<<
>>

Религия разума

  После 1100 г., в период наивысших достижений иудейской философии, произошел взрывной рост и мусульманского философского творчества. Сформировалась цепочка из нескольких поколений выдающихся философов: Ибн Баджа в Сарагосе, Севилье и Гранаде; его почитатель Ибн Туфайл в Севилье, Кордове и Фесе; и, в свою очередь, его протеже Ибн Рушд в Кордове, Фесе и Севилье, прославившийся как великий Аверроэс.
Все они стремились к примирению философии и веры, что было для них также политической проблемой из-за усиливавшихся время от времени угроз преследования со стороны буквалистских право- ведов-маликитов, которые столь часто добивались господства в мусульманских государствах. В этом смысле иудеи имели больше свободы, поскольку у них не было государственной власти, а следовательно, средств принуждения отклонявшихся от ортодоксии; по-видимому, именно иудеи (особенно Ибн Гебироль и Ибн Цаддик) проложили путь к универсализации. Более того, Ибн Баджа, Ибн Туфайл и Ибн Рушд являлись государственными чиновниками — визирями, судьями или придворными врачами — и были в курсе всех причуд власть имущих.
В философском романе Ибн Туфайла представлена типичная стратегия для иудейских философов того времени. В сочинении, предвосхищавшем «Робинзона Крузо» (оно и могло вдохновить Дефо через латинский перевод в 1671 г., см.: [Windelband, 1892/1901, р. 317]), Ибн Туфайл описывал мальчика, растущего в одиночестве на необитаемом острове и лишь усилиями чистого разума приходящего к философской концепции вселенной. Эта концепция во многом представляет собой неоплатоническую иерархию: Формы вещей, душу, мировой дух и заключительную кульминацию — экстатическое созерцание Бога по ту сторону слов и понятий. Позднее мальчик встречает мусульманина с одного из населенных островов, и они обнаруживают, что истины веры и разума одни и те же. Однако — что характерно для политического сознания испанских философов — когда два друга добираются до этого обитаемого острова и пытаются объяснить его жителям свое открытие, их подвергают нападкам буквалистские богословы. Увы, опечаленный юноша возвращается в свое одиночество, осознав, что его истина предназначена только просветленным lt;мудрецамgt;, а вовсе не суеверным массам.
Подобную позицию разделяли Ибн Баджа, Ибн Рушд, а также их иудейские современники, такие как Ибн Цаддик, до некоторой степени Ибн Дауд и даже Маймонид; позднее она станет типичной для аверроистов христианского и иудейского мира. Их учение соответствует позиции мыслителей, находящихся
внутри некоторого круга посвященных: истина имеет двойной аспект, грубый и буквальный для простых верующих, но допускающий иное толкование на более высоком уровне, в соответствии с философией элиты. Элитизм усиливается учением о том, что спасение происходит только через интеллект. Бдр-Хийя различал классы душ по признаку мудрости, причем души, обладающие высшей мудростью, вновь поглощаются чистой Формой; Ибн Цаддик утверждал, что наука является необходимой частью поклонения Богу и что только философы достигают совершенства пророков [Sirat, 1985, р. 86-87, 98][268]. Согласно версии Ибн Рушда, небеса и ад суть грубые аллегории, а воскрешения физического тела не бывает; единственной бессмертной частью человека является наделенная интеллектом душа, а еще точнее, только та ее часть, что наполнена универсальными истинами, полученными от трансцендентной мировой души, Действующего Ума (сходным образом рассуждает Маймонид в своем «Путеводителе колеблющихся», 3.51, 3.54; см.: [Maimonides, 1956]). Ибн Рушд прежде всего являлся фанатичным приверженцем логики Аристотеля: поскольку спасение достигается через интеллект, человек не может спастись, не зная логику. Это означает, что сторонники грубого буквализма не обладают подлинным религиозным статусом; принятая ими религия, как они ее понимают, является заблуждением и ничего не дает. Однако Ибн Рушд несколько цинично заявляет, что от простых людей следует требовать подчинения этой буквальной религии ради блага государства; еретики должны быть лишены права голоса и казнены [Fakhry, 1983, р. 277-283; de Boet, 1903, p. 189].
До этих пор данная позиция, различающая истину для допущенных к ней посвященных и для аутсайдеров, может совмещаться с различными философскими направлениями; неоплатонизм или неопифагорейство подходят в качестве тайной доктрины так же хорошо, как и аристотелизм. Ибн Баджа и Ибн Туфайл по-прежнему оставались неоплатониками; тех же позиций придерживались испанские иудеи, такие как Ибн Гебироль, Ибн Цаддик, Абрахам Ибн Эзра и многие третьестепенные фигуры. Как же получилось, что Ибн Дауд, Ибн Рушд и Маймонид осознанно порвали с неоплатонизмом и совершили новое открытие Аристотеля? 
<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Религия разума:

  1. Иудейский милленаризм и религия разума Спинозы
  2. Раздел 3. Философия и религия: драматизм отношений разума и веры в средневековой европейской культуре
  3. Раздел 3. Философия и религия: драматизм отношений разума и веры в средневековой европейской культуре
  4. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ: РАЗУМ И ВЕРА Грета Соловьева
  5. ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ: РАЗУМ И ВЕРА Грета Соловьева
  6. Першин Ю. Ю., Ахмадишина В. И.. Архаическое сознание и религиозность человека: очерки по археологии религии / Ю. Ю. Першин, В. И. Ахмадишина; науч. ред. В. И. Разумов. - Омск: Социокосмос. - 469 с., 2012
  7. Рэймонд Курцвейл. Эволюция разума .Как расширение возможностей нашего разума позволит решить многие мировые проблемы, 2015
  8. Тема 7 : Религия в контексте культуры. Наука и религия – проблема диалога.
  9. Этапы развития религии славян. Общая характеристика древнеславянской религии
  10. III. ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ НА СТАДИИ ПЕРЕХОДА К РЕЛИГИИ СВОБОДЫ
  11. РЕЛИГИЯ ПРОТОИНДИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ВЕДИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ. БРАХМАНИЗМ
  12. VII Как можно мыслить расширение чистого разума в практическом отношении, не расширяя при этом его познания как разума спекулятивного?