыхнуло интеллектуальную жизнь в стране. Послевоенный период выдвинул на культурно-политическую арену марксизм, философские дебаты стали острее и жарче. Размежевание различных течений внутри светской и католической мысли, внутри самого марксизма сменилось затем заметной тенденцией к деидеологизации в шестидесятых годах. Логичным финалом этого процесса представляются дискуссии вокруг "кризиса разума" семидесятых годов, "дебольного" мышления, герменевтики и постфилософии восьмидесятых годов. Периодизационная рамка предполагает наличие внутри нее некоторой картины, детали которой обрисовывают климат, колорит, тональность, создаваемые сочинениями с наибольшим резонансом и полемикой вокруг них.

Баланс прошлого, как представляется, подвел в начале двадцатых журнал "Логос", выходивший под редакцией Антонио Алиотта. Всевозможные "экс" достаточно полно представлены в нем -позитивисты, спи- 418

ритуалисты, неокантианцы, антипозитивисты, антиидеалисты. Другой трибуной был "Журнал философии" Пьера Мартинетти вплоть до 1943 г. Однако накал философских дебатов достиг пика, когда произошло публичное столкновение между Кроче и Джентиле. Первые стычки бывших однокашников, друзей и соратников относятся к 1913—1914 гг. В 1925 г. Джентиле написал "Манифест интеллектуалов-фашистов". На этот публичный вызов Кроче незамедлительно ответил контрманифестом интеллектуалов-антифашистов. Философская полемика была продолжена в последующие десятилетия на двух полюсах - Кроче с его журналом "Критика" и Джентиле с его "Критическим журналом итальянской философии". Время от времени в полемику включались католики, видевшие своими врагами уже не материалистов и атеистов, а неоидеалистов. Некоторые из работ Кроче и даже Джентиле католики внесли в список запрещенных книг. Именно по отношению к режиму Муссолини обозначился раскол в философской среде - Кроче и крочеанцы, среди которых больше всего было представителей академической науки, печатавшихся у Мартинетти, с одной стороны, и Джентиле, отец Агостино Джемелли, другие неосхоластики - с другой. Разделение превратилось в раскол в 1929 г., когда церковь вступила в альянс с фашистским режимом. Школьная реформа 1923 г., подготовленная Джентиле, свела практически на нет светскую традицию Рисорджименто. Католическая религия стала, по сути, официальной государственной религией и даже завершением системы образования (а не только главным элементом начальной школы, как полагал Джентиле). Отношения между Муссолини и Ватиканом сохранялись втайне, поэтому публикация согласительных документов в феврале 1929 г. вызвала скандал. Попытки приглушить его и успокоить общественность Муссолини предпринимал неоднократно, выступая в Сенате, Национальном Конгрессе, однако реакция лишь усиливалась.

Союз между католиками и Джентиле рухнул, за этим последовала ожесточенная критика джентилианцев со стороны отца Джемелли. Некоторые из сторонников Джентиле так и не простили своему идеологу некоторых политических крайностей. Адольфо Омодео, Гвидо де Руджеро, Гвидо Калоджеро перешли в стан его соперника - Кроче. Другие соратники Джентиле, например Гальвано делла Вольпе, в сороковых стали марксистами.

Опубликованный Джентиле 21 апреля 1925 г. манифест интеллектуалов-фашистов произвел фурор не только в среде философов. Джентиле провел аналогию между фашизмом и молодой Италией Мадзини эпохи Рисорджименто. Гнев Кроче вызвали религиозные интонации манифеста, где, в частности, говорилось, что "у граждан Италии, в сознании которых не умерла память о прошлом, должна быть лично осознанная цель, требующая реализации. Традиция есть миссия - из этого постулата следует религиозный характер фашизма". Его религиозность, по мысли 419

Джентиле, состояла в функции противовеса и в борьбе с конституционным государством большинства. Либерализм Кроче он называет агностическим, свободой отречения; такая система знакома только с внешними проявлениями свободы. Новую идею государства может дать лишь меньшинство, фашистская организация молодых-решительных, вооруженных чернорубашечников. Только такая команда может противостоять разрозненным антинациональным силам. Приход к власти - лишь начало конструктивного процесса. Затем после установления безупречного общественного порядка Джентиле ставил задачу контроля средств массовой информации, ибо печать "использует любую ошибку и всякий инцидент (намек на дело Маттеотти), чтобы натравить людей на новое правительство, с таким трудом создаваемое". Отечество, обновленное фашизмом, должно стать "школой субординации всего частного и низшего тому, что бессмертно и универсально". Новое этическое государство есть "суровое понимание жизни, религиозная серьезность; неотделимость теории от практики, слов от дела. Оно не живописует цветистые идеалы, где-то над миром найденные". Намекая на католицизм, Джентиле уповал на мощь силы, несущей идеал в жизнь. "Фашизм обвиняют в реакционизме и антилиберализме, что он против рабочих, однако все обвинения лживы". Фашистов обвиняют в полицейских мерах, применяемых к печати. Однако, пишет Джентиле, это вопрос факта, а не принципа. Огромная масса итальянского народа совершенно равнодушна к спорам оппозиционных сторон, противники без поддержки снизу скоро выдохнутся, тогда фашисты смогут атаковать. Ясно, что в своем контрманифесте Кроче прежде всего расставил на свои места границы - не между интеллектуалами и народом, гражданами чья политическая миссия не сводится только к воинской службе, а внутри самой интеллигенции. Причем водораздел внутри авангарда нации Кроче обозначил понятием духовного, и прежде всего, по вопросу интеллектуальной честности. Перемешать политику с литературой и наукой, перевернуть вверх дном все понятия до неразличимости, все это затем, чтобы дать теоретическую базу самым бесстыдным формам насилия, залить кровью страну и утвердить на руинах государственности свою преступную власть, лишив народ даже воспоминаний о свободе - такова суть фашизма любой окраски.

<< | >>
Источник: Б. КРОЧЕ. Антология сочинений по философии. - СПб., «Пневма». - 480 с. Перевод С. Мальцевой. 1999

Еще по теме Кроче - антифашист. Характерные черты философского процесса в Италии в первой половине двадцатого века:

  1. Характерные черты и основные тенденции естествознания первой половины XIX века
  2. VI. Философские элементы в эволюции методических идей в математике первой половины XIX века.
  3. Глаза 11. СОЦИАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ, ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ФИЛОСОФСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
  4. Материалистические течения в первой половине XIX века
  5. ТЕАТР И КУЛЬТУРА XVII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА
  6. КЛАССИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА ОБ АРХИТЕКТУРЕ
  7. Основные итоги эмбриологических исследований в первой половине XIX века
  8. 23. Итоги и особенности российского трансперсонального проекта первой половины XX века
  9. 1. Суд и процесс в России в первой половине XVIII в.
  10. Повесть «Дуэль» и русский роман первой половины XIX века
  11. Японская Православная Церковь в первой половине XX века (1912-1945 гг.)
  12. 5 Зак. 637 ОТДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ИДЕИ И ФОРМЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА
  13. 6.1.2. Нетление тела Христова в православной традиции первой половины VI века: св. Ефрем Амидский
  14. Система О. П. Декандоля и другие системы растений в первой половине XIX века
  15. Философские течения и идейная атмосфера в естествознании второй половины XIX века
  16. Сущность и характерные черты
  17. Некоторые характерные черты деятельности консультативных фирм
  18. § 1. Ревизионно-решающий порядок утверждения и пересмотра судебных решений в уголовном процессе России конца XV - первой половины XVI в. и его воссоздание в 1719-1722 гг.
  19. Современный терроризм: истоки и характерные черты
  20. Г л а в а 24. ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ, ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА И НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И НАУЧНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ДАРВИНИЗМА