<<
>>

О вопросе, предложенном на премию Королевской Берлинской академией наук в 1791 году: Какие действительные успехи сделала метафизика в Германии со времени Лейбница и Вольфа?

«ОЬег die von der Konigl. Akademie der Wissenschaften zu Berlin fiir das Jahr 1791 ausgesetzte Preisfrage: Welches sind die wirklichen Fortschritte, die die Metaphysik seit Leibnizens und Wolfs Zeiten in Deutschland gemacht hat?» — вопрос этот был сформулирован академией еще в 1788 г.
как вопрос, предназначенный для премии в 1791 г. Поскольку к указанному времени поступила лишь одна работа, академия продлила срок. По этой причине Кант работал над темой довольно долго и написал три варианта, однако ни один из них он не завершил и не представил на премию.

Работа Канта представляет особый интерес как краткое, подытоживающее развитие всей его философии, как изложение важнейших выводов, к которым пришел философ в «Критике чистого разума» и «Критике практического разума». Эти выводы Кант в соответствии с вопросом, поставленным Берлинской академией наук, рассматривает как действительные успехи, достигнутые метафизикой со времен Лейбница и Вольфа. Определяя метафизику как науку, которая от познания чувственно воспринимаемой действительности стремится рациональным путем перейти к постижению сверхчувственного, Кант утверждает, что эта цель недостижима для теоретического разума, ввиду чего высшая задача этого разума состоит в исследовании предпосылок всякого возможного опыта. Эту задачу, по мнению Канта, решила созданная им «трансцендентальная философия», изложенная в «Критике чистого разума». Таким образом, метафизика ограничивает свою задачу определением объема, содержания и границ априорного познания. Тем не менее Кант заявляет, что конечная цель чистого разума состоит в «расширении границ чувственного до сферы сверхчувственного». Поэтому и трансцендентальная философия имеет своей целью основание такой метафизики, цель которой есть указанная конечная цель чистого разума. Такая постановка вопроса находится в противоречии с основным положением философии Канта о принципиальной непознаваемости «вещи в себе» (сверхчувственного). Но это не, просто противоречие между формулировками, а непосредст- венное выражение дуализма философии Канта. Эта философия объявляет познание сверхчувственного невозможным, но вместе с тем доказывает, что стремление к нему составляет сущность теоретического разума (в отличие от рассудка, ограничивающегося синтезом чувственных данных). Однако теоретический разум, согласно Канту, обязан принципиально отказываться от каких бы то ни было положительных утверждений относительно сверхчувственного. Это, впрочем, не останавливает практического разума (нравственность), который основывается на теоретически не доказуемом, но морально необходимом допущении трансцендентного: бытия бога, индивидуального бессмертия и т. п. В этом смысле, говорит Кант, практический разум догматичен.

Несмотря на невозможность теоретического доказательства существования трансцендентных сущностей и невозможность их теоретического познания, можно иметь о них «практически- догматическое» познание, которое и составило бы «третью стадию метафизики, осуществляющую всю ее цель». Это «практически- догматическое» знание о трансцендентном Кант определяет как «веру практического разума».

Метафизика, таким образом, ограничивает, по Канту, теоретический разум, чтобы предоставить место религиозной вере, основные догматы которой (признание существования бога, бессмертия души, загробной жизни), хотя и не могут быть теоретически доказаны, составляют необходимое условие существования нравственного сознания.

Но так как признание бытия бога, личного бессмертия и т. п. суть определенные утверждения, относящиеся к тому, что не может быть предметом опыта, и потому недопустимые с точки зрения теоретического разума, то Кант оговаривается, что в этом случае следует иметь в виду сверхчувственную вещь не самое по себе, а лишь в том отношении, в каком она может быть мыслима, чтобы соответствовать практически-догматическому нравственному принципу.

Таким образом, в кантовском ответе на вопрос, поставленный Берлинской академией наук, не только излагаются основные положения его «критической философии», но вместе с тем подчеркиваются в первую очередь консервативные выводы этой философии, а не та гениальная постановка вопроса о природе теоретического мышления, опытного знания, науки, о неизбежности диалектических противоречий в познании, о независимости нравственности от религии, в которой заключается выдающееся прогрессивное значение учения Канта в истории философской мысли. В этом сочинении еще в большей мере, чем в «Критике практического разума», Кант выступает не как разрушитель метафизики (как и любой попытки обоснования возможности сверхопытного знания), а как мыслитель, пытающийся спасти метафизику, дискредитированную, как указывал Маркс, французскими материалистами XVIII в., с помощью нового (трансцендентального) обоснования ее безусловной необходимости.

Рукописи Канта при его жизни изданы не были. Он поручил их своему приятелю Фридриху Теодору Ринку, который издал их сразу после смерти философа.

На русском языке работа была опубликована в «Трудах С.-Петербургского философского общества» (вып. VI) под названием «Успехи метафизики» (СПб., 1910, пер. Н. Лосского). При подготовке настоящего издания этот перевод взят за основу. 1

Здесь разночтение: до К. Форлендера издатели (в том числе и первый издатель рукописей Ринк) давали текст в таком виде: «...что всякое познание начинается не только с опыта». Это противоречит «Критике чистого разума». Кант не мог иметь двух противоположных мнений по такому исключительно важному для его философии вопросу. Мы принимаем чтение Форлендера. — 197. 2

Окказионализм — см. настоящее издание, т. 5, примечание 35 на стр. 541.—208. 3

«Относится к субъекту». У Канта в рукописи — «к объекту»; явная ошибка. Исправлено Хартенштейном и принято другими издателями, в частности Форлендером. — 231. 4

По свидетельству Ринка, в рукописи здесь пустое место, оставленное Кантом. — 236. 5

Данаиды — дочери мифического царя Даная (по преданию, их было пятьдесят), которые в первую брачную ночь убили своих мужей. В наказание они были осуждены в подземном царстве наполнять водой бездонную бочку. Работа или бочка Данаид — бесплодный труд. — 237. 6

Мета та фшіха — в переводе означает по ту сторону физики, т. е. совокупность того, что лежит за пределами видимой природы, опыта и лишь умопостигаемо. — 241. 7

Кант, как известно, был решительным противником так называемого онтологического доказательства бытия бога и посвятил этому предмету специальный раздел в своей «Критике чистого разума» («О невозможности онтологического доказательства бытия бога»). Здесь Кант, по всей вероятности, имеет в виду Лейбница, которого он прямо называет в этой связи в указанном разделе «Критики чистого разума» (см. настоящее издание, т. 3, стр. 524). — 252. 8

Филодоксия (от древнегреческого «philodoxia» — славолюбие, честолюбие) — здесь любовь к мнимому знанию, к видимости знания вместо любви к знанию истинному, любовь к славе вместо любви к «мудрости» («философии»). — 255..

<< | >>
Источник: Иммануил Кант. Сочинения. В шести томах. Том 6. 1966

Еще по теме О вопросе, предложенном на премию Королевской Берлинской академией наук в 1791 году: Какие действительные успехи сделала метафизика в Германии со времени Лейбница и Вольфа?:

  1. О ВОПРОСЕ, ПРЕДЛОЖЕННОМ НА ПРЕМИЮ КОРОЛЕВСКОЙ БЕРЛИНСКОЙ АКАДЕМИЕЙ НАУК В 1791 ГОДУ:
  2. КАКИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ УСПЕХИ СДЕЛАЛА МЕТАФИЗИКА В ГЕРМАНИИ СО ВРЕМЕНИ ЛЕЙБНИЦА И ВОЛЬФА
  3. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ О том, что сделано со времени Лейбница и Вольфа в отношении объекта метафизики, т. е. ее конечной цели
  4. Сочинение члена Лондонской, Болонской, Петербургской, Берлинской и других академий наук
  5. II Мнимые теоретически-догматические успехи моральной теологии в эпоху Лейбница и Вольфа
  6. III Мнимый теоретически-догматический успех метафизической психологии в эпоху Лейбница и Вольфа
  7. Переход метафизики к сверхчувственному после эпохи Лейбница и Вольфа
  8. О ТОМ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ СДЕЛАНО, ЧТОБЫ ПРЕВРАТИТЬ В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ МЕТАФИЗИКУ КАК НАУКУ
  9. Приложение Доклад, сделанный в Академии правовых и политических наук 15 января 1848 года по поводу работы господина Шербюлье «О демократии в Швейцарии»
  10. Каких успехов может достигнуть метафизика в вопросе о сверхчувственном?
  11. Под сенью Академии наук
  12. Новая война в Бискайе. — Бестейро в Лондоне. — Предложение о посредничестве. — Инцидент с «Барлеттой». — Инцидент с «Германией». — Немецкий флот у Альмерии. — Прието предлагает объявить войну Германии.
  13. Ф. Т. АРХИПЦЕВ. МАТЕРИЯ КАК ФИЛОСОФСКАЯ I КАТЕГОРИЯ / ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР, 1961
  14. Речи и отчет, читанные в торжественном собрании Московской практической академии коммерческих наук 17 дек. 1858 г.
  15. Каутилья.. Артхашастра или наука политики Издательство академии наук СССР, Москва, Ленинград - 802 с. перевод с санскрита., 1959