ГЛАВА XIV О ТОМ, ЧТО СЧАСТЬЕ БУДУЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ НИКОГДА НЕ СВЯЗАНО С НЕСЧАСТЬЕМ НАСТОЯЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Чтобы показать нелепость этой гипотезы, рассмотрим, из чего состоит то, что называют настоящим поколением: 1)

из множества детей, не усвопвшпх еще никаких привычек; 2)

из юношей, способных легко изменить пх; 3)

из людей зрелого возраста, многие из которых уже предчувствовали и одобрили предлагаемые реформы; 4)

из стариков, для которых всякая перемена взглядов и привычек действительно невыносима.

Что вытекает из этого перечисления? Что мудрая реформа в правах, законах и форме правления может не понравиться старикам, людям слабым, с укоренившимися привычками. Но реформа эта, будучи полезна для будущих поколений, полезна также для большинства лиц, составляющих настоящее поколение. Следовательно, она никогда не противоречит теперешнему всеобщему интересу нации.

Кроме того, общеизвестно, что неистребимые заблуждения в государствах являются результатом не нашего сострадания к старикам, но плохо понятого интереса сильных мира сего. Эти последние, относясь с одинаковым равнодушием к благу и настоящего поколения и будущегоа, требуют, чтобы его приносили в жертву ради их малейших прпхотей; они требуют этого, и им повинуются.

Однако какое бы высокое положение ни занимал отдельный человек, превыше всего следует почитать нацию, а не его. Бог, говорят, умер ради спасения всех. Поэтому не следует приносить в жертву прихоти одного благо всех; наоборот, надо жертвовать всеми личными интересами ради общего интереса. Но, скажут, эти жертвы иногда жестоки. Да, если делом занимаются бесчеловечные или невежественные люди. Если общее благо требует причинения зла отдельному индивиду, то следует относиться с величайшим состраданием к его несчастному положению. Для облегчения его надо сделать все, что только можно. В этом случае государь должен обнаружить всю свою справедливость и гуманность. Все несчастные имеют право на его благодеяния; он обязан смягчить их страдания. Горе суровому и жестокому человеку, который отказал бы гражданину даже в таком утешении, как обращение с жалобой. Стремление жаловаться, свойственное всем страдающим, всему живущему, всегда законно.

Я не хочу, чтобы страдания несчастных мешали государю заботиться об общественном благе. Но я хочу, чтобы он попутно осушал слезы страдальца и чтобы одна только любовь к отечеству брала у него при всей его сострадательности верх над любовью к отдельным лицам.

Подобный государь, оставаясь всегда другом несчастных, занятый всегда счастьем своих подданных, никогда не станет считать опасным раскрытие истины. Какой же вытекает вывод из всего сказанного мпою по этому вопросу?

Что открытие истины всегда полезно обществу и никогда не бывало вредным для него, кроме того, кто открыл ее.

Что раскрытие истины не нарушает мира государств; ручательством этого является сама медленность распространения истины.

Что при всякой форме правления важно знать истину.

Что существуют, собственно говоря, лишь два рода правительств: одни — хорошие, другие — дурные.

Что ни при одном из них счастье государя не связано с несчастьем его подданных.

Что если истина полезна, то ее следует говорить людям.

Что, следовательно, всякое правительство должно облегчать способы открывать ее.

Что самый надежный из всех способов — это свобода печати.

Что этой свободе обязаны своим совершенством науки.

Что равнодушие к истине есть источник заблуждений, а заблуждение есть источник общественных бедствий.

Что ни один друг истины не станет предлагать принести в жертву счастье настоящего поколения ради счастья будущего поколения.

Что подобная гипотеза невозможна.

Наконец, что только от раскрытия истины можно ожидать будущего счастья человечества.

Из этих различных положений следует, что так как никто не имеет права причинять зло обществу, то никто не имеет права противиться оглашению истины, и особенно основных принципов нравственности.

Предположим, что кто-либо, пользуясь своей силой, добился власти над нацией. С этого момента нация коснеет в незнании своих истинных интересов. Из законов принимаются только законы, благоприятные для корыстолюбия и тирании вельмож. Общественное дело остается без защитников. Таково теперешнее состояние народов в большинстве государств. Это состояние тем более ужасно, что нужны века, чтобы вывести их из него.

Впрочем, пусть лица, которым выгодны общественные бедствия, еще не страшатся никакого близкого пере- ворота. Заблуждение падает не под ударом истины, но под ударами самых сильных мира. Оно погибает в тот момент, когда государь сольет своп личные интересы с интересом общества. До тех пор напрасно будут показывать истину людям. Они никогда не узнают ее. Если люди руководствуются в своем поведении и в своих верованиях лишь минутным интересом, то как им при его неверном и колеблющемся свете отличить ложь от истины?

<< | >>
Источник: КЛОД Адриан ГЕЛЬВЕЦИЙ. Сочинения в 2-х томах. Том 2. 1974

Еще по теме ГЛАВА XIV О ТОМ, ЧТО СЧАСТЬЕ БУДУЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ НИКОГДА НЕ СВЯЗАНО С НЕСЧАСТЬЕМ НАСТОЯЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ:

  1. РАЗДЕЛ VIII О том, что составляет счастье индивидов; об основе, на которой следует воздвигнуть здание национального счастья, состоящего необходимым образом из счастья всех частных лиц
  2. ГЛАВА VII О ТОМ, ЧТО РАСКРЫТИЕ ИСТИНЫ НИКОГДА НЕ ВЫЗЫВАЕТ БЕСПОРЯДКОВ В ГОСУДАРСТВЕ
  3. Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 2: Беседы с социологами четырех поколений. - М.: ЦСПиМ. - 1343 с., 2011
  4. ГЛАВА 4 ЛЕСТНИЦА ПОКОЛЕНИЙ социологов
  5. Глава 2 Сети сквозь поколения
  6. Что отдаем мы Богу, то возвращается нам сторицею не только в будущей жизни, но и в настоящей
  7. ДОЛЯ — НЕДОЛЯ, СЧАСТЬЕ — НЕСЧАСТЬЕ
  8. Текст № 4 СЧАСТЬЕ, НЕСЧАСТЬЕ И МОРАЛЬ АЛЬБЕРА КАМЮ
  9. РАЗДЕЛ 4 Четвертое поколение.
  10. ПОКОЛЕНИЯ ТАНКОВ
  11. Новое поколение в философии
  12. ПОВЕРЖЕННОЕ ПОКОЛЕНИЕ
  13. РОЛЬ поколений в истории культуры
  14. ОДИН ВОЗРАСТ - ДВА ПОКОЛЕНИЯ
  15. Как формировались поколения социологов
  16. о ПОКОЛЕНИЯХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ социологов НА ПРОТЯЖЕНИИ ПОЛУВЕКА9
  17. Часть вторая ПОКОЛЕНИЕ НА СТЫКЕ ВЕКОВ
  18. ТАНКИ ЧЕТВЕРТОГО ПОКОЛЕНИЯ
  19. Три поколения в мечети