<<
>>

Каскад творческих круЖков


Структурным каркасом творчества являются сетевые линии преемственности, причем история философии Нового времени может быть прослежена через удивительно небольшое количество социальных кружков (см.
рис. 10.1 и его продолжение на рис. 11.1, 12.1, 12.2, 13.1, 13.2, 13.8, 14.1). Такие сообщества являются кружками в строгом смысле — иначе говоря, группами, которые регулярно собираются вместе и в которых каждый знает всех остальных. На сетевых схемах эти кружки обозначены как замкнутые контуры внутри данной сети. Кружки обладают самосознанием; как правило, у них есть какое-то имя, а также союзники и часто противники за их пределами; обычно такие кружки выдвигают

alt="" />

некую программу и издают свой манифест. Кружки являются материальным ядром интеллектуальных движений; в терминах современной теории социальных движений они представляют собой организованные социальные движения, ОСД (Social Movement Organizations, SMO’s). Они являются узлами в центре сетей, привлекают людей, распространяют свои идеи и тем самым вызывают волны творческой энергии в пространстве интеллектуального внимания.
В тот период, когда интеллектуальная жизнь покинула церковь и университеты, кружки обеспечивали необходимую сцену и скрытую машинерию lt;интел- лектуальногоgt; театра. В нашей двушаговой модели перестройка материальных основ интеллектуального производства открывает возможности создания новых сетей и перегруппировку — заключение новых, интеллектуальных союзов. Клю-’ чевыми кружками в Европе Нового времени были те, что перестраивали средства общения; они образовали сети корреспонденции и создали первые интеллектуальные периодические издания. Интеллектуальные сети 1600-х гг. были заполнены дипломатами, беженцами и коммивояжерами; в отсутствие почтовой системы именно они контролировали ключевой ресурс для организации подлинно космополитической сети и делали возможным своего рода мета-кружок кружков, появившийся в данный период. Позднее в этом же столетии доминирующие кружки возникали там, где можно было найти новые основы коллективной материальной поддержки, причем первоначально таковыми были академии, которые уже не зависели от отношений личного покровительства.
Еще позже такие кружки захватывали позиции в университетах или формировались из студенческих групп, хотя в результате возврата к университетским организационным основам кружки обычно вытеснялись линиями академической преемственности. Группы появляются там, где они контролируют особую нишу в сфере средств интеллектуального производства. Каждая новая фаза в развитии издательского дела, как правило, была связана с деятельностью какого-либо знаменитого интеллектуального кружка. Прослеживая развитие этих кружков, мы тем самым прослеживаем основные эпизоды перестройки основ интеллектуального производства[300].
В 1623 г. из своей монашеской кельи в Париже Мерсенн формировал кружок научной корреспонденции, тесно работая вместе с Гассенди и поддерживая связи с Кеплером, Галилеем, Кампанеллой, Декартом, Гоббсом, Торричелли, Ферма и другими математиками, а также естествоиспытателями своего времени. Мерсенн был организационным лидером; Декарт проявил себя как интеллектуальный ли-

дер, так что его работы стали символом и программой данного движения. Кружок Мерсенна существовал до 1648 г.; в 1657 г. уцелевшие участники начали регулярно встречаться в домах богатых покровителей — Монмора и лидера картезианцев Рого. Этот кружок также играл роль своего рода «расчетной палаты» для писем, объявляющих о научных и математических открытиях; именно здесь Мальбранш и Лейбниц получили доступ к неопубликованным рукописям Декар- та“. Другим временным посетителем был сам Лейбниц, который сделал следующий шаг, организовав в 1682 г. в Германии первый научный журнал «Acta Erudi- torum»[301], а также академии в Берлине и Санкт-Петербурге; взятые вместе, данные учреждения обеспечили организационные основы большей части математических исследований следующего столетия.
Несколько кружков с центром в Париже, современных группе Мерсенна — Декарта, также сыграли видную роль в истории философии; вначале, в 1630- 1650 гг., это были так называемые «Вольные ученые» (Libertins Erudits), причем они были связаны со двором. Сразу же после них появился пор-ройяльский кружок Паскаля и Арно, действовавший с 1655 до начала 1660-х гг., во время наиболее острой борьбы между янсенистами[302] и иезуитами..
В Англии появилась параллельная и до некоторой степени производная структура; в 1650-е гг. кружок научной корреспонденции формировался вокруг немецких путешественников-протестантов, осевших в Лондоне. Этот кружок в 1640-е гг., в период Английской республики[303], дал начало в Оксфорде знаменитому «Невидимому колледжу»; к нему восходят известные эксперименты Бойля начала 1660-х гг. В 1662 г. члены этого кружка создали Королевское общество в Лондоне, издания которого «Transactions» («Протоколы», или «Труды») стали первым научным периодическим журналом. Тем временем в Кембридже с 1633 по 1660-е гг. существовал оппозиционный платонистский кружок Уичкота, Генри Мора и Кедворта; именно от представителей этого кружка получил вдохновение молодой Ньютон; с этим кружком, как и с другими основными кружками своего поколения, был связан Локк.
Если учитывать кружки-преемники на протяжении поколений как одно целое, то в течение великого революционного периода середины 1600-х гг. мы видим шесть кружков: прежде всего платоники и космополитическое научное движение в Англии; сходное научно-философское движение в Париже наряду с бо-' лее крайними тенденциями, представленными группой Пор-Ройяля и «Вольными учеными». Дополняет расстановку позиций Амстердамское сообщество религиозных космополитов (1640-80-е гг.), состоявшее в основном из тайных иудеев, изгнанных из Португалии; они были связаны не только со Спинозой, но также с французскими религиозными и антирелигиозными фракциями и с космополита- ми-путешественниками, такими как Локк. Их взгляды представил публике Бейль, основав в 1684 г. периодическое издание «Nouvelles de la Republique des Lettres» {«Новости литературной республики»).

В начале 1700-х гг. заметные кружки имелись только в Лондоне; причем организованы они были вокруг создаваемого книгоиздательского дела: литературный кружок вигов Аддисона и Стила и более значимый литературный кружок тори Попа, Болингброка и Честерфилда. Через Свифта последняя группа была связана с Беркли, а в 1720-е гг. представители этого кружка принимали и вдохновляли молодых гостей-французов Монтескьё и Вольтера.
В середине 1700-х гг. в Париже действовал еще один значимый кружок — энциклопедисты (1745-1772 гг.), причем ядром этого сообщества было книгоиздательское предприятие нового типа; связь с данной группой вдохновляла Руссо и Гельвеция. В течение 1770-80-хгг. кружок был воссоздан в Отое (Auteuil), имении супруги Гельвеция; были привлечены Кондорсе, Кабанис и Дестют де Траси, а также звезды науки, такие как Лавуазье и Лаплас. Особенно активно группа действовала после 1792 г., когда она стала убежищем в период революционного террора. В конце 1790-х и в начале 1800-х гг. многие члены группы вошли в палату представителей или сенат, где образовали умеренную монархиче- ско-антирелигиозную фракцию «идеологов» («Ideologues»). Эта группа также оказывала поддержку Конту и Мен де Бирану.
Английским аналогом указанного движения в конце 1700-х гг. стал знаменитый научный кружок «Лунное общество Бирмингема», связанный с французскими кружками. Более значимыми для философии были лондонские «Философские радикалы» (1810—30-е гг.) — последователи Бентама, в частности Джеймс Милль и Рикардо. В институциональном отношении они контролировали издание «Encyclopedia Britannica», а также основали « Westminster Review» и Лондонский университет— первый удар по монополии Оксфорда и Кембриджа в течение столетий. С 1833 по 1841 г. в Оксфорде развивалось как противовес движение религиозных консерваторов — трактарианцев во главе с Ньюменом. В следующем поколении Лондон нанес ответный удар с помощью группы эволюционистов во главе с Гекели и Спенсером; она была поддержана Джоном Стюартом Миллем, а расцвет ее деятельности пришелся на 1850—70-е гг. Институциональными основами данной группы послужили новые политико-интеллектуальные журналы: «The Economist», «The Leader» и «Fortnightly Review» наряду с утили
таристским «Westminster Review»; Спенсер нашел книгоиздательскую нишу для своей работы в форме персональной энциклопедии. В этот период возобновилась традиция кембриджской философии, причем ее наиболее значительные мыслители были связаны между собой через Общество физических исследований, основанное в 1882 г. Кроме того, в Оксфорде существовало идеалистическое движение во главе с Грином. И наконец мы переходим к студенческому обществу в Кембридже, известному как «Апостолы»; в период расцвета славы (1890- 1915 гг.) оно включало Мак-Таггарта, Уайтхеда, Рассела, Мура, Кейнса, Литтона- Стрэчи, Леонарда Вульфа и Витгенштейна; многие из них входили также в литературный кружок «Блумсбери», сформировавшийся вокруг Вирджинии Вулф и издательского дома ее мужа.
История немецкой философии — это нечто вроде цепочки кружков. В середине 1700-х гг. Берлинская академия под патронажем Фридриха Великого поддерживала математические исследования Эйлера и предоставила убежище Вольтеру; она соединила прежнюю французскую сеть с линией Лейбница. Берлинская сеть послужила катализатором немецкой интеллектуальной жизни. Опираясь на эту организационную основу, Мопертюи вмешивался в религиозные споры немецких университетов. Вокруг книготорговца Николаи образовался Берлинский интеллектуальный кружок, через который была налажена связь с Кенигсбергом, где жили Кант, Гаман и Гердер. Все дальнейшее развитие было тесно связано с бурным ростом литературного рынка в Германии. С 1775 г. по 1820-е гг. Гёте объединял литературную группу в Веймаре, в 1780-е гг. поддерживавшую кантианцев в соседнем Йенском университете; в период 1794-1806 гг. там работали Фихте, Шеллинг и Гегель, тогда как в течение 1795-1800-х гг. в Веймаре вокруг братьев Шлегелей формировался кружок романтиков; данная группа в начале 1800-х перебралась в Берлин, где установила связь со Шлейермахером. Эти две группы кружков, Берлин— Кенигсберг и Веймар — Вена, исчезли после основания в 1810 г. Берлинского университета. Приблизительно в 1837-1842 гг. в берлинской кофейне был организован кружок, называвший себя вначале «Клуб докторов», а позже «Die Freien» («Вольные») — это были левогегельянцы во главе с Бауэром и Руге, последователи Фейербаха; в него входили Штирнер, Бакунин и молодые Энгельс и Маркс. Собственным изданием кружка являлся «Hallesche Jahrbucher» («Галльский ежегодник»), за ним последовал «Deutsch-Franzosiche Jahrbucher» («Немец- ко-французский ежегодник»), соиздателем которого был Маркс.
Впоследствии немецкая философия была организована внутри академических цепочек, поэтому новых значимых кружков не возникало до 1925-1936 гг., когда-Шлик, Нейрат и Карнап возглавили Венский кружок логических позитивистов с его манифестами и журналом «Erkenntnis» («Познание»). В конце 1930-х и в 1940-е гг. в Париже формировалось противоположное направление: экзистенциалистский кружок Сартра, Камю, Мерло-Понти, Симоны де Бовуар и молодого Лакана, которые заимствовали немецкий культурный капитал у феноменологов и

фрейдистов. И вновь этот кружок имел определенную организационную основу для обнародования своих взглядов — издательский дом Галлимара, первым начавший издавать книги в мягкой обложке массовыми тиражами, но с элитарным содержанием; авангардный театр и политически воинственные издания, особенно «Les Temps Moderne» {«Новое время»).
Возникновение философии в Соединенных Штатах связано с появлением трех кружков: в 1830—40—е гг. бостонских трансценденталистов во главе с Эмерсоном и Торо; сент-луисских гегельянцев в 1860-70-е гг., в конце концов перебравшихся в Новую Англию, наконец, в 1871-1875 гг. Кембриджского метафизического клуба, в который входили молодые Пирс, Вильям Джемс и Оливер Уэнделл Холмс, впоследствии ставшие знаменитыми. На основе этой группы был сформирован факультет философии Гарвардского университета, прославившийся в 1885-1920 гг.
На протяжении 11 поколений с 1600 по 1965 гг. европейскую мысль организовывали примерно 15 кружков: несколько кружков в середине 1600-х гг. (два из них по преимуществу научных), затем три крупные последовательности, включавшие представителей нескольких поколений: энциклопедисты — кружок Отой — «идеологи» во Франции; в Германии с 1750-х по 1780-е гг. перекрывавшиеся кружки Берлина — Кенигсберга и с 1780-х по 1810-е гг. романтики Веймара и Йены, затем в конце данного периода Берлин, а также в 1830-х гг. младогегельянцы, замкнувшие данную цепь. В англоязычном мире существовало несколько консервативных религиозных кружков: в 1830-е гг. трактарианцы в Оксфорде, в 1830—40-е гг. трансценденталисты в Новой Англии, в 1860-70-е гг. кружок идеалистов Грина — Джоуэта в Баллиольском колледже Оксфорда, в 1880-е гг. гегельянцы Сент-Луиса и Общество исследований психики. На стороне естествознания в течение 1800-х гг. в Лондоне стояли «Философские радикалы» и эволюционисты, а также в 1870-е гг. их ответвление — Кембриджское метафизическое общество (штат Массачусетс, США). В конечном итоге в начале 1900-х гг. сложилось три крупных центра — «Апостолы» в Кембридже (Англия), Венский кружок и экзистенциалисты в Париже.
В тот или иной из упомянутых кружков входили не все первостепенные и второстепенные философы, но многие из них; даже не являясь участниками, практически все значимые философы были, по крайней мере, связаны с одним или несколькими кружками[304]. Кружки наполняли творчество энергией; наиболее
успешные авторы, такие как Гоббс или Руссо, на первом этапе вступали в контакт с группой, а затем начинали блестяще осуществлять интеллектуальную деятельность, которая их впоследствии прославляла. Это не значит, что самые прославленные философы, как правило, были организаторами подобных групп. Исследования сходных интеллектуальных групп недавнего времени показывают, что обычно существует разделение между организационным лидером, который обеспечивает материальную поддержку, и интеллектуальным лидером, который делает учение знаменитым [Mullins, 1973; Griffith and Mullins, 1972]. Разделение труда существует между Мерсенном и Декартом или между Бауэром и Марксом. Некоторые из величайших философов связаны со множеством кружков, но не принадлежат ни к одному из них; это особенно характерно для конца 1600-х гг.. когда в таких сетевых позициях мы обнаруживаем Спинозу, Лейбница, Локка и Бейля наряду с великими естествоиспытателями Ньютоном и Гюйгенсом, которые проводили исследования в частном порядке. Величайшее творчество заключается в том, чтобы создавать новые сочетания понятий, играя на оппозициях существующих групп, и создавать новые союзы, которым в ближайшем будущем предстоит институционально оформиться в новые группы. Кружки накапливают внимание и действуют как резонаторы эмоциональной энергии; проскакивающие между ними искры — это идеи мыслителей, находящихся в узлах пересечения данных сетей[305].
Все же остается вопрос: почему именно эти кружки, а не другие? Существовало гораздо больше салонов и дискуссионных групп, чем упомянутые пятнадцать: в дореволюционной Франции в каждом провинциальном городе существовала академия, точно так же на протяжении следующего столетия в каждом университетском городке в Германии и во многих британских колледжах студенты и преподаватели собирались поговорить и выпить. Большинство этих групп было структурировано по образцу более ранних и знаменитых, тех первопроходцев, которые нашли новую организационную основу для интеллектуалов. Даже там, где все кружки опирались на одну и ту же материальную поддержку, только один получал преимущество, и оно заключалось в том, чтобы оказаться на сцене первым или почти первым; там, где начинали формироваться несколько ранних сетей, кружки, первыми приобретшие с помощью своей аргументации определенную репутацию, могли все с большим отрывом опережать остальные группы, привлекая к себе новичков и как бы оттягивая их из'других групп. Интеллектуальный мир, состоит ли он из кружков или индивидов, в любом случае строится вокруг ограниченного фокуса внимания — пространства, в котором лишь немногие могут добиться успеха.
<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Каскад творческих круЖков:

  1. ФИЛОСОФСКИЕ КРУЖКИ И СООБЩЕСТВА
  2. § 7. Связи, наследуемые и создаваемые универсальной деятельностью, — связи со-творческие. Общность творчески-свободного времени в противоположность досугу
  3. Витторио Томеллери Латинский язык в Геннадиевском кружке (о латинском произношении: предварительные данные и постановка вопроса)*
  4. ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ
  5. ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ499
  6. Творческое бессмертие
  7. ЧАСТЬ 1 Творческий импульс
  8. ГЛАВА 1 О ТВОРЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК
  9. Творческое обучение
  10. 2. Творческий характер произведения
  11. 2.Творческая личность.
  12. Творческий ум
  13. Глава V ТВОРЧЕСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ПЕДАГОГА
  14. РАЗДЕЛ IV ТВОРЧЕСКИЕ И ГРАЖДАНСКИЕ РЕЗЕРВЫ
  15. Глава 6 Человек - существо творческое
  16. Творческие возникновения
  17. Творческий человек