<<
>>

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ V

1 Готтентоты не хотят ни рассуждать, ни думать. «Размышление, — говорят онп, — это бич жизни». Сколько готтентотов имеется среди нас! Эти люди целиком предаются лености: чтобы избежать каких-либо забот и хлопот, они отказывают себе во всем, без чего только можно обойтись.
Караибы обладают таким же отвращением к размышлению п труду; они скорее умрут от голода, чем испекут себе хлеб или вскипятят воду. Всю работу производят пх жены; сами они работают только через день по два часа, обрабатывая землю; остальное время они мечтают в своих гамаках. Если вы захотите купить у них постель, онп дешево продадут вам ее утром, не утруждая себя мыслью о том, что она им понадобится вечером. 2

Именно сравнивая медленную эволюцию человеческого ума с состоянием совершенства, в котором в настоящее время находятся искусства и наука, можно судить о древности мира. С этой точки зрения можно было бы построить новую хронологическую систему, не менее остроумную, чем имеющиеся; но выполнение этого плана потребовало бы большой тонкости и остроты ума со стороны выполнителя. 3

Правда, скука обыкновенно не очень изобретательна: она не настолько могущественное средство, чтобы побудить нас к великим поступкам, особенно к приобретению больших талантов. Скука не порождает Ликургов, Пелопидов 3*, Гомеров, Архимедов, Мильтонов, и можно быть уверенным, что не из-за недостатка скуки у нас так мало великих людей. Тем не менее она вызывает иногда крупные последствия. Ее бывает иногда достаточно, чтобы увлечь государей на военные действия, и, если успех благоприятствует им в первых военных предприятиях, пз них могут выйти завоеватели. Воина может войти в привычку п стать привычным занятием. Карл XII, единственный герой, который был равнодушен к любовным и гастрономическим наслаждениям, может быть, отчасти побуждаем был этим мотивом. Но если скука и может создать такого рода героя, она никогда не создаст Цезаря или Кромвеля: требовалась сильная страсть, чтобы заставить их предпринять те усилия ума и таланта, которые были пеобходнмы для преодоления расстояния, отделявшего их от троиа. 4

Людское легковерие есть отчасти результат леностп. Человек прдвык верить какой-нибудь нелепице; он подозревает ложность ее, но, чтобы увериться в этом вполне, ему пришлось бы подвергнуть себя утомительному исследованию; но он хочет избавить себя от этого и потому предпочитает верить, а не исследовать. В таком душевном состоянии всякие доказательства ложности данного мнения кажутся нам неубедительными. Нет таких рассуждении или измышлений, которым мы тогда не поверили бы. Приведу пример, заимствованный из отчета Марини 4* о Тонкпне. «Пожелали, — говорит этот автор, — дать тонкпнцам религию и остановились на религии философа Рама, прозванного в Тонкпне Тик-ка. Вот смешная история его происхождения, которой там верят:

«Однажды мать бога Тик-ка увидела во сне белого слона, который чудесным образом вошел ей в рот и вышел из ее левого бока. Этот сон стал действительностью, и она родила Тик-ка. Как только он появился иа свет, он умертвил свою мать; он сделал семь шагов, отмечая небо одним пальцем, а землю другим. Он объявил себя единственным святым на земле и на небе. Семнадцати лет он женился на трех женщинах, в девятнадцать лет он бросил своих жен и сына п удалился на гору, где два демона — Ала-ла и Ка-ла-ла стали его учителями.

Затем он явился народу, который принял его не как учителя, а в качестве идола. К нему стеклось восемьдесят тысяч учеников, среди которых он избрал пятьсот; это число он уменьшил затем до ста и, наконец, до десяти, которых он назвал десятью главными». Вот что рассказывают гонкпнцам и во что они верят, хотя тайная традиция и предупреждает их, что эти десять учеников были его друзьями и поверенными, единственными, которых он не обманывал, и что после того, как он проповедовал свое учение сорок восемь лет, он, чувствуя приближение смерти, созвал своих учеников п сказал им: «Я вас все время обманывал, я вам рассказывал небылицы, единственная истина, которой я могу вас научить, состоит в том, что все вышло из ничего и должно в него вернуться. Но советую вам сохранить мою тайну и подчиняться внешне моей религии; это единственный способ держать народ в подчинении вам». Эта исповедь Тик-ка на смертном одре довольно известна в Тонкине, и, однако, культ этого обманщика продолжает существовать, ибо люди охотно верят тому, во что они привыкли верить. Ученикам Тик-ка достаточно было прибегнуть к нескольким схоластическим тонкостям, которым лень всегда придает силу доказательств, чтобы набросить туман на это признание и поддерживать тонкинцев в их вере. Эти же самые ученики написали пять тысяч томов о жизни и учении Тик-ка. В них они утверждают, что он совершал чудеса, что после рождения он восемьдесят тысяч раз принимал различные формы и что в последний раз он переселился в белого слона, и этому следует приписать уважение, которым в Индии пользуется это животное. Из всех титулов, даваемых королям, самый уважаемый есть титул белого слона. Сиамский король и называется королем белого слона. Ученики Тик-ка прибавляют, что существуют шесть миров, что мы умираем в одном, чтобы возродиться в другом, что праведник переходит из одного мира в другой и что, после того как он пройдет все миры, он возвращается к исходному пункту и снова возрождается в этом мире, из которого он выходит в седьмой раз весьма чистым и совершенным; тогда он становится неизменяемым и обладает качеством пагоды, пли идола. Они признают, как и большинство ложных религий, рай и ад, от которого можно избавиться, уважая бонз, одаряя их милостыней и строя монастыри. Онп рассказывают о дьяволе, что он однажды вступил в спор с идолом Тонкина о том, кто из них будет властелином земли. Дьявол пришел с идолом в соглашение, что все, что этот последний сможет спрятать под свое платье, будет ему принадлежать. Идол заставил сделать себе такое большое платье, что оно покрыло всю землю, и дьявол был принужден скрыться в море, из которого он иногда показывается, но тотчас же убегает, как только завидит эту прпмету идола.

Неизвестно, пмелп ли эти люди раньше какое-нибудь смутное представление о нашей религии, но один из главных догматов религии Тик-ка учит, что он есть идол, спасающий людей, полностью берущий на себя их грехи, и что он принял вид человека из сострадания к их горю.

По свидетельству Кольбе5*, некоторые из готтентотов следуют такому же ученпю и верят, что их бог принял вид самого красивого из них, чтобы стать видимым народу. Но большинство готтентотов считают этот догмат выдумкой н утверждают, что превращать бога в человека — значпт навязывать ему роль, недостойную его величия. Впрочем, онп ему не поклоняются вовсе; они говорят, что бог добр и не нуждается в наших молитвах.

<< | >>
Источник: КЛОД Адриан ГЕЛЬВЕЦИЙ. Сочинения в 2-х томах. Том 1. 1975 {original}

Еще по теме ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ V:

  1. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ IX 1
  2. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ VI 1
  3. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ I
  4. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ IV 1
  5. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ II 1
  6. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ IV 1
  7. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ VI 1
  8. ПРИМЕЧАНИЯ к ГЛАВЕ VI 1
  9. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ I 1
  10. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ II
  11. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ IV 1
  12. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ X 1
  13. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ XXIV 1
  14. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ VIII 1