<<
>>

Секуляризация основ интеллектуальной Жизни

  Секуляризация — это, по существу, скорее структурное, чем доктринальное преобразование. Секуляризация не означает, что религия никого больше не волнует. Религиозные движения по-прежнему могут процветать, но теперь они приобретают частный характер.
Секуляризация означает устранение контроля со стороны церковной власти над интеллектуальным производством. Это руководство взяла на себя принудительная власть государства; церковное и аристократическое правление были организационно переплетены друг с другом. Карьеры в этих сферах делали выходцы из одних и тех же семей; церковная собственность была частью аристократической собственности; в повседневной жизни церковь поставляла средства ритуального производства, обеспечивая церемониальную внушительность высших политических классов. Соответственно секуляризация началась как своего рода политическая революция; подобно всем революциям, ее ключевым моментом был распад верхушки, вызванный внутренней борьбой ме

жду элитами, что вследствие роста издержек и истощения ресурсов и привело к кризису[334].
Секуляризация явилась результатом патовой ситуации. Папство само претерпело скрытую секуляризацию в период Возрождения, поскольку стало местом сосредоточения мирского богатства, а также вышедших из под контроля долгов (более всего из-за своей уязвимой геополитической позиции); широко раскинутые сети и значительное имущество сделали папство центром фракционных раздоров и жертвой грабежа со стороны разного рода авантюристов. Реформация перевела эти раздоры и грабежи на новый уровень — произошел переход к полной конфискации и религиозной войне. В каждой фазе структурный паттерн остается одним и тем же — конфликт между церковной и государственной элитами — между политизированными церковниками и политиками с религиозными лозунгами на устах, чья затянувшаяся борьба в конечном счете истощает могущество церкви как в материальном, так и в эмоциональном отношении. Внушительность ритуалов и способность легитимации теряются по мере того, как борьба опускается на уровень политического маневра и компромисса. В социологической теории конфликта процесс истощения и снижения интенсивности конфликта является столь же значимым, как и первоначальные мобилизация и поляризация.
На макроуровне структурная ситуация церковной политики была конфликтом уравновешивающих друг друга пересекающихся властей, запутанным клубком политических союзов и религиозных фракций. Это была формула политического тупика, патовой ситуации, а поскольку ресурсы истощались по мере усиления конфликта до такой степени, когда победа уже была невозможна, развитие ситуации вело к окончательному распаду прежней церкви-государства. Однако добавлялся еще один ингредиент — та же «формула» интеллектуального творчества, которую мы наблюдали в столь многих частях мира,— пересечение соперничающих кружков в некотором центре внимания. Католический мир был интеллектуальным ядром в период распада и истощения церкви, поскольку оставался космополитическим центром. Это было его структурным преимуществом над местными национальными церквями протестантов; именно поэтому английские и немецкие интеллектуалы устанавливали свои ключевые связи с Парижем времен Ришелье и Мазарини.
Баланс могущества в пересекавшихся сетях оказывал разного рода влияния на трех различных уровнях: Истощение конфликта политизированной церкви вело к секуляризации, постепенной нейтрализации и падению роли церкви в государстве, а также к утере церковного контроля над средствами интеллектуального производства. Для интеллектуалов пересекавшиеся сети были «формулой» творческого периода. «Звезды» философии, такие как Декарт и Лейбниц,— это люди, расположенные в узлах внутреннего круга кругов. Характер идей также
подвергался влиянию: космополитические сети, особенно в период политического компромисса, когда партикуляристские доктрины были опорочены в связи с дискредитацией фанатизма, повысили уровень абстракции, что и составило почву для философских открытий. Религия стала универсалистской; и вновь, как это было в Испании Аверроэса и Маймонида, философы создавали свою религию разума поверх межсектантской борьбы. Однако такого рода религия уже была обречена вследствие происходивших структурных сдвигов секуляризации; ни одна религиозная доктрина, даже самая универсалистская, уже не могла восстановить то господство, которым обладала старая вера, опиравшаяся на государство. Деполитизация церкви открывала внутреннее пространство для решения интеллектуалами собственных головоломок. Философия выходила из тени, начиная новую эпоху в высоких сферах метафизики и эпистемологии. 
<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Секуляризация основ интеллектуальной Жизни:

  1. Последовательность внешних изменений в основах интеллектуальной Жизни
  2. Секуляризация средств интеллектуального производства
  3. Заключение к части I: Ингредиенты интеллектуальной жизни
  4. Структурная матрица интеллектуальной Жизни: долговременные цепи в Китае и Греции
  5. СГМ как основа научной философии обыденной жизни
  6. Тема 3.5. Образ жизни, уровень жизни, качество жизни, стиль жизни
  7. Секуляризация
  8. Иг. Иннокентий (Павлов) (Москва) ВОССОЗДАНИЕ ПРИХОДА КАК ОСНОВА НОРМАЛИЗАЦИИ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ В РОССИИ
  9. Секуляризация И ФИЛОСОФСКАЯ МЕТАТЕРРИТОРИАЛЬНОСТЬ
  10. Секуляризация: возможно ли общество без религии?
  11. Секуляризация буддийской практики