<<
>>

Иудейский милленаризм и религия разума Спинозы


Спиноза как мыслитель сформировался в центре споров в Амстердаме, когда в Европе оппортунистическая религиозная политика достигла высшей точки развития. Иудеи стали значимыми участниками более широкой интеллектуальной сцены.
Такую роль они уже играли в 1100-х гг. в мусульманской Испании, но в христианской Европе — впервые. Теперь действующими лицами были, главным образом, португальские иудеи, недавно бежавшие от преследования испанской инквизиции, распространенного на Португалию, когда в 1580 г. это королевство было присоединено к Испании. Однако уже с самого начала Реконкисты испанские иудеи испытывали давление, вынуждавшее их обращаться в христианство или бежать; философским результатом этих обстоятельств стала партикулярист- ская каббала, а не универсалистское учение. В середине'1600-х гг. появился дополнительный фактор на христианской стороне — растущий интерес к универсальной религии, освобожденной от догматических элементов. В этом смысле иудаизм был вполне привлекателен; если оставить в стороне ограничения в. пище и прочую ритуальную сферу, то сама по себе иудаистская теология является более простым монотеизмом, чем христианство. Некоторые утверждали, что иудаизм — это универсальная религия, к которой приходят разумом.
Иудейские кружки в Амстердаме разделялись на течения секуляризации религии, синтеза с христианством и защиты иудейской ортодоксии[346]. В 1643 г. беженец из Португалии Исаак Лаперер (ла Перейра) обнародовал сенсационное заявление: вскоре должна наступить эпоха Мессии, поскольку сигналом к ее началу является обращение иудеев. Лаперер был опытным перебежчиком, обратившимся в кальвинизм; он жил тогда в Париже под покровительством Конде и поддерживал контакты с «Вольными учеными»; когда Лаперер прибыл в

Амстердам — самое безопасное место для публикации работ — его идеи были подхвачены иудеями. В 1650 г. раввин Менассия бен Исраэль, амстердамский издатель из семьи португальских беженцев, предсказывал неизбежное пришествие Мессии в ближайшем будущем, когда иудеи распространятся по всему миру. Такое воззрение, вероятно, подкреплялось событиями того времени — волной вынужденных обращений и появлением новой диаспоры; оно соединялось также с научными умозрительными рассуждениями по поводу новых географических открытий, включая идею о том, что найденные в Америке племена являлись утерянными коленами Израилевыми. Пылкость тогдашней религиозной политики в протестантском лагере вносила свой вклад в ту атмосферу, в которой возник иудейский милленаризм. Кромвель, веривший, что Английская республика была воссозданием древней иудейской теократии, в 1655 г. пригласил Менассию в Англию.
Тем временем Лаперер провозгласил еще более скандальный тезис: в 1655 г. он стал утверждать, что небиблейские народы существовали до Адама и Библия является историческим свидетельством только одного из мировых народов — иудеев. Публикация с этим преадамитским тезисом появилась в Амстердаме, где он обсуждался в межконфессиональном кружке, сложившемся вокруг Менассии. Борейль, находившийся в контакте с Кромвелем и «Невидимым колледжем» ученых-естественников, который формировался в Англии, предоставил этой группе помещение для встреч и принял их милленаристскую идею о том, что обращение иудеев является событием, непосредственно предшествующим приходу Мессии. Молодой Спиноза посещал кружок Менассии и при обострении этих споров в 1656 г.
был изгнан из синагоги Амстердама вместе с Риверой, развивавшим преадамитский тезис Лаперера.
Спиноза занял промежуточную позицию между иудейской ортодоксией и милленаристскими надеждами, позицию терпимости и преодоления неистовства враждовавших сторон. Характерная для творчества Спинозы печать космополитизма появилась в результате его дополнительной сетевой связи с учеными- картезианцами. В своей первой публикации (1663 г.) Спиноза изложил физику Декарта с помощью геометрической аргументации, надеясь достичь самоочевидной демонстрации lt;верностиgt; рациональной философии в качестве основания для теологии, рассчитанной на всеобщее принятие. Однако Декарт не привел к всеобщему согласию, и Спиноза нашел слабое место — неприемлемость признания двух субстанций[347]. Одна из привлекательных черт монизма состоит в том, что доказательство lt;существованияgt; единой субстанции объединяет теологию с математической наукой. Это более смелый путь, чем тот, по которому следовал Декарт; последний хотел оставить в покое общепринятую католическую теологию до тех пор, пока он не сможет перестроить философию согласно научным принципам. Спиноза унаследовал пространство, освободившееся после кончины Де

карта; Спиноза сумел это сделать потому, что в Голландии он по-прежнему находился в центре пересечения международных научных сетей. Однако теперь уже Голландия в связи с испанской войной испытывала усталость от религиозного конфликта и освобождалась от идеологизации. Поражение протестантского милленаризма вместе с падением Английской республики в 1660 г. должно было вдохновить надежды, подобные тем, которые питал Спиноза относительно рационального преодоления религиозных различий. В этом проявилась политическая наивность Спинозы, а его позиция, наиболее основательная из всех рациональных теологий, становилась синонимом новой ереси, по мере того как религиозная ортодоксия восстанавливала свое могущество, прежде всего во Франции.
Главное достижение Спинозы было сделано внутри ядра интеллектуальной сети. Спиноза был последним и наиболее крайним из тех, кто надеялся аксиоматическим способом дедуцировать научные законы; в тот же период Гюйгенс и естествоиспытатели-эмпирики уходили от этого критерия достоверности. Источник значительности Спинозы в пространстве внимания — установление им нового стандарта притязаний и смелости в метафизике. Не будучи связан религиозной ортодоксией, он стремился проследить движение мысли от детерминистических предпосылок до выводов из них. Не только своим геометрическим методом аргументации,, но также масштабом и последовательностью объединения онтологии, эпистемологии и этики Спиноза демонстрирует в самой предельной форме, что означает обладать философской системой.
<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Иудейский милленаризм и религия разума Спинозы:

  1. Религия разума
  2. Раздел 3. Философия и религия: драматизм отношений разума и веры в средневековой европейской культуре
  3. Раздел 3. Философия и религия: драматизм отношений разума и веры в средневековой европейской культуре
  4. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ: РАЗУМ И ВЕРА Грета Соловьева
  5. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ: РАЗУМ И ВЕРА Грета Соловьева
  6. Иудейский священник
  7. Першин Ю. Ю., Ахмадишина В. И.. Архаическое сознание и религиозность человека: очерки по археологии религии / Ю. Ю. Першин, В. И. Ахмадишина; науч. ред. В. И. Разумов. - Омск: Социокосмос. - 469 с., 2012
  8. ХРИСТОС «ЦАРЬ ИУДЕЙСКИЙ»
  9. ИУДЕЙСКИЕ НАДЕЖДЫ НА БУДУЩИЙ МИР
  10. ИУДЕЙСКАЯ И ХРИСТИАНСКАЯ АПОКАЛИПТИКА
  11. 1.1 Происхождение христианства на фоне религиозной раздробленности иудейского мира
  12. Ось оси: перегруппировка в иудейской философии