Иерархия логосов (от федерального к локальному)

Для России регионоведение — это чрезвычайно важная профессия. Особенно она важна для Северного Кавказа. Здесь наличествуют и научный, и исторический, и этиологический, и социологический, и конфликтологический потенциал, и просто сосредоточие жизненных энергий, которые представляют собой уникальное явление и большое значение.
Изучать с позиций регионоведения Северный Кавказ — это дело чрезвычайно интересное, насыщенное и очень важное. Но, прежде всего, надо понять, что мы изучаем иерархию логосов. И если вы начинаете заниматься проблемой Чечни, Дагестаном, Кабардино-Балкарией и др., первое, что надо сделать, — построить и описать модель взаимодействия в них: •

федеральной власти (общероссийский логос); •

местной официальной власти (формальный региональный логос);

? неофициальной социополитической и социокультурной структуры (логос традиционного общества — сюда включается этническая, религиозная, историческая, экономическая специфика).

Изучая структуру этих логосов, вы обнаружите, что «вот здесь действуют законы Российской Федерации». Да, безусловно, где-то они действуют, потому что речь идет об империи и определенное количество законов, определенные элементы, безусловно, общеобязательны для всех территорий. Но их трактовка и применение в разных регионах, например в Ингушетии, я уж не говорю про Чечню, представляют собой совершенно иную — вполне самобытную реальность, таящую множество сюрпризов. Эта реальность в регионоведении практически не описана, не исследована и не систематизирована. Силовики и военные специалисты публикуют иногда (фрагментарно-эпизодически) списки структур преступных группировок, нелегальных джамаатов, западных фондов, действующих против российских интересов, и т. д., но из этих обрывочных данных невозможно составить полноценной картины о том, что там происходит. В каждой точке Северного Кавказа есть своя религиозная и этническая специфика, которая что-то легитимирует из того, что по российскому законодательству является противозаконным, а в чем-то совпадает с российским правом. Одной из главных задач глубинного регионоведения является создание второго уровня логоса на Северном Кавказе.

Мы знаем, что в Кавказском регионе есть централизованные структуры Российской Федерации (полпред, организации, где происходит вертикальное назначение, например ФСБ, военные структуры, то есть носители центрального логоса), но есть и носители локального, формального, логоса, как, например, главы административных образований, президенты Ингушетии или Чечни, премьер или руководитель Госсовета в Дагестане. Это уже фигуры, которые в значительной степени имеют не просто совершенно специфическое место в обществе, но и абсолютно иную логику поведения. Они, в свою очередь, связаны с третьим уровнем логоса — неформальным.

Нартский эпос и его социологическое значение Исходя из социологии глубин, важно отметить, что мы зачастую сталкиваемся не только с локальным логосом, но и с бессознательными компонентами, которые находятся еще глубже. Помимо шариата, который сам у нас находится где-то в полуподполье, помимо адата, у нас не признан* ного (это право некоторых горских народов, в основном тюркского происхождения, но наличествующее и у вай- нахов), помимо различного рода местных уложений уже позднеимперского или даже советского периода (сложное распределение государственных постов между этносами в Дагестане) есть еще более глубокие пласты, которые либо объединяют кавказские народы, либо их разделяют между собой. Подчас это происходит в рамках одного и того же национально-административного образования. Речь идет о таких структурах традиционных символических комплексов, незаметных в обычной жизни, но когда начинаем глубже изучать проблему, мы с ними сталкиваемся.

В качестве примера следует обратить внимание на народы, у которых сохранились предания из цикла нартского эпоса. Он несет в себе элементы древних индоевропейских мифологических и религиозных структур — скифских и сарматских. Это еще одно издание крайне диурнического мифа, в котором идет речь о божественных героях-нартах, об их богах, об их подвигах и похождениях^. В центре нартского эпоса лежит воспевание личного героизма, бесконечного мужества, воли и отсутствия каких бы то ни было преград для ее реализации. В финальной стадии эпоса герои-нарты восстают не только на все, что препятствует осуществлению их планов, но в конечном счете и на Бога. В абхазском гербе изображен герой этого эпоса — Сосруко (Сослан), который, скача на коне, пускает стрелу в небо. Идея солнечного героического мифа, доведенного до предельных героических высот диурна, составляет основу нартского эпоса.

Нартский эпос в той форме, в которой он сохранился, несет на себе следы периодов, которые предшествовали возникновению и структурированию как древнеиранской, так и индусской и древнегерманской мифологий. Это «арийский», индоевропейский диурнический миф в такой чистой и яркой форме, которую мы не встречаем больше нигде. Не случайно крупнейший исследователь индоевропейских обществ Жорж Дюмезиль выстроил СВОЮ ТОПОЛОГИЮ трехфункциональной модели на основе именно нартского эпоса, с которым он познакомился у народов Кавказа. 5

См.: Кузнецов Б. А. Нартский эпос и некоторые вопросы истории осетинского народа. Орджоникидзе, 1980; Кум ахов М. А., Кумахо- ва З.Ю. Язык адыгского фольклора: Нартский эпос. М., 1985; Сказания

о нартах. М., 1978. Имея на территории России земли, где жииут люди, считающие себя потомками богатырей-нартон н принадлежащие к этому культурному кругу, мы получаем ключ к глубинам древнейших психологических и мифологических архетипов. Нартский эпос— это самый чистый, пожалуй, героический миф индоевропейского цикла, который можно встретить в истории, еще свободный от каких бы то ни было рационализаций.

<< | >>
Источник: Дугин А.Г.. Логос и мифос. Социология глубин. — М.: Академический Проект; Трикста.— 364 с. — (Технологии социологии).. 2010

Еще по теме Иерархия логосов (от федерального к локальному):

  1. 9.5.2.1 Президиум, судебные коллегии федерального арбитражного суда округа. Порядок их формирования, компетенция. Судебные составы федерального арбитражного суда округа
  2. 2.1.4. Федеральные органы власти Российской Федерации состоят из Президента Российской Федерации, Федерального Собрания, Правительства Российской Федерации и судов Российской Федераци
  3. § 3. Концепции локальных цивилизаций
  4. Многообразие локальных цивилизаций
  5. Глава 5 Локальные войны и региональные вооруженные конф ликты
  6. Динамика развития локальных цивилизаций
  7. ЛОКАЛЬНАЯ И МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ ХЛЕБОМ
  8. Локальный порядок на фоне глобального хаоса
  9. Тема 4.1. «Глобально-локальные» проблемы городов
  10. ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СИНДРОМЫ ПРИ ЛОКАЛЬНЫХ ПОРАЖЕНИЯХ ГОЛОВНОГО МОЗГА