2. Познаваемость реального как несуществующая проблема

Отношения мышления и бытия, способна ли мысль уловить реальное и в какой мере - одна из несуществующих проблем, ибо сами термины остаются неопределенными. Здесь мы видим все вышеописанные следствия из ситуации, когда проблемы неразрешимы из-за неверной постановки вопроса.

Говоря о вещах, знакомых каждому ученому, вряд ли есть смысл цитировать известных философов, показывая торжество скептицизма и агностицизма.

Смиренно принимаем факт непобедимого невежества, но все же остается удовлетворенное любопытство относительно того, что из продуманного человеком в мирской жизни было настоящего, а что ему лишь привиделось. Смешно или грустно осознавать, что с истиной так и не удалось породниться, что от бесконечных диссертаций не осталось ничего, кроме гипотез? Возможно, в даваемых ими решениях был упор на воображаемое и мифологическое, а не спекулятивно продуманное?

В самом деле, два термина - мышление и бытие, одно против другого, трактовали две сущности или две вещи. Возникал вопрос, насколько одно соответствовало другому и в какой части? Однако, поскольку меру такого сравнения не находили ни в одной 1 Истина указывает на себя и на ложь (лат.). - Примеч. пер. 66

из них, то начинали искать третью сущность. Так погружались полностью в стихию воображения и мифологии. Особенности не так важны - мифологическим соединением мог быть Бог, делающий прозрачным бытие для мышления. Бог и мир могли быть известны частично или сквозь некий покров таинственного. Вместо Бога иной раз выступала Материя, мышление и бытие тогда становились ее формами. Возможна и мифология Логоса, абсолютного мышления, создающего бытие и его формы, затем человека, познающего бытие и находящего в себе самом формы Логоса. Так Логос, продуцирующий дух и природу, соединяется с абсолютным мышлением. Все эти грубые или рафинированные мифологии содержат внутри некий экспликативный принцип Deus ex machina \ то есть, вместо того чтобы объяснять, перескакивают через реальность и предлагают то платоновский миф, то иную басню.

Поскольку мифологии как таковые трансцендентны и религиозны, то они снискали немалый интерес и продолжают притягивать. Термины проблемы закрывали двери перед имманентным и открывали перед всем трансцендентным. Делая из бытия и мышления две конечные вещи, они оказывались перед необходимостью введения в бесконечное, но и бесконечное понималось как вещь, а значит - как Бог. Так все споры ограничивались разными способами представления Бога, ведь и материалисты - давно уже не новость - самые фанатичные и разъяренные из теологов. Пока на первом плане вульгарно философствовали по поводу несуществующего, за сценой появились другие мыслители с иначе поставленными проблемами. Не умея освободиться от неразрешимых проблем, они занялись исследованием методов естествознания, схем исчисления и геометрии, того, как рождается искусство, каким законам подчиняется практическая жизнь и в чем отличие философских идей от математических.

Речь идет об исследованиях Декарта, Вико, Лейбница и др. Забыли глобальные проблемы, как говорится, ради гносеологии и психологии забыли метафизику. Ситуация похожа на описанную Китсом в его известной легенде, когда фантастически обворожительная женская маска распалась под настойчивым взглядом софиста, сидевшего напротив на званом ужине.

Этот искушенный исследователь форм человеческого духа слишком долго путешествовал, чтобы верить вещам. Для него существуют не мысли и более или менее похожие отражения, а только формы активности. Среди этих форм делания одна- не 1 Бог из машины (лат.). - Примеч. пер. 67

менее реальна, чем любая другая, включая познание. Нигде не обнаружил он прекрасных самих по себе предметов, а только то, что при желании и настойчивости становилось красивым. Поэтому реальны не объекты, а субъекты, более того, один субъект, аспектами которого являются все объекты. Он слышал, как рассуждали о зажигательных идеалах, пред которыми должен преклоняться человек. Однако оказалось, что это всего лишь необходимость человеческого способа жить и работать. Разговоры об искусстве, о том, что человек, подражая природе, создает идеал красоты, убедили его в обратном: человек творит красоту из себя самого. В пространстве и времени, куда вписана якобы реальность, он также разглядел конструкции человеческого духа, подобно числам и геометрическим формам. В законах природы, вечных идеях, признанных метафорами категорий - все те же формы духа, в коих человек себя раскрывает и вновь находит. Какой смысл говорить о мышлении и бытии в рамках нового ментального образования и критических результатов? Теперь не вне, а внутри себя он, человек, видит формы деятельности и созидания. Вопрос, отражает ли, имитирует ли одно действие другое - принадлежит тому, кто не понимает суть активности, ибо повторение - не есть уже действие.

Старая и абсурдная проблема уже не пугает своей неразрешимостью, ибо проделанный путь помогает осознать ее возникновение в прошлом и непрерывное возобновление на низших ступенях ментального развития. Ведь среди форм духовной активности есть и та, которая отвечает за абстрагирование, оснащая все необходимые операции. Отделяя продукт от производителя, эта форма дает повод недостаточно бдительным умам выдавать фиктивное за нефиктивное, обращаться с вымышленными персонажами театральных сцен, как с реальными, наделять их далеко неидеальными связями. Из ошибок неосторожных умов внимательный критик извлекает выводы, так что не будь этих ошибок, не было бы и новых импульсов к новым истинам. Двигаясь критическим путем, мы обогащаем свой ментальный багаж и открываем новые грани истины.

<< | >>
Источник: Б. КРОЧЕ. Антология сочинений по философии. - СПб., «Пневма». - 480 с. Перевод С. Мальцевой. 1999

Еще по теме 2. Познаваемость реального как несуществующая проблема:

  1. 1. Проблемы существующие и несуществующие
  2. 2.Проблема познаваемости мира и истины.
  3. Архиепископ Василий (Кривошеин) ПРОБЛЕМА ПОЗНАВАЕМОСТИ БОГА: СУЩНОСТЬ и ЭНЕРГИЯ у святого ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО300
  4. ГЛАВА 18 Терроризм как реальная угроза безопасности в современном обществе
  5. 2.10 Учение о познаваемости Бога и о Боге какТроице
  6. Глава 18 О ПОЗНАВАЕМОСТИ ВЕЩИ В СЕБЕ
  7. Проблема абсолютности как проблема континуальности
  8. Самопознание искусства как проблема и как кризис искусства
  9. Революция как философская проблема
  10. СУБЪЕКТНОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА И ЗАДАЧА Тузова Т.М.
  11. РЕАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ
  12. ВАРИАТИВНОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА ТЕОРИИ ФОЛЬКЛОРА