<<
>>

Секуляризация И ФИЛОСОФСКАЯ МЕТАТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ

  Сдвиги в церковной власти не могли не привести к изменениям в интеллектуальной жизни. Церковь была материальной основой и средоточием большей части интеллектуальных сетей, и эти сети с необходимостью должны были отреагировать на закрытие одних возможностей и открытие других.
Интеллектуальные революции состояли не просто в разрушении альянса церкви с государством как основы авторитарного контроля, ограничивающего мышление. В этом узком смысле либерализация мышления оказала меньше влияния на творчество, чем можно было бы предположить. Внутри авторитарной церкви происходило множество случаев творческой активности, а с началом либерализации самые крайние вольнодумцы, как правило, не проявляли наибольшего новаторства ни в философии, ни в науке. Часто их результаты были ограничены и банальны, тогда как наибольшая утонченность в философских построениях достигалась в лагере защищавших религию консерваторов либо в преисполненных осторожности «перевалочных пунктах» lt;от религии к секуляризмуgt;. Свобода мысли — это прекрасно; но следует быть реалистичными и признать, что она не является главным движителем творчества.
Мы не можем приписать главные изменения и протестантизму. С одной стороны, это неверно с точки зрения хронологии. Лютер прибил свои тезисы к двери Виттенбергской церкви в 1517 г.; основные протестантские секты и позиции национальных церквей выкристаллизовались уже к 1560 г. Однако в 1500-е гг. мысль главным образом продвигалась по путям, хорошо проторенным гуманистами, ари- стотеликами, схоластами, каббалистами, мистиками. Сколько-нибудь крупной перестройки философии не было до середины 1600-х гт. Разумеется, появились протестантские мыслители; но они сосредоточивали внимание главным образом на теологических вопросах и библейских текстах. Труды Эразма, Лютера, Меланхто- на, Кальвина, Швенкфельда и Франка не произвели революцию в философии. В результате Реформации в мышлении стало больше внимания уделяться частным, конкретным темам, а не темам абстрактного уровня, где происходит собственно философское и научное творчество.
Объяснение философской революции протестантизмом зиждется на двух неверных предпосылках: во-первых, что религиозный контроль по своей внутренней
сути противоположен интеллектуальной инновации, во-вторых, что протестантизм более либерален или менее авторитарен, чем католичество. Второе совершенно неверно для любого периода до 1700 г. Представление о либеральности протестантизма стало частью протестантской пропаганды после осуждения Галилея в 1632 г. lt;католической церковьюgt;. Однако в 1553 г. в Женеве lt;по указанию Кальвинаgt; был сожжен Сервет, в 1618 г. в Голландии Гроций был осужден на пожизненное заключение ортодоксальными кальвинистами и бежал в католическую Францию; в 1693 г. в Роттердаме Бейль был изгнан с кафедры Протестантской академии в результате теологических нападок. Поскольку интеллектуальная история, написанная в Англии или Германии, находилась под влиянием протестантского мировоззрения, мы не готовы принять мысль о том, что в конце 1500-х гг. Испания была в большей мере творческим центром философии, чем Англия или Германия (см. рис. 9.7). Мы также упускаем тот простой факт, что Галилей и его естественнонаучная фракция в Италии основывались на иезуитских и папских сетях и что католическая Франция была центром притяжения ведущих философских сетей от поколения Монтеня до поколения Мальбранша.
Именно благодаря контактам с этой сетью большинство внешних по отношению к ней мыслителей от Гоббса до Лейбница стали блистать своим творчеством. Католическими монахами и священниками были многие мыслители, начиная от Бруно и Кампанеллы до Арно (сорбоннского теолога), Мальбранша и Боссюэ.
В науке картина предстает более смешанной с точки зрения разделения на католиков и протестантов. Коперник был должностным лицом католической церкви, Гассенди и Мерсенн — священниками, Клавиус и Кавальери — иезуитами, Торричелли и Вивиани — учениками иезуитов, Паскаль обратился в янсенизм. Те, кто совершил математическую революцию,— Кардано, Тарталья, Виет, Декарт, Ферма — все были католиками. К стану протестантов мы можем причислить Тихо Браге, Кеплера, Напьера, Гильберта, Стевина и Снелля (Снеллиу- са); Гарвей был протестантом, учившимся в католическом университете Падуи. Когда мы переходим к поколению «Невидимого колледжа», протестантское самосознание становится более отчетливым, что неудивительно в период Английской республики; но ученые этого круга, как правило, являются умеренными протестантами и противниками крайнего пуританства, в структурном отношении тесно связанными со своими католическими партнерами на континенте. Наши развернутые во времени сравнения должны подготовить нас к принятию идеи о том, что в богословском аспекте наука нейтральна. Среди мусульман наукой занимались практически во всех богословских фракциях. В средневековом христианском мире мы находим, что наука была включена в мировоззрение последователей Викторина и Альберта Великого, томистов, скотистов и номиналистов, а также аверроистов и их преследователя Пекхэма; и в самом деле, трудно найти значительного университетского философа, который в своих трудах не уделил бы внимания науке. Среди греков наука была совместима с воззрениями софис
тов, платоников и неоплатоников, аристотеликов, эпикурейцев, стоиков и даже некоторых групп медиков-скептиков. Наука не обязательно противоречит богословию, и ее могут включать в свои концепции самые разнообразные философские направления.
Разумеется, католическая церковь была вполне способна проводить авторитарную политику; об этом свидетельствуют пытки евреев испанскими инквизиторами, запрет инквизицией сочинений делла Порты в 1592 г., сожжение Бруно в 1600 г. и аверроиста Ванини в 1619 г., притеснения Галилея в 1613-1616 гг. и его осуждение в 1632 г. Такого рода события происходят на всем протяжении данного столетия: в 1680-е гг. иезуиты подвергают гонениям Гассенди и Арно, в 1690-е гг. Боссюэ преследует ораторианца Ричарда Саймона, а также Фенелона и мадам Гюйо за их мистицизм. Однако интеллектуальное творчество движимо конфликтом, и новаторство в рамках самого католического мира было в значительной мере обязано постоянному балансу внутренних конфликтов. Таким образом, в 1598 г. делла Порта, вовсе не аутсайдер, но иезуитский «брат в миру», был исключен из Индекса Запрещенных авторовgt; и продолжал участвовать в работе научной Академии делла Линчи, в начале 1600-х гг. созданной в Риме под присмотром папы. В 1599 г. Кампанелла был заточен в неапольскую тюрьму испанцами и пробыл там до 1626 г.; сбежав из тюрьмы, он обратился за помощью к папе, который послал его во Францию под защиту короля. В Риме то чествовали Галилея, то угрожали ему; осуждение Галилея было вскоре заменено домашним арестом, а затем и аристократическим покровительством, позволившим Галилею продолжать свои исследования. Что мы здесь видим, так это изгибы и повороты противоборствующих сил внутри самого католичества. В церкви существовал, мощный боевой строй соперничавших организационных основ, причем развития каждой из них было достаточно для сохранения пространства интеллектуального маневра.
Напротив, протестантский мир часто давал интеллектуалам гораздо меньше автономного пространства. Данная церковь стала склоняться к догматизму, особенно когда в процессе Реформации появились сильные опорные пункты местной власти. Кальвинисты с их слиянием церковного и политического сообществ представляли собой крайне авторитарную среду. Наличие здесь местного самоуправления означало, что средства контроля над убеждениями были особенно прямыми и непосредственными. Теперь мы можем увидеть логику в том факте, что ведущий передний край философской революции был не только католическим, но связанным с наиболее явно антикальвинистски настроенным сектором католической церкви. Если кружок Декарта — Мерсенна действительно является ядром данной сети, то давайте же посмотрим, где был ему дан импульс и обеспечено покровительство: самым известным учителем в школе Ла Флеш в период учебы в ней Декарта и Мерсенна был Франсуа Верон, ставший официальным королевским оппонентом кальвинистов [Popkin, 1979, р. 70]. Декарт начал свою
философскую карьеру в 1628 г., когда кардинал Беруль — глава французского антикальвинизма — сподвигнул его на разработку новой системы идей. Оружие Декарта, состоявшее в скептической аргументации, расчищавшей поле для будущей достоверности, было частью культурного капитала, унаследованного им от предшествовавшего поколения французских мыслителей. Среди них мы находим и Пьера Шаррона — друга Монтеня и не только скептика-фидеиста, но также воинствующего антикальвиниста. При рассмотрении решающего периода философской революции правильнее считать, что католические интеллектуалы вы- • ступали как освободители в противоположность кальвинистам — приверженцам антиинтеллектуального авторитаризма.
Протестантская Реформация была очередным действом в долгой борьбе за лидерство в церковной организации, борьбе, длившейся с 1300 г., полной расколов, «антипап», ересей и реформаторов. В некоторых аспектах Реформация была движением назад, направленным против секуляризации, поскольку католическая церковь была международной организацией, находившейся в напряженных отношениях с консолидировавшимися национальными государствами, в то время как успешные протестантские движения представляли собой сжатие церкви до уровня lt;отдельногоgt; государства (а иногда и города-государства) и тем самым вели к новому слиянию религии с политической властью. В более широком организационном аспекте борьба между протестантами и католиками добавляла еще одно конфликтное измерение к внутренним основаниям интеллектуальной жизни; на протяжении нескольких поколений именно католические интеллектуалы имели наиболее выгодное положение с точки зрения извлечения преимуществ из данной ситуации.
<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Секуляризация И ФИЛОСОФСКАЯ МЕТАТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ:

  1. Секуляризация
  2. Секуляризация основ интеллектуальной Жизни
  3. Секуляризация средств интеллектуального производства
  4. Секуляризация буддийской практики
  5. Секуляризация: возможно ли общество без религии?
  6. Борьба за секуляризацию и популярная французская философия
  7. Философский плюрализм: истолкование философского творчества и многообразия философских учений, школ у течений и направлений
  8. Распространение риндзай В Высших слоях общества и секуляризация через элитарную эстетику
  9. Вольтер. Философские сочинения / Сер. Памятники философской мысли; Изд-во: Наука, Москва; 751 стр., 1988
  10. 1.3. Философский плюрализм, многообразие философских учений и направлений
  11. Г л а в a I ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ мысли
  12. ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
  13. ФИЛОСОФСКАЯ ГЕРМЕНЕВТИКА
  14. ФИЛОСОФСКОЕ МЫШЛЕНИЕ
  15. ЛЕКЦИЯ 12. ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ.
  16. 1. ФИЛОСОФСКИЕ ШКОЛЫ В IV-III вв. до н.э.
  17. 2. ФИЛОСОФСКАЯ ТЕОЛОГИЯ III в.
  18. 2. ФИЛОСОФСКОЕ УЧЕНИЕ Г. В. ЛЕЙБНИЦА
  19. ФИЛОСОФСКОГО УЧЕНИЯ О РЕЛИГИИ