<<
>>

Мечта о любви, пережившей страсть

Я припадал к ее стопам в стихах,

Сердечным жаром наполняя звуки,

И сам с собою пребывал в разлуке:

Сам - на земле, а думы - в облаках.

Я пел о золотых ее кудрях,

Я воспевал ее глаза и руки,

Блаженством райским почитая муки,

И вот теперь она - холодный прах.

А я, без маяка, в скорлупке сирой

Сквозь шторм, который для меня не внове,

Плыву по жизни, правя наугад.

Да оборвется здесь на полуслове

Любовный стих!

Певец устал, и лира

Настроена на самый скорбный лад.1

Образ уходящей юности, осени и затем зимы, пришедшей в сердца любящих, репризой проходит в поэтическом творчестве Франческо Петрарки, в котором терзания страсти сменялись периодами созерцания, воображение схватывало наплывающие волны настоящего. В сонете "Если жизнь моя" поэт обдумал образ того, кто охвачен страстью к недосягаемому и неосуществимому. Молодой и полной сил Лауре он говорил, что когда-нибудь придет день откровений, тогда, опустошенный годами, он найдет смелость рассуждать о мытарствах, и запоздалое раскаяние, возмож-

1 Здесь и далее Петрарка в пер E Солоновича. Цит по кн. Европейские поэты Возрождения M., 1974, с. 42-47. 316

но, принесет облегчение. Меланхолические интонации напоминают о драме невостребованной любви. Элегическое предчувствие "скрываемой жажды и настойчивого внушения", пока Лаура не взмолит о пощаде, хотя и с опозданием, указывает на способ поэтической альтерации с целью приведения к реальной ситуации, которой она обязана своим возникновением. Поэтическая душа, боясь признаться в этом самой себе, переплавляет наивные образы поэта в рассчитанные средства для достижения цели.

По мере наступления осени все четче мысль об увядании возлюбленной, о возрасте, когда страсти утихают, когда аффекты утрачивают силу, а наслаждение и страдание не переходят своих границ, и более послушный подчиняется. Мысль об этом как-то иначе окрашивает чувства и внушает

неизъяснимую нежность. Оказывается, что и закат прекрасен, что в нем есть нечто, чего нет у

молодости, взамен утрачиваемого он несет иные дары. Значит, мы не остаемся пустыми и

холодными без любви, которая держит мир, пока ее тепло согревает нашу кровь. Не перестают

любить того, кого любили в сиянии красоты и в жарком пылании чувств. Сотворенный сердцем и

фантазией образ поднимается над физическими определениями, ибо он увиден "очами любви",

потому ему не страшны телесные перемены. Пока существо любимо, нимб обожания не покидает

его вплоть до последнего дыхания. Очарование исчезает только тогда, когда иссякнувшая любовь

уступает место другой любви, когда она не способна более освящать свой героический подвиг,

любовь теряет земные чувства.

Прошу, Амур, на помощь мне приди, -

Написано о милой слишком мало:

Перо в руке натруженной устало

И вдохновенья пыл ослаб в груди.

До совершенства строки доведи,

Чтоб цели ни одна не миновала,

Затем, что равных на земле не знала

Мадонна, чудо - смертных посреди.

И говорит Амур: "Отвечу прямо,

Тебе поможет лишь любовь твоя, -

Поверь, что помощь не нужна другая.

Такой души от первых дней Адама

Не видел мир, и если плачу я,

То и тебе скажу - пиши, рыдая".

В этих строках живое очарование раскрывает свою древнюю магическую силу, но делает это в новых условиях, ибо все чувственное 317

и животное, сопровождавшее любовь, возвращено алчущим, а потому более не тяготит. Стало быть, моральные, интеллектуальные и другие возвышенные склонности только окрепли и освободились.

Так можно осмыслить прошлое, сентиментально не отделяя себя от него. Ведь то, что мы чувствовали, мыслили и желали, признаем с улыбкой со всеми ошибками и безумством. Сознавая, что разум был прав, что добродетель восторжествовала, мы прощаем друг друга, ведь покаянием мы обязаны себе и ближним, всем смертным, страдавшим и заставлявшим страдать. Да и та или тот, что были рядом с нами, прошли этот путь любви и печалей. Страдание и любовь похожи на два способа излечения от одной и той же лихорадки, называемой жизнью. Апробированные впечатления путают и приравнивают друг к другу, ибо с уст слетают одни и те же слова, выражающие потрясение. После горьких разочарований и страданий любовь, залечившая раны, крепнет, благородно храня все лучшее.

Петрарка скорбит, что смерть похитила у него возлюбленную именно в период едва начавшегося отдохновения. В цитированных стихах поэт говорит о закате жизни, граница которой - примирение, за которым видна тень смерти. Желанный момент возвышающего примирения изображен столкновением Любви и Непорочности, только теперь это не аллегорические абстракции, а вполне реальные движения души, вначале непримиримые, а теперь взаимосвязанные. Любовники уже не бегут друг от друга, теперь оба в покорном смирении сидят рядом, их помыслы - о том, как удержать оставшийся им краткий период согласия. Сердце поэта настолько сблизилось с этим сном, что не раз затем он возвращался к теме увядания в других сонетах. Образ покоя и обещанного утешения был не просто знаком самоотречения, а был, скорее, переходом к новому витальному ритму. Вновь и вновь появляется мотив жалобы на смерть, прервавшей начатый было процесс примирения и утешения боли. Быть может, сладкой радостью когда-то Была любовь, хоть не скажу когда; Теперь, увы! она - моя беда, Теперь я знаю, чем она чревата, Подлунной гордость, та, чье имя свято, Кто ныне там, где свет царит всегда, Мне краткий мир дарила иногда, Но это - в прошлом Вот она, расплата! Смерть унесла мои отрады прочь, 318

И даже дума о душе на воле Бессильна горю моему помочь Я плакал, но и пел. Не знает боле

Мой стих разнообразья день и ночь В глазах и на устах - лишь знаки боли.

Попытку расцветить живыми красками печальную картину мы находим в последней терцине. Она

изумительна, ибо в словах Лауры меланхолия дышит особым очарованием прошлого.

Но высшая краса вознесена

На небеса, и этой неземною

Красой, как прежде, жизнь моя полна...

В "Триумфе смерти" мы вновь слышим о Лауре, посетившей поэта во сне. В груди вновь вспыхнуло пламя страсти, но поскольку еще было живо воспоминание об опасности его искр, то поэт скрывается под личиной то холодного равнодушия, то гневливого негодования. "С тобой мое сердце и очи задумчивые" - такова основная тема этой канцоны. Однако в "Триумфе смерти" перед нами уже не та увядшая и поседевшая Лаура, святая и грешная, земная и бессмертная; любовь перенеслась на небо. Терцины этой поэмы лишены красоты кратких сонетов, ее гармонии мешает некоторая растянутость и многословие. Это говорит о том, что преодоление страсти в воспоминании, сожалении и благости, освящающими любовь, остается воображаемым, но не пережитым самим Петраркой.

Если бы поэт пережил это состояние души, оно могло стать не ускользающим мигом, а новым

временем, одним из интенсивных моментов вечности - новым способом любовной связи, а не

прощанием с жизнью. Способны ли вибрации грустной нежности дать место миролюбивой

привычке двух постаревших возлюбленных?..

И тень мелькнет моей царицы. Слова я слышу...

"Полно дух крушить

Безвременно печалью, - шепнула. -

Пора от слез ланиты осушить!

Бессмертье в небе грудь моя вздохнула.

Его ль меня хотел бы ты лишить9

Чтоб там прозреть, я здесь глаза сомкнула".

После сделанных замечаний мне хотелось бы повторить, что пренебрежительные замечания в

адрес рассказчиков поэзии и

319

вместе с тем экстатическое восхищение так называемой чистой лирикой, рассуждения о "квинтэссенции" суть не что иное, как жалкие и несвязные чувственные впечатления, смешанные с абстрактными интенциями. Не забудем, что лирика есть цвет весьма деликатный, он раскрывается только в лучах солнца поэзии и только тогда, когда ее питает своими живительными соками сердце человеческое. 1937

<< | >>
Источник: Б. КРОЧЕ. Антология сочинений по философии. - СПб., «Пневма». - 480 с. Перевод С. Мальцевой. 1999 {original}

Еще по теме Мечта о любви, пережившей страсть:

  1. Рыцарский идеал и его социальная роль. Новое рыцарство: мечта о героизме и о любви. Странствующие рыцари. Путы и турниры. «Pasd'armes» и романтическая мизансцена. Антирыцарская реакция. Дамп Аббат и «Маленький Жан де Сентре»
  2. О ЧИСЛЕ И ПОРЯДКЕ СТРАСТЕЙ. ОБbЯСНЕНИЕ ШЕСТИ ПРОСТЫХ СТРАСТЕЙ
  3. Куртуазностъ и эстетика любви. Суд любви. Женоненавистничество. «Пятнадцать радостей брака». Воспитание девиц. «Книга рыцаря де ла Тур Ландри». Требования женщин
  4. Мораль - это «система ценностей, ориентирующих человека на идеал единения, который выражается в примирённости, солидарности, братской (милосердной) любви» не только к ближнему и достойному любви, уважения, но и к тем, с кем приходится человеку общаться. (Р.Г. Апресян).
  5. Может пи мораль пережить вторжение?
  6. МЕЧТА ЦИОЛКОВСКОГО
  7. ГЛАВА VII. ЖИЗНЬ РЫЦАРСТВА. МЕЧТА И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
  8. Американская стратегическая мечта
  9. Брюс Грейсон, Барбара Харрис КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ЛЮДЕЙ, ПЕРЕЖИВШИХ ОКОЛОСМЕРТНЫЙ ОПЫТ
  10. 2. ЧТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ УЧИТЕЛЬ, ЧТОБЫ ПОМОЧЬ РЕБЕНКУ ПЕРЕЖИТЬ ГОРЕ
  11. РАЗДЕЛ IV Люди с обычной, нормальной организацией все доступны одной и той же степени страсти; неравная сила страстей у них — всегда результат различия положений, в которые ставит их случай. Своеобразие характера каждого человека есть (как замечает Паскаль) продукт его первых привычек