<<
>>

Заимствования из чужеземной философии

  Как раз когда мутазилиты переживали решающую политическую битву и последующий кризис, предпринимались совместные усилия для заимствования .исламским миром «древнего учения» в виде греческой науки и философии.
Именно в этот период — поколение середины 800-х гг. — в Багдаде распространилась сеть переводчиков и комментаторов. Отдельные и случайные переводы греческих текстов появлялись еще раньше; кроме того, повсюду на окраинах длительное время существовали школы христианских и других неисламскйх ученых. Однако в их работе не было новизны, и она не привлекала внимания. В 830 г. халиф ал-Мамун — тот самый, кто пытался ввести «инквизицию» с позиций богословского учения мутазилитов,— создал в столице Дом Мудрости, переводческое учреждение, которое поддерживало многих ученых[244]. На протяжении трех последующих поколений в данной сети активно переводились труды по греческому естествознанию, математике, логике и философии.
Следует подчеркнуть, что эта группа не имела прямого отношения к исламской интеллектуальной жизни. Большинство ее представителей являлись нему- сульманами; среди них были христиане-несторианцы (отлученная секта, которая около 430 г. н. э. покинула Византийскую империю и переместилась в Персию), несколько иаковитов (вариант монофизитской ереси в Сирии середины 500-х гг.), сабеи — последователи древнего вавилонского движения почитателей звезд, отдельные зороастрийцы[245]. Переводчики не принимали участия в спорах между улама по поводу богословско-философских проблем. Вначале они занимали нишу носителей практических умений — придворных лекарей, астрологов и астрономов. Поскольку обучение данным профессиям осуществлялось через личное ученичество, эта группа отчасти занималась передачей идей и текстов. Как только в Багдаде собралась критическая масса таких специалистов, среди них началась обычная интеллектуальная борьба за внимание, в данном случае сосредоточенная вокруг своего специфического культурного капитала и доступа к письменным традициям. Здесь притязания на славу основывались не на оригинальности собственного творчества, но на обладании большим количеством текстов и в конечном счете лучшими переводами.

Таким образом, заимствуемые естествознание, медицина и математика являлись религиозно нейтральными. Но с ними формировалась иная, помимо карьеры мусульманского религиозного ученого, профессиональная основа для интеллектуалов — в первую очередь в качестве придворного лекаря или астролога. Позже мы обнаружим, что многие знаменитые мусульманские представители фалсафа, от ар-Рази и Ибн Сины до Ибн Рушда (Аверроэса) и Абу-л-Бараката, были врачами. Философское творчество носителей данных социальных ролей появилось только после завершения переводческого движения. Для ранних поколений заимствования идей заменяли творчество.
Главной областью, где такой замены не произошло, были математика и астрономия. В первом поколении деятелей Дома Мудрости появился ал-Хорезми, выходец из семьи зороастрийцев. Им был создан термин ал-джабр, переданный европейцами как «алгебра», причем термин «алгоритм» был образован из его имени; ал-Хорезми сформулировал основные принципы решения уравнений первой и второй степени.
Поколением позже сторонник'сабеев Сабит ибн Курра разрабатывал версии интегрального исчисления, сферической тригонометрии, аналитической и неевклидовой геометрии, а'также реформировал астрономию Птолемея [DSB, 1981, vol. 7, р. 358-365; vol. 13, р. 288-292]. Были сделаны переводы греческих математиков от Евклида и Архимеда до Плутарха и Диофанта, а также естественнонаучных трудов Аристотеля и Галена. Потрясает то, что области, в которых имело место творчество, не сводились к тем, где просто вводились престижные греческие тексты; скорее, творчество возникало там, где происходило межкультурное пересечение с заимствованиями из Индии,— особенно не в виде перевода текстов, а практического знания. Так, Сабит ибн Курра начинал как меняла в Харране [DSB, 1981, vol. 13, р. 288], а иранец из дельты Окса[246] ал-Хорезми, как выясняется, ввел индийскую десятичную систему цифр (имеется в виду то, что европейцы называют арабскими цифрами). Единый источник заимствований, как правило, душит творчество; эта опасность была преодолена с помощью множественных и разнородных источников заимствований, которые дали начало новому творческому состязанию и новым сочетаниям идей.
Научное творчество оставалось во многом изолированным от философии. Однако греческий культурный капитал выплескивался теперь в сферу деятельности арабских интеллектуалов. Первым воспользовался этим преимуществом ал- Кинди, который оказался ближе всех к месту действия, будучи по должности придворным надзирателем над багдадскими переводчиками. Результат его трудов не был особенно оригинальным; он популяризировал на арабском языке греческую образованность, создавая ряд энциклопедических трактатов по всем наукам, не пропуская также логику и философию. Ал-Кинди поддерживал контакты с багдадской школой мутазилитов — они тогда находились в расцвете своего
политического господства — и пытался приспособить греческую философию к мусульманским богословским вопросам. Судя по названиям его книг, он писал на такие мутазилитские темы, как атомы, сущности тел и единство Бога [Watt, 1973, р. 207-208]. Собственная позиция ал-Кинди была во многом неоплатонической, но видоизменялась с целью защиты богословских учений о сотворении мира из ничего, возможности чудес и пророчеств и конечного разрушения мира Богом. Позиция ал-Кинди являлась по существу эклектичной и не была принята ни богословами, ни гречески ориентированными фаласифа. Когда после 900 г. сформировалась самостоятельная позиция фаласифа, она упрочила свое положение в качестве оппозиции привязанному к конкретным символам богословию, восприняв учение неоплатонизма, которое отстаивал ал-Фараби. К тому времени значимость ал-Кинди сошла на нет, а период перевода греческих текстов в основном завершился. 
<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Заимствования из чужеземной философии:

  1. II. Под чужеземным владычеством (323 - 307 гг.)
  2. ЗАИМСТВОВАНИЯ ИЗ АЛТАЙСКИХ ЯЗЫКОВ
  3. Заимствование постмодернистского логоса
  4. Заимствования и взаимовлияния культур
  5. Кода: является ли заимствование идей заменой творчеству?
  6. Поэтический текст как риторический образец. «Текучесть» текста, заимствования и центоны
  7. 29.3. МЕЖДУНАРОДНОЕ ЗАИМСТВОВАНИЕ И КРЕДИТОВАНИЕ. МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЫНОК ССУДНЫХ КАПИТАЛОВ
  8. Тема 2. Античная философия Зарождение философии в древней Греции и культурно-исторические предпосылки возникновения философии
  9. И. В. Рязанов. История философии: от философии Древнего Востока до Немецкой классической философии Учебное пособие, 2014
  10. 2. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И ИСТОРИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ и СОЦИОЛОГИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ, ФИЛОСОФИЯ ПОЛИТИКИ И ПОЛИТОЛОГИЯ
  11. Поппер Карл Р.. Все люди — философы: Как я понимаю философию; Иммануил Кант — философ Просвещения. / Пер. с нем., вступи. статьи и примеч. И. 3. Шишкова. Изд. 2-е, стереотипное. — М.: Едиториал УРСС. — 56 с., 2003
  12. ЛЕКЦИЯ 3. СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ (1У-Х111 вв.) И ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ (Х1У -ХУ1 вв.)
  13. О. Конт Курс позитивной философии Том IV Догматическая часть социальной философии
  14. ПЕРВАЯ КНИГА ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОСОФИЮ ОТКРОВЕНИЯ, ИЛИ ОБОСНОВАНИЕ ПОЗИТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ
  15. Раздел 4. Философия и наука: проблема самоопределения философии в культуре Нового времени
  16. Раздел 4. Философия и наука: проблема самоопределения философии в культуре Нового времени
  17. ЛЕКЦИЯ 4. ФИЛОСОФИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ (ХУ11 вв.) И ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ПРОСВЕЩЕНИЯ.
  18. Раздел 2. Философия и миф: генезис философии в культуре древних цивилизаций
  19. Раздел 2. Философия и миф: генезис философии в культуре древних цивилизаций
  20. Каплун В. Л.. Зачем философия: введение в философию для студентов, специализирующихся по социальным и гуманитарным наукам, 2013