<<
>>

ГЛАВА I ВСЕ НАШИ ИДЕИ ПОЛУЧАЮТСЯ НАМИ ПОСРЕДСТВОМ ЧУВСТВ; ВСЛЕДСТВИЕ ЭТОГО СТАЛИ СЧИТАТЬ УМ РЕЗУЛЬТАТОМ БОЛЬШЕЙ ИЛИ МЕНЬШЕЙ ТОНКОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ

Когда те, кого просветил Локк, узнают, что мы обязаны своими 'пдеямп п, следовательно, своим умом органам чувств, когда, далее, замечают различия в органах и умах различных людей, то обычно приходят к выводу, что неравенство умов есть результат неравной тонкости чувств.

Столь правдоподобное мнение, полученное путем аналогии, отправляющейся от действительных фактов а, должно быть тем более общераспространенным, что оно благоприятствует человеческой лени и избавляет от труда проводить исследование, представляющееся бесполезным.

Однако если бы опыты противоположного характера доказали, что совершенство ума не соразмерно большему или меньшему совершенству пяти чувств, то для объяснения этого явления пришлось бы прибегнуть к некоторой другой причине.

В настоящее время среди ученых наблюдаются две точки зрения по этому вопросу. Одни из них говорят: ум есть результат известного рода темперамента и внут-

а Прп помощи аналогии иногда приходят к величайшим открытиям. Но в каком случае можно довольствоваться доказательством по аналогии? Когда невозможно получить других. Доказательства этого рода часто обманчивы. Если мы постоянно наблюдаем, что животное размножается путем совокупления самцов с самками, то отсюда заключаем, что живые существа могут размножаться только этим способом. Из этого заблуждения нас могли вывести только точные п добросовестные наблюдатели, которые помещали травяную вошь в стеклянную банку, разрезали полипов и доказали путем повторных опытов, что в природе существуют и другие способы размножения животных.

ренней организации; но нпкто из них еще не определил путем ряда наблюдений того рода органов, темперамента пли пищи, которые производят ума. Это неопределенное и бездоказательное утверждение сводится, таким образом, к следующему: ум есть результат какой-то неизвестной причины или какого-то скрытого качества, которое я называю темпераментом или организацией.

Квинтилиан Локк и я утверждаем:

Неравенство умов есть результат известной причины, и эта причина — разница в воспитании.

Чтобы доказать первую пз этих двух точек зрения, пришлось бы показать путем повторных опытов, что совершенство ума зависит действительно только от определенного рода органов и темперамента. Но подобные опыты еще не произведены. Поэтому если пз допущенных мною принципов можно вывести ясным образом причины неравенства умов, то предпочтение следует, по-видимому, отдать этой последней точке зрения.

Если известная причина объясняет некоторый факт, то зачем приписывать его какой-то неизвестной причине, ка- кому-то скрытому и всегда сомнительному качеству, не объясняющему ничего, чего нельзя было бы объяснить без него?

Чтобы показать, что все люди с обыкновенной, нормальной организацией обладают одинаковыми умствен-

а Некоторые врачи — среди прочих Лозель де Маньп — утверждали, что люди наиболее сильного и мужественного темперамента — самые умные люди. Однако никогда еще не указывали на Расина, Буало, Паскаля, Гоббса, Толанда. Фонтенеля и т. д., как на сильных и мужественных людей. Другие ученые утверждали, что желчные люди и сангвиники были в одно и то же время и самыми умными и наименее способными к постоянному вниманию людьми.

Но разве можно быть в одно и то же время неспособным к вниманию и одаренным большими талантами? Неужели думают, что если бы Локк и Ньютон не были прилежными, то они прпшлп бы к своим великим открытиям?

Некоторые сделали то наблюдение, что предающиеся размышлениям и умные люди обыкновенно меланхоличны.

Они не заметили, что принимали здесь следствие за причину; что умный человек умен не потому, что он меланхолик, но он меланхолик потому, что его сделала таким привычка к размышлению.

Наконец, некоторые мыслители ставили ум в зависимость от возбудимости нервов. Но женщины отличаются впечатлительностью, и, следовательно, возбудимость их нервов должна была бы давать им превосходство над мужчинами. Но имеют ли они поэтому больше ума? Нет. Кроме того, какую ясную идею можно составить себе об этой большей или меньшей возбудимости нервов?

ными способностямиа, надо отыскать порождающее ум начало. Что же это за начало?

Все в человеке есть физическое ощущение. Может быть, я недостаточным образом развил эту истину в книге «Об уме». Что же я должен сделать? Доказать строгим

а Локк, несомненно, пмеет в виду эту истину, когда, говоря о неравных умственных способностях, утверждает, что, по его мне- нпю, это неравенство меньше, чем думают. «Я считаю себя вправе утверждать, — говорит он на стр. 2 своей книги о воспитании, — что из ста людей имеется больше девяноста, которые являются тем, что они суть, т. е. хорошими или дурными, полезными или вредными для общества, благодаря полученному ими воспитанию. От воспитания зависит большая наблюдаемая между ними разница. Самые ничтожные и незаметные впечатления, полученные нами в детстве, влекут за собой очень важные и длительные последствия. Эти первые впечатления похожи на реку, воды которой можно без труда направить в различные каналы по совершенно противоположным путям при помощи незаметного изменения направления реки у истока ее; она может начать течь в разные стороны и прибыть наконец в места, весьма удаленные друг от друга; с такой же легкостью, думаю я, можно направить умы детей в желаемую сторону». Правда, в этом месте Локк не утверждает определенным образом, что все люди с обыкновенной, нормальной организацией обладают одинаковыми умственными способностями, но он говорит здесь то, чему он был, так сказать, свидетелем и чему его научил повседневный опыт. Этот философ не свел всех способностей духа к способности ощущать, к первоисточнику, который один только может дать ответ на этот вопрос.

Квинтилиан, который, занимаясь так долго воспитанием молодежи, приобрел в этом вопросе еще больше практических знаний, чем Локк, в то же время более смел в своих утверждениях. Он говорит (кн. I Inst. Orat.) следующее: «Ошибочно полагать, что существует мало людей, рождающихся со способностью правильно схватывать преподаваемые им идеи; воображать, будто большинство теряет время и усилия на преодоление врожденной лени своего ума. Наоборот, большинство людей, но-виднмому, одинаково способно по своей организации к мышлению и к быстрому и легкому запоминанию. Это — талант, столь же свойственный от природы человеку, как полет птицам, бег лошадям и свирепость хищным животным. Жизнь души заключается в ее активности и деятельности. Это побудило приписать ей небесное происхождение. Неповоротливые и неспособные к наукам умы так же противоречат порядку природы, как уроды и исключительные явления. Эти последние редки. Отсюда я заключаю, что в детях имеются значительные ресурсы, которые утрачиваются с возрастом. В таком случае очевидно, что следует винить в этом не природу, но наше собственное небрежное отношение».

Взгляд Квинтилнана и взгляд Локка, одинаково основывающиеся на опыте и наблюдениях, а также доводы, которыми я пользовался, чтобы доказать их истинность, должны, по-моему, помешать читателю высказать слишком поспешные суждения по этому вопросу.

образом то, на что я, может быть, только указал в той книге, а именно что все умственные операции сводятся к ощущению. Только этот принцип объясняет нам, как возможно то, что мы обязаны своими идеями нашим чувствам и что в то же время, как свидетельствует опыт, вовсе не исключительному совершенству этих чувств мы обязаны большей пли меньшей шпротой своего ума.

Если этот принцип может примирить два по видимости столь противоречивых факта, то я вправе заключить отсюда, что совершенство ума не есть продукт ни темперамента, ни большей или меньшей тонкости чувств, ни какого-то скрытого качества, но есть результат такой хорошо известной причины, как воспитание, и что можно наконец неопределенные и столь часто повторяющиеся утверждения на эту тему заменить весьма точными идеями.

Прежде чем приступить к подробному исследованию этого вопроса, чтобы сделать его более ясным и устранить путаницу, внесенную в него богословием, я считаю необходимым выяснить различие между умом и тем, что называют душой.

<< | >>
Источник: КЛОД Адриан ГЕЛЬВЕЦИЙ. Сочинения в 2-х томах. Том 2. 1974 {original}

Еще по теме ГЛАВА I ВСЕ НАШИ ИДЕИ ПОЛУЧАЮТСЯ НАМИ ПОСРЕДСТВОМ ЧУВСТВ; ВСЛЕДСТВИЕ ЭТОГО СТАЛИ СЧИТАТЬ УМ РЕЗУЛЬТАТОМ БОЛЬШЕЙ ИЛИ МЕНЬШЕЙ ТОНКОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ:

  1. Глава III О ТОМ, ЧТО ВСЕ ИДЕИ МЫ ПОЛУЧАЕМ ПРИ ПОМОЩИ ЧУВСТВ
  2. ГЛАВА IX О ТОМ, ЧТО УДОВОЛЬСТВИЕ ПРИОБРЕТАЕТСЯ С БОЛЬШИМ ИЛИ МЕНЬШИМ ТРУДОМ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ ДАННОЙ СТРАНЫ И ОТ ЗАНИМАЕМОГО ПОСТА
  3. ГЛАВА I СЛЕДУЕТ ЛИ СЧИТАТЬ УМ ДАРОМ ПРИРОДЫ ИЛИ ЖЕ РЕЗУЛЬТАТОМ ВОСПИТАНИЯ
  4. Глава VI О ДУШЕ И О ТОМ, КАК ОНА СОЕДИНЕНА С ТЕЛОМ И КАКИМ ОБРАЗОМ ПОЛУЧАЕТ СВОИ ИДЕИ. ЧЕТЫРЕ МНЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ОБРАЗОВАНИЯ ИДЕЙ —МНЕНИЕ ДРЕВНИХ МАТЕРИАЛИСТОВ, МАЛЬБРАНША, ЛЕЙБНИЦА И ОПРОВЕРЖЕНИЕ ЭТОГО ПОСЛЕДНЕГО
  5. ПОСРЕДСТВОМ ЭТОГО
  6. ГЛАВА XV О ТОМ, ЧТО ОДНИ И ТЕ ЖЕ ВЗГЛЯДЫ КАЖУТСЯ НСТПННЫМП ИЛИ ЛОЖНЫМИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ТОГО, ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ ЛИ МЫ СЧИТАТЬ ИХ ТЕМИ ИЛИ ИНЫМИ
  7. 3.2 Результаты оценки влияния деформационного старения на коррозионную стойкость стали с различной структурой
  8. Но все же, получается, что социология «не совсем» уехала из Сыктывкара...
  9. О ПУСТОТЕ И О ТОМ, ПОЧЕМУ НАШИ ЧУВСТВА НЕ ВОСПРИНИМАЮТ НЕКОТОРЫХ ТЕЛ
  10. КАК СДЕЛАТЬ НАШИ ИДЕИ ЯСНЫМИ
  11. Правоверный комсомолец, или дурной шестидесятник Андреймногие годы мы с тобою были членами одной партийной организации. А как все у тебя начиналось?
  12. ГЛАВА XXI О НЕВОЗМОЖНОСТИ ПОДАВИТЬ В ЧЕЛОВЕКЕ ЧУВСТВО НЕТЕРПИМОСТИ; О СПОСОБАХ БОРЬБЫ С ЕГО РЕЗУЛЬТАТАМИ
  13. Глава третья «Спасите наши души!», или Как правильно подать сигнал бедствия
  14. §10. Идеи не могут связываться иначе, как посредством непрерывности