<<
>>

Радикальное изменение Внешних условий

  Как происходит стагнация? В принципе, ее условия должны быть диаметрально противоположными условиям творчества. Если интеллектуалам позволено формировать сообщество, они автоматически начинают разрабатывать проблемы и делить пространство внимания между фракциями.
Творчество — это энергия, которая накапливается, если процесс продолжается в течение нескольких поколений при наличии личных контактов внутри сети. Внешние условия определяют, когда возникает такая сетевая структура и как долго она будет существовать. Решающими условиями творчества являются те, что обеспечивают многообразные основы интеллектуального конфликта вокруг основного фокуса внимания. Творчество зависит от некоего центра, в котором пересекаются материальные ресурсы, способные поддерживать существование противостоящих фракций; небольшое количество центров, связанных через высокую взаимную мобильность участников, может обеспечить это необходимое совмещение фокуса внимания с конфликтом. />До тех пор, пока такого рода структура продолжает существовать, вмешательство внешних условий может проявляться как разрушение, подавление или продвижение определенной фракции. Это само по себе не наносит ущерба творчеству всей сети, поскольку может вести к реорганизации интеллектуального пространства и созданию возможностей для новых внутренних перегруппировок. Перевороты на уровне внешних основ существования фракций, возможно губительные для их участников, не так уж плохи для интеллектуальной жизни в целом, при условии что охватывающая структура по-прежнему содержит множество фракций и общий фокус внимания. Социальный конфликт во внешней среде, создание и разрушение организаций — подъем и упадок школ и государств, религиозных фракций и монашеских орденов, папства или халифата— в действительности способствуют творчеству, поскольку служат причиной новых перегруппировок. Творчество приходит к концу, когда внешние условия либо уничтожают основы существования множества фракций, либо же разрушают общий центр.
Давайте сделаем краткий обзор общей структуры интеллектуального мира в творческие и нетворческие периоды развития философии.

Греция. В досократический период творчество впервые обрело центр в сети городов Ионийского побережья с ядром в Милете. Затем сеть переместилась и связала несколько колоний в южной Италии и Сицилии, где институциональная непрерывность обеспечивалась в основном пифагорейским братством; другая ветвь оказалась рассредоточена по всему побережью Эгейского моря, вплоть до Абдеры на севере и медицинских школ в Косе и Книде на юго-востоке. Возможно, творчество могло бы исчезнуть, но теперь геополитические события привели к появлению центра. Завоевание персами Ионии и Греческого союза, а затем контрнаступление греков способствовали миграции; аналогичное воздействие оказывали демократические революции и возвышение тиранов; беженцы и послы формировали среду для космополитической интеллектуальной сети, центром которой стали Афины, обладавшие теперь имперским могуществом. Метрополия именно этим и была — центром интеллектуального внимания, почти целиком заполненным чужеземцами. На протяжении столетий Сократ и Платон были практически единственными афинянами -среди значительных интеллектуалов родного города; Аристотель, Диоген, Эпикур, Зенон и другие прибыли из отдаленных провинций.
Это напоминает ситуацию, сложившуюся в средневековом Париже в период великих поколений 1200-х гг., когда едва ли можно было найти француза среди ведущих учителей.
Примерно в течение двух поколений Афины были окружены периферийными сетевыми узлами в Мегаре, Элиде, Кирене, Кизике и многими другими. Эти города служили пристанищами для отдельных школ, причем почти все они соединялись с сетями центра. Первоначально достигли успеха независимые школы, например в Абдере, в Лампсаке и Митилене, а затем только были учреждены дочерние школы в Афинах, Подобно школе, прославившей эпикурейцев. Центр обеспечил фокус интеллектуального внимания и возможность объединения сетей. Творчество возникает при условии многообразных основ для соперничающих фракций. Афины в период своего расцвета являлись перекрестком, где сосредоточились разнообразные школы, опирающиеся на различные структуры внешней политической поддержки, имеющие разные религиозные ориентации и разные степени радикализма исповедуемого образа жизни. Изменения указанных внешних основ вызывали мощные силы, которые вели к внутренним перегруппировкам и переделу интеллектуального пространства.
В период эллинизма произошло сужение внешних основ. Большая часть периферийных узлов выпала из сети (см. рис. 3.3); соперничающие школы в общем и целом теперь основывались только на поддержке Афин и вытесняли имевших независимые источники обеспечения. Еще один центр пересечения интеллектуальных кружков находился в Александрии, где был воспринят опыт медицинских школ из Коса и Книда наряду с опытом перипатетиков и стоиков из Афин. Равновесная ситуация творчества среди соперников продержалась в течение столетия, вплоть до поколения Хрисиппа или Карнеада. Вместе с укреплением гегемо
нии Рима и политическим крахом Афин около 100 г. н. э. исчезли материальные основы в виде афинских школ. Интеллектуальные центры переместились в Пер- гам, Родос, Неаполь; но в каждом из этих городов была создана единственная школа,, а не космополитический центр, и ни одна их этих школ не просуществовала дольше, чем одно-два поколения. Александрия по-прежнему являлась местом институциональной поддержки интеллектуалов, но была слишком изолированной для поддержки крупномасштабного творчества. Философия оказалась почти полностью поглощена риторической практикой — занятием городских юристов и странствующих ораторов, однако такого рода основы не могли обеспечить ни централизацию, ни обособление интеллектуалов для независимой разработки проблем.
Появление христианства и других народных религиозных движений привело к дальнейшей децентрализации интеллектуального мира. Гностические секты были небольшими и рассредоточенными в организационном плане; христианская церковь становилась более иерархической, но ее основы географически располагались во многих местах и зависели от региональных политических перипетий. Для наиболее творческого периода характерно, так сказать, равновесие соперничества, когда христиане вошли в состав философских школ в Александрии, что привело к разработке великого языческого синтеза Плотина и его последователей. Однако и христианские философы, и плотиновские язычники мигрировали затем в центры политического покровительства, особенно в Сирию и Рим, откуда сети вскоре рассредоточивались еще далее. К началу поздней античности Афины и Александрия перестали быть центрами пересечения фракций, но каждый город служил локальным оплотом одной определенной фракции. Кроме этого, религиозные интеллектуалы активно действовали в Константинополе, Пергаме, Антиохии, Милане, Карфагене. Вначале была утрачена централизация, что вело к потере фокуса интеллектуальной жизни, общей утрате абстракции и преобладанию конкретно ориентированных теологии и магии. Позже материальные основы множества фракций были внезапно свернуты в связи с общим материальным упадком империи; затем накопленный культурный капитал был в основном забыт.
Китай. В ранний творческий период Воюющих царств интеллектуалы перемещались между Академией Цзися и дворами государств Вэй, Пин-юань и Цинь. Величайшие из этих мест стали центрами пересечения интеллектуальных кружков. На политическую конкуренцию и соперничество за престиж между основными дворами накладывалось развитие автономных организованных движений конфуцианцев и моистов; эти условия способствовали появлению третьей партии неприсоединившихся интеллектуалов, которые, в свою очередь, разделились на множество позиций в пространстве, образованном фокусом внимания в тогдашних спорах. В период великого буддийского творчества вновь шло состязание между несколькими организованными фракциями, которые физически пересекались
в нескольких местах: в столице пробуддийски настроенных династий, особенно Тан с ее двором и великими монастырями, противовес которым составляли великие монастыри в Тяньтае, Лушане и Шаолинь-су— причем в каждом из этих монастырей пересекались несколько сект. В более поздний период, при династии Сун, творчество основывалось на интеллектуальном обмене между фракциями с центром в двух северных столицах — Лояне (прежней столице и культурном центре для отставных чиновников) и Чанъане, где произошел подъем и упадок реформаторского движения Ван Аньши. Здесь многократно смешивались различные политико-литературные фракции джентри, группировки реформаторски и традиционалистски настроенных чиновников — функционеров экзаменационной системы — и квазирелигиозные школы неоконфуцианцев и оккультистов. При династии Южная Сун вновь появились связанные между собой соперничающие центры: академия Чжу Си, наиболее успешная из частных школ, существовавших за счет экзаменационной системы и одновременно сражавшихся против нее, а также профессора национального университета, такие как Лу Цзююань.
В периоды стагнации китайской интеллектуальной жизни либо господствовал один центр, либо же имела место крайняя рассредоточенность. Примером первого варианта является огромный, но нетворческий национальный университет при династии Хань, численность студентов которого в период расцвета достигала 30 ООО человек. Рассредоточение сетей и утрату фокуса внимания мы видим в поздний период чань-буддизма, когда в сельском Китае умножалось число монастырей, но взаимосвязи между линиями их преемственности исчезали; именно в этот период творчество школы чань привело к созданию собственной версии схоластики через превращение подвигов ранних лидеров в коаны. Мощное развитие материальных основ образования при династии Мин ведет к рассредоточению при отсутствии творческого фокуса внимания. В небольших отдаленных друг от друга школах имелись сотни тысяч студентов, создававших спрос для производства печатных книг [Chaffee, 1985]. Национальный университет и массовые сборы на экзамены в провинциях и столице не стимулировали споры между философскими фракциями, но только укрепляли индивидуальную приверженность схоластическим формам.
Индия. Творческие периоды в философии имели место, когда сети были географически наиболее сосредоточены. Мудрецы упанишад жили в среднем течении Ганга, прежде всего в Бенаресе. Здесь в соперничающих государствах, Ма- гадха и Кошала, стремившихся объединить страну, были созданы конкурентные сети ведущих споры аскетов, причем вершиной этих сетей были организации буддистов, джайнов и адживиков. Напротив, литературное творчество индуистского «ренессанса» возникло в период рассредоточения сетей и приняло форму эпических поэм, собранных первопроходцами, мигрирующими из хартленда —
долины Ганга. Высшая точка абстрактной философии была достигнута в тех поколениях, в которых индуистские и буддийские сети смешивались и порождали споры, это происходило прежде всего в Наланде, главном монастыре в древнем царстве Магадха, ставшим центром пересечения многих сект, космополитическим и практически секуляризованным наподобие современного университета. Флангами этого буддийского центра служили несколько других монастырей- университетов — в богатом Гуджарате на западе и ниже по течению реки в Бенгалии. В индуистском стане во времена Шанкары Бенарес вновь стал интеллектуальным центром и притягивал индуистских учеников с юга.
По мере исчезновения буддизма в Индии, его место занимали индуистские монашеские ордена, которые расширялись и раскалывались на соперничавшие движения. Были созданы образовательные учреждения (матхи), где обучали доктрине соответствующей секты. В течение некоторого времени продолжала развиваться абстрактная философия; это происходило в моменты раскола, причем лидеры новых фракций, такие как Рамануджа и Мадхва, уходили из прежних сетей и разрабатывали новые философские позиции в соответствии с особенностями своих богословских учений и независимостью созданных ими организаций. Творчество вспыхивало на некоторое время там, где прежние школы уже узаконенных направлений {даршан) пересекались с новыми религиозными движениями, как, например, в Кашмире в течение 800-1000 гг., когда остатки длительной буддийской линии преемственности смешались с логиками школы ньяя и вступили в спор с представителями сект шиваизма, в результате чего появился уникальный тип шиваитской энергийной онтологии. Еще одним центром был прежний центральный регион в среднем течении Ганга, где школа ньяя — последний оплот школ индуизма до появления сект — создала своего рода штаб в Митхиле (вблизи Наланды), в котором были разработаны технические тонкости нео-ньяи, последний вздох новаторства с 1350 примерно до 1500 гг. Начиная приблизительно с 1300 г. матхи становились все более сектантскими и погружались в уточнения собственных позиций; формальное образование распространялось по Индии, но не возникало великих центров, в которых фокусировались бы споры. Индийская философия была рассредоточена в схоластических учебных текстах, а также в сочинениях эклектико-синкретического характера и оказалась в окружении народных культов посвящения вне рядов профессиональных ученых. Материальные основы для развития школ были наиболее благоприятны как раз в то время, когда философия иссякала.
Япония. На протяжении буддийского периода практически все значительные достижения происходили из великого монастырского комплекса на горе Хиэй, возвышающейся над Киото; несколько движений школы дзэн возникли на пересечении линии монашества на горе Хиэй с китайскими линиями преемственно
сти, контактировавшими с приезжающими из Японии. Проблески творчества начали появляться, когда бывшие ученики комплекса на горе Хиэй сформировали новые lt;организационныеgt; основы в ходе отмежевания от центра. В результате распространения и рассредоточения храмов дзэн и секты «Чистой земли» фокус внимания интеллектуальной жизни был утрачен. Элитные монастыри школы дзэн в Киото становились центрами новых движений в искусстве, но эстетика вытесняла религиозные доктрины и связанные с ними философские направления. В этой ситуации не помогло и расширение формального образования. В единственном «университете» при сегунах Асикага обучались тысячи студентов, но курсы по изучению неоконфуцианской философии и других заимствованных из Китая классических текстов находились в состоянии стагнации. Храмы школы сото распространяли начальное школьное образование в сельской местности. Хотя их основатель Догэн был величайшим философом школы дзэн, после его смерти дальнейшие исследования превратились в формализованные обзоры и комментарии. В храмах школы риндзай поддерживали традицию собирания китайских коанов. Это тоже превратилось в схоластику, наиболее полно разработанную в ранний период эпохи Токугава, когда на храмы было распространен правительственный бюрократический контроль; решение обширной последовательности коанов стало обязательным для получения свидетельства о просветлении, что положило начало охоте за такими свидетельствами, дающими право служить в качестве настоятеля.
Интеллектуальная и духовная жизнь буддистов была деморализована под воздействием их собственного карьеризма и материального успеха. При режиме Токугава произошел очередной взлет философии на основе новых институтов культурного производства — в частных школах для самураев, большей частью в Киото и нескольких в Эдо. Разделение культурной жизни между старой и фактической новой столицами способствовало началу благотворного состязания, тогда как число школ оставалось относительно небольшим. Сфокусировать внимание в условиях конкуренции пересекающихся интеллектуальных кружков помогали два значительных центра покровительства, которые содержали родственники сёгуна — правители провинций Мито и Айдзу. Перекрытие сетей вело к возникновению ряда новых сильных школ, включая торговую академию в Осаке, которая по-прежнему готовила наиболее радикальных сторонников секуляризма и натурализма. Творчество ограничивалось неофициальным рынком частных школ; школы подготовки, введенные даймё для высших чиновников феодальных областей, давали всего лишь формальное натаскивание. С конца 1700-х гг. возникало много новых школ различного уровня; однако рост массового образования сопровождался интеллектуальной стагнацией. Попытка в 1790-е гг. ввести экзаменационную систему в китайском стиле привела всего лишь к формализации того, что требовалось учить наизусть.

В целом именно эти новейшие типы школ, по-прежнему сосредоточенные в небольшом количестве мест, были интеллектуально творческими. Движение «национального учения» в середине и в конце 1700-х гг., а также торговая академия в Осаке вместе с несколькими ее ответвлениями в виде школ «голландского учения» представляли собой небольшой ряд учреждений, но в них интеллектуальная деятельность велась гораздо активнее, чем в неоконфуцианских самурайских школах, буддийских школах и школах даймё, которые стали широко доступными около 1800 г. Когда в Японии появились университеты европейского образца, повторилась все та же модель: ранние поколения при наличии всего нескольких ключевых центров являются эпохой величайшего философского творчества. 
<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Радикальное изменение Внешних условий:

  1. Радикальные реформы или радикальный традиционализм?
  2. Внешние условия деятельности
  3. Последовательность внешних изменений в основах интеллектуальной Жизни
  4. Внешние условия деятельности учения
  5. ИЗМЕНЕНИЯ ВО ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ. ВРЕМЕННОЕЗАВОЕВАНИЕ ЕГИПТА
  6. 6.2. ФАКТОРЫ И УСЛОВИЯ ИЗМЕНЕНИЯ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТPУДА
  7. Изменения в условиях и образе жизни людей
  8. Радикальная ошибочность
  9. Радикальная теория
  10. Статья 451. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств
  11. Радикальное сомнение и его преодоление
  12. Радикальное освобождение от заблуждений успокаивает разум
  13. Б. Ф. Скиннер (1904-1990) Радикальный бихевиоризм
  14. Марксизм: противоречивость применения радикальной социологии в эмпирическом исследовании
  15. Радикальный консерватизм (де Латур дю Пэн — Дрюмон — Баррес)
  16. 2. Основной идеальный объект радикального бихевиоризма — оперантный рефлекс
  17. Радикальное решение: мир без урана и плутония
  18. Бытие определяет сознание: радикальное различие между исследователями и управленцами в сфере науки
  19. Внешняя политика
  20. ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ