5.3. Влияние родительских позиций на воспитательную практику семьи

Воспитание — процесс социальный. Воспитывает все: люди, вещи, явления, и больше всего люди. Из них на первом месте — педагоги и родители.

Воспитание — это целенаправленный процесс развития личности ребенка на основе формирования:

1) определенных отношений к предметам, явлениям окружающего мира;

2) мировоззрения;

3) поведения (как проявления отношений и мировоззрения (Л.

Д. Столяренко, 2003).

Воспитательный процесс — многостороннее взаимодействие людей как активных субъектов деятельности с окружающей предметно—социальной средой, прежде всего со взрослыми людьми.

Воспитательная деятельность семьи - это сознательная деятельность родителей по созданию психолого—педагогических условий для разностороннего и гармоничного развития личности ребенка.

Воспитательная практика - это система целенаправленных и спонтанных, осознаваемых и неосознаваемых воспитательных воздействий отца и /или матери на ребенка, которая обусловлена их родительскими позициями.

306

Воспитательный потенциал семьи — это комплекс ее психолого-педагогических характеристик, которые обусловливают развитие и воспитание личности ребенка:

— воспитательная структура семьи;

— социально-ролевая адекватность семьи;

— культурно-образовательный уровень родителей;

— родительская компетентность;

— психологическая атмосфера семьи;

— характер детско-родительских отношений;

— стиль семейного воспитания.

Исходя из этой трактовки семьи с высоким воспитательным потенциалом — это такие семьи, в которых семья и родительство являются базовыми жизненными ценностями; где присутствует безусловное принятие подростка как личности, позитивное отношение ребенка к отцу/матери и родителям как семейной чете; где не нарушена структура семейных связей и социально-ролевое взаимодействие; преобладают типы социально-желательного поведения детей и родителей.

Семьи с низким воспитательным потенциалом — это такие семьи, в которых семья и родительство не входят в систему жизненных ценностей родителей; где нарушена воспитательная структура семьи, семейные связи и отношения; родители не принимают ребенка таким, какой он есть; не выполняют родительские функции и утратили родительскую ответственность; что отражается на отклонениях в развитии и дезадаптации их детей (Р. В. Овчарова, 2003)[115].

Воспитательная функция семьи состоит в том, что удовлетворяются индивидуальные потребности в отцовстве и материнстве; в контактах с детьми и их воспитании; в том, что родители могут «реализовываться в детях». В ходе выполнения воспитательной функции семья обеспечивает социализацию подрастающего поколения, подготовку новых членов общества [там же, с. 20 — 21].

Динамика и функции семьи могут изменяться в зависимости от этапов ее жизнедеятельности. Существуют различные системы выделения основных этапов жизненного цикла. Наиболее известна система «стадий», которая принимает в качестве критерия наличие или отсутствие детей и их возраст (Е. Duval, 1957). Дюваль выделил следующие фазы в жизненном цикле семьи:

307

— вовлечение. Встреча супругов, их эмоциональное притяжение друг к другу;

— принятие и развитие новых родительских ролей;

— принятие в семью новой личности. Переход от диадных отношений супругов к отношениям в треугольнике;

— введение детей во внесемейные институты;

— принятие подростковости;

— экспериментирование с независимостью;

— подготовка к уходу детей из семьи.

— уход детей из семьи, принятие их ухода, жизнь супругов «глаза в глаза».

— принятие факта ухода на пенсию и старости [цит. по 137].

Одним из сложнейших этапов в жизни семьи является обособление и уход детей из семьи. Сущность родительской заботы предполагает любовь к растущему ребенку, более того, родители должны желать, чтобы ребенок отделился от них. Здесь родительское отношение претерпевает самый существенный кризис, с одной стороны, родитель стремится сохранить свою связь с ребенком, максимально обеспечить его безопасность, с другой — он должен не только мириться с отделением от ребенка, но и стремиться к этому.

Низкий уровень сплоченности семьи в тот период, когда дети достигают переходного возраста, объясняется стремлением подростков в процессе индивидуализации добиться самостоятельности, выработать собственный стиль жизни. В то же время родители также отдаляются от подростков в своем возросшем стремлении обрести личную жизнь (Leigh and Peterson, 1987). Результатом такого одновременного отдаления является самая низкая сплоченность семьи именно в период, когда дети достигают переходного возраста.

Исследования показали, что дистанция между родителями и подростками больше в семьях, где дети старше. Этот факт подтверждает мысль, о том, что подростки старшего возраста активнее отстаивают свою самостоятельность и независимость и им требуется больше собственного жизненного пространства (Larson and Lome, 1990/

308

Таким образом, вырисовывается важная взаимосвязь между стадией развития семьи и дистанцией в отношениях между ее членами. Такое заключение становится более очевидным в работе Ларсона и Лоу (Larson and Lome, 1990), обнаруживших, что дистанция в отношениях между подростками старшего возраста и их родителями примерно на 70 % больше дистанции между родителями и подростками помладше.

По-видимому, наиболее функциональной является такая семья, в которой наибольшая сплоченность наблюдается в то время, когда дети подрастают, а со временем, когда они становятся подростками, близость между членами семьи постепенно ослабевает, и устанавливаются сбалансированные отношения. Это способствует идентификации личности подростков, которые в этот период ведут борьбу за то, чтобы стать полноправными взрослыми людьми [цит. по 137].

Рассматривая влияние семьи, в частности родительских позиций, на формирование личности подростка, мы базируемся на нескольких теоретических подходах: концепции психического детерминизма С. Л. Рубинштейна, концепции персонализации А. В. Петровского, концепции персоногенеза В. С. Мухиной [141,134, 101].

Согласно концепции психического детерминизма С. Л. Рубинштейна, отношения между личностью и окружающей ее средой, между внешним и внутренним в человеке на разных уровнях его развития далеко не одинаковы.

На низшем уровне влияние внешней среды и внешних обстоятельств является, безусловно, преобладающим. В то время как с возрастом это влияние заметно ослабевает и внутреннее приобретает приоритет над внешним, т. е. развитие движется в направлении постепенного изменения соотношений между внешним и внутренним, от преимущественной направленности на внешнее через внутреннее к все большему доминированию тенденции — внутреннее через внешнее [141, с. 56].

Единицей такого взаимоотношения или отношений Л. С. Выготский полагает переживание. Такого рода переживания ребенка Л. И. Божович назвала внутренней позицией ребенка. Именно эта внутренняя позиция обусловливает определенную структуру отношения подростка к отцу и матери, семье в целом, и к родительскому влиянию, в частности [32, с. 9].

309

A. В. Петровский (1987) указывает на то, что развитие лич ности в подростковом возрасте характеризуется доминированием процессов индивидуализации, т. е. развитием интраиндивидных качеств личности. Успешность этого этапа развития, который присущ подростковому возрасту, зависит от способности общности, группы (в данном случае — семьи) принять все проявления индивидуальности подростка, дать возможность им проявиться в принципе [134].

B. С. Мухина (1997) отмечает, что идентификация и обособление — это два равноценно значимых и одновременно диалектически противоречивых элементов пары единого механизма, развивающего личность и делающего ее психологически свободной. Общая направленность социального развития такова, что в индивидуальном генезе первично возникает готовность к идентификации с другим человеком. Обособление начинает проявляться в социальной ситуации, требующей от индивида отделения от других, отстаивания своего «Я» [100, с. 94].

В подростковом возрасте этот механизм помогает реализовать возникшее чувство взрослости, притязание на признание, удовлетворить потребность в индивидуализации. Как механизм воздействия оно возлагает на личность подростка индивидуальную ответственность.

Для родителей подростка обособление — это механизм установления с взрослеющим ребенком отношений на социально приемлемых началах. Оно лежит в основе демократического стиля воздействия взрослого на детей.

Существует несколько относительно автономных психологических механизмов, посредством которых родители влияют на своих детей: убеждение, внушение, эмоциональное заражение, подражание.

С позиций бихевиоризма механизмы семейного воспитания интепретируются как целостный комплекс, включающий набор генетически фиксированных и накопленных путем научения навыков, усвоенных путем подражания, присвоения опыта старших поколений (А. В. Черников, 1997; М. Bowen, 1978).

Оценивая потенциальный уровень родительского влияния, следует учитывать множество опосредующих факторов: возрастные

310

особенности, экономические факторы, специфические особенности культуры и др.

Так, Л. И. Божович, И. С. Кон и другие исследователи указывают, что в отрочестве детско-родительские отношения складываются под влиянием психологических новообразований, характерных для подросткового возраста. В этом возрасте наблюдаются немотивированные изменения настроения, упрямство, реакции отказа и протеста и другие особенности, затрудняющие детско—родительские отношения. Чувство взрослости как центральное новообразование самосознания является стержневой особенностью личности, ее структурным центром и выражает новую жизненную позицию подростка по отношению к себе и окружающим [32,76].

Подростки начинают оказывать сопротивление по отношению к ранее выполняемым требованиям со стороны взрослых, активнее отстаивать свои права на самостоятельность, отождествляемую в их понимании с взрослостью. Они болезненно реагируют на реальное и кажущееся ущемление своих прав, пытаются ограничить претензии взрослых по отношению к себе.

В. С. Мухина указывает на то, что стремление подростков к взрослости сопряжено с различными формами изживания своей зависимости от родителей и от взрослых. В сознании подростка проигрываются различные ситуации, где родители (речь идет не лично о родителях, а о родительских социальных ролях) и другие взрослые выглядят вовсе неприглядно: создаются фантастические образы агрессивных, неумных, бессердечных людей, привязанных больше не к собственному ребенку, а к материальным ценностям. Через страшные ситуации фантастических вымыслов подростки изживают глубинную зависимость от собственной семьи. Отчуждаясь от своих собственных отношений с родителями, подростки психологически освобождаются от чего—то изначально правильного, добродетельного и неизменного [100, с. 370 — 371].

Развитие детей в подростковом возрасте ставит перед взрослыми членами семьи, в первую очередь перед родителями, новые сложные задачи. Нарушения во взаимоотношениях родителей с детьми, ранее не игравшие заметной роли, выходят на первый план, становятся для подростков источником психической трав-матизации.

311

Существующие модели семейного взаимодействия базируются на различных принципах. Так, «циркулярная модель» Олсона (D. H. Olson, 1986, 1993) основана на системном подходе. Соотношение основных составляющих сплоченности (привязанность, эмоциональная связь, близость между членами семьи) и гибкости (изменение правил, регулирующих взаимоотношения) рассматривается в контексте социального функционирования. Эта модель позволяет прогнозировать адекватность функционирования семьи на всех стадиях жизненного цикла, адаптивность в стрессовой ситуации. Позитивные коммуникативные навыки (эмпатия, умение слушать, способность к самораскрытию, ведению диалога) помогают поддерживать равновесие, изменяться в согласии с требованиями, предъявляемыми ситуацией. Напротив, бедность коммуникативных навыков, отличающая несбалансированные и среднесбалансированные типы семей, препятствует полноценной адаптации [цит. по 143].

В модели Шефера (Ch. E. Schaefer, 1984) и сходных схемах (И. Ю. Кулагина, 1997; В. С. Мухина, 1998) на основе отношения родителей к подростку, определяемого по осям: «свобода - контроль», «враждебность — любовь», выделяются стили семейного взаимодействия. Следовательно, один из вариантов взаимодействия родителей с подростками обозначается как либерально-помогающий, демократичный, высоко-рефлексивный, а другие — как нетерпимый, властный, суровый, авторитарный.

А. Г. Головина (2001) при анализе семейных коммуникаций подростков, больных шизофренией, выделяет следующие признаки взаимодействия в диадах «родитель—родитель» и «родитель-подросток»:

— корректность/некорректность межличностных отношений;

— недостаточность/чрезмерность выражения эмоций;

— последовательность/непоследовательность воспитательной позиции родителей;

— недостаточность/чрезмерность нормативного контроля.

Ею были выделены три типа семейного взаимодействия в обследованном контингенте: «деструктивный», «конструктивный» и «смешанный».

Как отмечает автор, воспитательная позиция первой группы родителей отличалась непоследовательностью. Отцом

312

и матерью одновременно давались противоположные распоряжения, устанавливались запреты, немедленно отменяемые другим родителем (парадоксальные команды).

Столь же противоречивы были реакции на проступки или неуспехи взрослеющего ребенка. В психологии научения такая непоследовательность рассматривается как один из путей формирования амбивалентности. Контролирующие и регламентирующие функции в этих семьях осуществлялись родителями с той же склонностью к крайностям. Подростку уделялось недостаточно внимания. Гипоопека чередовалась с контролирующе-подавляю-щей позицией.

Родительские представления и ожидания в таких семьях противоречили реальности. Желание видеть потомка самостоятельным, способным к автономии расходилось с его фактической несостоятельностью в учебе, наличием проблем в поведении и общении. Происходящее объяснялось родителями необъективно. Наблюдалось явное снижение критики и игнорирование или сокрытие психического заболевания, неспособность родителей рефлексировать и прогнозировать последствия собственных действий.

Второй тип семейного взаимодействия характеризуется противоположными параметрами. Тип их отношений к подростку характеризуется как адекватно-лояльный. Позитивную позицию родители занимают по параметру нормативного контроля. Родители считали воспитание ребенка своей основной функцией, главным смыслом существования. Родительские позиции отличаются последовательностью и характеризуются безусловным принятием подростка.

Воспринимая подростка как несамостоятельного, инфантильного, родители препятствуют его отделению от семьи, но при этом стремятся избегать конфликтов, что, тормозит развитие сепарации. По мнению исследователей, такой стиль воспитания способствует становлению у подростка чувства защищенности и созданию условий для полноценного развития и существования. Такая позиция, определяемая как «эффективная опека» оказывает позитивное влияние на подростка и процесс его социальной адаптации [52, с. 80-85].

Обычно результатом автократического управления является рост сопротивления или напротив, зависимости. Подростки приу-

313

чаются слушаться родителей, выполнять все их требования, не задавая вопросов и не совершая попыток принять решение самостоятельно. В такой среде подростки часто настроены более враждебно по отношению к родителям, испытывают глубокое недовольство и сожаление из-за подавления их воли и редко идентифицируют себя с родителями. Когда удается преодолеть власть взрослых, подростки становятся мятежными, избыточно агрессивными и враждебными, особенно если дисциплина насаждалась родителями в жесткой и несправедливой форме и внедрялась без любви и привязанности.

Воздействие автократической системы управления на подростков из разных семей оказывается различным. Наиболее робкие на всю жизнь остаются подавленными, зависимыми людьми (Fisher and Crawford, 1992); более сильные начинают сопротивляться. И у тех и у других часто возникают эмоциональные проблемы и нарушения психики. Мятежники нередко покидают родительский дом, как только могут это себе позволить; некоторые из них становятся правонарушителями.

Как принято считать, общение и идентификация с родителями способствуют подавлению в подростках их асоциального поведения и предотвращают проявления агрессии. Однако, как показывает одно из исследований (Neapolitan, 1981), в тех семьях, где отцы применяют грубые формы физических наказаний, эти правило не действует. Чем более подросток идентифицирует себя с отцом, демонстрирующим агрессивное поведение и поощряющим проявление агрессии, тем чаще и охотнее подросток сам ведет себя агрессивно. Во взрослой жизни у таких подростков, скорее всего, возникнут серьезные психологические проблемы (Jordan, 1989).

Существует взаимосвязь между жесткой дисциплиной в семье и отношениями подростка с его ровесниками. Подростки, не знающие ограничений в своем социальном поведении (отчасти по причине агрессивной модели поведения родителей), не пользуются любовью и расположением ровесников в той мере, в которой пользуются те, кто обучился социальным ограничениям на положительном примере своей семьи (Feldman and Wentzel, 1990).

Другой крайностью является сверхлибералъная модель семьи, в которой подростки практически не знают запретов и офаничений

314

со стороны родителей, должным образом не направляются и всегда принимают решения самостоятельно. Результаты подобного воспитания также могут быть различными. Если подростки избалованы и неправильно ориентированы в общественной жизни, то они могут оказаться недостаточно подготовленными к разочарованиям, офаничениям и ответственности, неспособными учитывать интересы других людей. Такие подростки нередко становятся эгоистичными, эгоцентричными, конфликтуют с теми, кто не потакает им так, как делали это их родители. Не зная офаничений в своем поведении и страдая от неправильной ориентации, они могут чувствовать страх и неуверенность. Если подростки воспринимают недостаток руководства со стороны родителей как проявление равнодушия и отторжения, то они начинают осуждать родителей за то, что те вовремя не научили, не предупредили, не направили. Слабая дисциплина, отторжение, недостаток родительской любви также ведут к правонарушениям.

Авторитетный, но демократический стиль руководства оказывает на подростков наиболее благоприятное воздействие (Kelly and Goodwin, 1983). Родители в таких семьях пользуются властью, но проявляют свою заботу добрыми советами. Принятой мерой дисциплинарного воздействия в таких семьях является разговор с подростком, что считается и наиболее эффективным для данной возрастной фуппы (deTurckand Miller, 1983; Smith, 1983). Родители поощряют личную ответственность и самостоятельность своих детей. Подростки участвуют в принятии решений, выслушивают и обсуждают мнение и советы родителей. Их постепенно готовят к самостоятельной жизни. В результате в семье устанавливается атмосфера доверия, уважения и тепла. Такой тип семьи, в которой царит тепло, справедливость и последовательное соблюдение дисциплины, формирует правильное социальное поведение как у девочек, так и у мальчиков.

Хаотичное, непоследовательное руководство, как и полное его отсутствие, оказывает на подростков крайне негативное влияние. Родители, которые не приходят к единому мнению в вопросах воспитания, чаще жалуются на то, что их дети ведут себя афессивно, становятся неуправляемыми и непослушными (Kandel, 1990). В отсутствие ясно выраженных, конкретных требований дети на-

315

чинают путаться и испытывают неуверенность. У них нередко наблюдается антиобщественное поведение, они чаще совершают правонарушения и бунтуют против родителей.

Встречаются и такие родители, которые проявляют полное отсутствие гибкости. Для подобных людей есть только один верный путь — их собственный. Они не склонны менять свои взгляды и модели поведения. Они не будут обсуждать различные точки зрения, не допустят несогласия, а потому они и их подросшие дети никогда не смогут понять друг друга. Такие родители будут требовать, чтобы поведение детей укладывалось в узкие, жесткие рамки, чтобы все дети думали и действовали одинаково, чтобы и сами дети были одинаковыми. Они с предубеждением относятся к различным меньшинствам и к детям, не похожим на других.

«Негибкие» родители часто проявляют максимализм, критикуя все, что делают их дети. Результатом этого является снижение самооценки подростков, развитие у них нетерпимости и стресса. Подростки из таких семей растут в постоянном страхе, что они все делают неправильно и не смогут удержаться на должном уровне. Стремление понравиться другим становится основной движущей силой их поступков, но такая мотивация нередко рушится под напором постоянной и несправедливой критики.

«Негибкие» родители возлагают на детей нереальные надежды, ожидая от них того, на что дети попросту еще неспособны по возрасту (McKenry, Kotch and Browne, 1991). Такие родители хотят, чтобы подростки принимали решения и совершали поступки, как взрослые, и в то же время продолжают относиться к ним как к полностью зависимым детям. Такое отношение к детям— типичный пример воспитания, несоответствующего возрасту [137, с. 424 - 426].

Родительская семья остается самым важным и влиятельным фактором социализации, влияние которого ребенок испытывает, когда он наиболее восприимчив. Семейные условия включая социальное положение род занятий, материальный уровень и уровень образования родителей, в значительной мере предопределяют жизненный путь ребенка. Кроме сознательного, целенаправленного воспитания, которое ему дают родители, на ребенка воздействует вся внутрисемейная атмосфера, причем эффект этого

316

воздействия накапливается с возрастом, преломляясь в структуре личности.

Семейная социализация не сводится к непосредственному парному взаимодействию ребенка с родителями. Так, эффект идентификации может быть нейтрализован встречной ролевой взаимодополнительностью, например, в семье, где мать бесхозяйственна, эту роль на себя может взять старшая дочь и т. д. Не менее важен механизм психологического противодействия. Юноша, свободу которого жестко офаничивают, может выработать повышенную тягу к самостоятельности, а тот, которому все разрешают, вырасти зависимым, поэтому конкретные свойства личности ребенка не могут быть выводимы из свойств его родителей (ни по сходству, ни по контрасту), ни из отдельно взятых методов воспитания (И. С. Кон, 1989) [76, с. 119-126].

Несмотря на сложность детско-родительских отношений в подростковом возрасте, на внешние противодействия, проявляемые по отношению ко взрослому, подростки испытывают потребность в поддержке со стороны родителей. Семья по-прежнему является для подростков одним из основных институтов индивидуализации и социализации личности.

Э. Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкис выделяют причины, которые определяют значимость семьи для подростка. Во-первых, в семье удовлетворяется значительная часть потребностей подростка, в том числе материально-базовых и потребностей в эмоциональной поддержке, любви, симпатии. Неспособность семьи удовлетворить эту потребность подростка порождает скрытую или явную семейную неудовлетворенность, нервно-психическое напряжение, тревогу.

Во-вторых, семья осуществляет функцию сознательного контроля по отношению к подростку. Неспособность семьи выполнять функцию контроля ведет как к нарушениям поведения подростка, так и к нарушениям в развитии его личности.

В-третьих, семья оказывает консультативную помощь подростку: объяснение, информирование, содействие в формировании оценки самых разных сторон жизни. Неспособность семьи справиться с этой задачей, обусловливает социальную дезадаптацию подростка [193].

317

Рассматривая взаимоотношения подростков с родителями, Ф. Райе пришел к выводу о том, что подростки разделяют нравственные ценности и представления родителей. По данным исследований Ф. Раиса, в восьми областях, которые чаще всего называются в числе проблемных — наркотики, образование, работа, политика, выбор друзей, религия, секс и стиль одежды — большинство подростков соглашаются с представлениями своих родителей.

По данным отечественных ученых подростки более ориентированы на родителей в главнейших ценностях, которые важны для их будущего, а мнение сверстников более существенно в вопросах, касающихся быстро меняющихся ценностей (например, моды). Однако такое соотношение ориентации возможно лишь при высоком уровне авторитета родителей, гармоничных детско-роди-тельских отношениях [137].

Таким образом, родительская семья является важнейшим фактором социализации и развития личности ребенка. Она обладает определенными механизмами влияния на подрастающую личность. Влияние семьи зависит от ее воспитательного потенциала и других объективных и субъективных факторов.

Многие отечественные исследователи обращают внимание на ригидность, несогласованность, непрогностичность, неоптимистич-ность, неустойчивость, противоречивость, жесткость или повышенный либерализм родительских позиций как определяющую характеристику детско-родительских отношений и детско-родительского взаимодействия.

Зарубежные исследователи также единодушны в оценке доминирующей роли семьи в формировании личности. Анализируют типы руководства родителей детьми-подростками, они приводят достаточно весомые аргументы против автократических, сверхлиберальных, непоследовательных и ригидных родительских позиций и аргументы за авторитетно-демократические и гибкие.

Адекватность родительских позиций должна быть связана со стадиями жизненного цикла семьи и ориентирована на возраст детей, их внутреннюю позицию. Подростковый возраст совпадает с циклом отчуждения детей от родителей и тенденцией подростков к обособлению, индивидуализации, обретению своей самости.

При всей кажущейся оппозиции по отношению к родителям, под-

318

росток нуждается в психологической защите и поддержке семьи, во взаимопонимании и сотрудничестве с родителями. Экспериментальные исследования свидетельствуют о том, что подростки в большинстве своем все еще направляемы родителями и разделяют их ценности.

<< | >>
Источник: Овчарова Р. В.. Родительство как психологический феномен: учебное пособие. - М.: Московский психолого-социальный институт. - 496 с.. 2006

Еще по теме 5.3. Влияние родительских позиций на воспитательную практику семьи:

  1. ГЛАВА 5. РОДИТЕЛЬСКИЕ ПОЗИЦИИ КАК ФАКТОР ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СЕМЬИ*
  2. 5.2. Особенности материнской и отцовской родительской позиций в аспекте социально-ролевой адекватности семьи
  3. 5.1. Родительская позиция в интегральном взаимодействии позиций личности родителя
  4. 4.2. Родительская позиция как система отношений родителя*
  5. ВОСПИТАТЕЛЬНЫЕ ВЛИЯНИЯ
  6. 5.4. Психологические особенности подростков как индикаторы адекватности родительских позиций*
  7. Прародительская семья и ее влияние на родительскую семью
  8. 2.4. Влияние этнического фактора на характер принятия и исполнения родительской роли
  9. ЗАЩИТА СЕМЬИ ОТ ВНЕШНИХ ВЛИЯНИЙ
  10. 2. Влияние внутренней позиции личности на психическое развитие
  11. “Штурм и натиск” - проявления детской инициативы и ее влияние на жизнь семьи
  12. Механизм и виды негативного влияния повреждения родовой структуры на жизнь семьи и ее членов
  13. 4. Позиции в герменевтической деятельности. Выход в рефлективную позицию в связи с практической деятельностью.
  14. О лицее И.Ю. СТАРИКОВА - заместитель директора по воспитательной работе
  15. Семейные отношения и их воспитательное значение
  16. Семейные отношения и их воспитательное значение
  17. 5.3. Обеспечение фостерского ухода (приемная, воспитательная семья)
  18. 0 воспитательном значении русской литературы
  19. СТИЛИ РОДИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ