<<
>>

1.4. Экзистенциальные стрессы как причины и последствия профессионального выгорания

Н.В. Гришина считает, что существуют весомые аргументы в пользу экзистенциальной интерпретации выгорания, поскольку «болезненное разочарование в работе как способе обретения смысла окрашивает всю жизненную ситуацию» [87, стр.

150]. Аналогичной точки зрения придерживается и немецкий психолог М. Грабе, который долгое время консультировал «идеалистов, которые с полной ответственностью уходят в работу с головой и видят в этом обретение смысла жизни» [84]. A. Пайнс также считает, что высокомотивированные специалисты, которые отождествляют себя исключительно только со своей работой, эмоционально вовлечены в нее и надеются извлечь из нее чувство собственной значимости, часто переживают неудачи в достижении целей своей работы [390]. Это происходит из-за чрезмерной поглощенности работой с гипертрофированным стремлением внести существенный вклад в нее, а в случае отсутствия положительного подкрепления (внешнего и внутреннего) такие люди подвержены потере ее смысла и становятся особенно чувствительны к различным факторам риска развития синдрома выгорания. По мнению М. Грабе, «за высокой мотивацией, которая становиться для некоторых людей сильной внутренней движущей силой, стоит нереализованное детское желание получить признание от своих родителей. Данный феномен, по мнению М. Грабе, является основной глубинной причиной постепенного и последовательного процесса разочарования, который обычно возникает у высокомотивированных личностей [84].

Выгорание, как результат неудачного поиска смысла жизни, отличает его от родственных состояний понятий (стресс, депрессия и т.д.) [238]. Уникальной характеристикой является то, что выгорание есть всегда конечный результат процесса разочарования в поиске, который заключается в том, чтобы отыскать, извлечь из работы чувство экзистенциальной значимости. Профессиональное выгорание - это специфический феномен, связанный со смыслоутратой, как вида экзистенциального стресса. В то время как рабочий стресс, утомление могут проявляться в результате бесконечного числа профессионально трудных ситуаций, синдром выгорания может развиваться у тех людей, которые вовлечены в профессию в ожидании нахождения в ней полное экзистенциальное удовлетворение, самореализацию и самоутверждение.

Большинство людей, имеющих социальные профессии, высокомотивированы на оказание помощи другим людям, на значительное влияние на их жизнь. Эти мотивы формируют ожидания ореола «героя», «подвига», благодарности от других. Однако реализация данных мотивов далеко не всегда удовлетворяется. Это связано с факторами социального престижа помогающих профессий, с экономическими и социально-ценностными факторами в обществе, с характером организационной среды, в которой работает профессионал. Например, в профессиональной средес гуманными ценностями высокомотивированные на помощь специалисты могут достичь своих целей и ожиданий, а в «жестко конкурентной» среде, не поддерживающей гуманные ценности и профессионально-личностный рост, он легко теряют смыслы профессиональной деятельности, переживают разочарование, что способствующет развитию синдрома выгорания. Сопутствующими потере профессиональных смыслов факторами являются пассивная жизненная позиция, несформированные смысло­жизненные ориентиры, неуверенность в себе, пессимизма как жизненной установки и другие качества, которые можно отнести к асубъектной позиции.

Таким образом, смысловая регуляция жизнедеятельности представляет собой особый интерес для понимания психического выгорания как профессионально - личностной деформации.

Построение единой общепсихологической концепции смысла осуществил ведущий отечественный психолог Д.А. Леонтьев. Говоря об индивидуальных особенностях смысловой сферы Д.А. Леонтьев, выделяет систему гипотетических конструктов - конкретных диагностируемых показателей, частично отражающих индивидуальные характеристики механизмов смысловой регуляции [173, стр. 291­301]. Первым конструктом, отражающим общую смысловую ориентацию, является склонность ориентироваться на смысл своих действий, а не на их причину, ставя по отношению к ним вопрос «для чего» в противовес «почему». Этот конструкт Д.А. Леонтьев обозначает как телеологичность поведения в противовес его каузальности. Вторым конструктом является общий уровень осмысленности жизни, которую можно рассматривать как энергетическую характеристику смысловой сферы, количественную меру степени и устойчивости направленности жизнедеятельности субъекта на какой-то смысл. Наполненность жизни каким-либо устойчивым смыслом феноменологически проявляется в энергии, жизнестойкости, а отсутствие смысла - в депрессии, легкой подверженности психическим и соматическим заболеваниям и аддикциям.

Третий конструкт - соотношение ценностей и потребностей регуляции в рамках смысловой регуляции. Человек с доминирующей ценностной регуляцией в большей мере подчиняет свое поведение социальным принципам, внеситуативным ориентирам, в большей мере склонен рассматривать интересы своей социальной группы как свои кровные интересы. Человек с доминирующей потребностной регуляцией в большей мере подчиняет поведение своим сиюминутным желаниям, мало считатается с окружающими и мало учитывать отдаленные последствия своих поступков и решений.

Четвертой характеристикой индивидуальных особенностей смысловой регуляции является структурная организация смысловых систем, включающая в себя целый ряд параметров. Три основные из них - широта связей человека с миром, степень их иерархизированности и общий структурный профиль личности. Пятой характеристикой особенностей смысловой регуляции является степень ее осознанности, которая рассматривается Д.А. Леонтьевым как одно из двух базовых измерений жизненной позиции личности [174]. Она характеризует степень рефлексивного выделения себя личностью из потока своей жизни, осознания несовпадения своего «Я» и объективно разворачивающегося жизненного процесса. Отсутствие осознанности характеризует людей, для которых их «Я» слито, неотделимо от того, что с ними реально происходит. По сути, в регуляции поведения осознание выполняет функцию механизма обратной связи. Осознание того, как и c каким эффектом, человек как субъект управляет собственным поведением, является необходимой предпосылкой успешности самоправления. Другой предпосылкой является активность, являющаяся вторым базовым измерением жизненной позиции личности. Активность жизненной позиции характеризует способность личности управлять событиями своей жизни. Личность с пассивной позицией не в состоянии воздействовать на свою собственную жизнь, она «плывет по течению, подчиняясь потоку событий». Активность жизненной позиции связана с развитием экзистенциальных механизмов свободы и ответственности, принадлежащих к более высокому регуляторному уровню, а осознанность в гораздо большей мере характеризует индивидуальные особенности именно смыслового уровня регуляции.

Шестым измерением индивидуальных особенностей смысловой регуляции выступает временная локализация ведущих смысловых ориентиров. При этом восприятие мира как целого - в пространственной протяженности и временной перспективе - является одной из психологических предпосылок смысловой регуляции вообще. Временная локализация ведущих смысловых ориентиров в будущем, настоящем или прошлом представляет собой область индивидуальных различий, несводимых к общему уровню развития смысловой регуляции. Значение этого перечня заключается в указании основных направлений операционализации теоретических положений о смысловой сфере и смысловой регуляции, с тем, чтобы активизировать экспериментальные исследования в этой области. В контексет данных представлений Д.А. Леонтьевым была разработана методика «СЖО», которая широко применяется в исследованиях синдрома выгорания [174] и демонстрирует тесные связи показателей выгорания и смысло­жизненных ориентаций.

Болезненное разочарование в работе как способе обретения смысла жизни может усиливать неудовлетворенность личной жизнью и добавлять негативную окраску всей жизненной ситуации. Следует согласиться с Н. В. Гришиной, которая считает, что выгорание должно рассматриваться как особое состояние человека, являющееся следствием не только профессиональных, но и экзистенциальных стрессов. Выгорание - плата не за сочувствие людям, а за свои нереализованные жизненные ожидания [88].

Имеются факты, подтверждающие что, лица с высокой выраженностью выгорания имеют негативные переживания, связанные с утратой ощущения смысла своей профессиональной деятельности. Например, «отчаяние из-за отсутствия результата», «работа впустую», равнодушие и непонимание окружающих приводят к обесцениванию усилий и потере веры в смысл жизни. Возникновение подобных переживаний бесцельности и бессмысленности начинает определять общую жизненную ситуацию человека, вызывая в особо тяжелых случаях экзистенциальный невроз [87]. При изучении специалистов помогающих профессий автор получила разнообразные свидетельства того, что трактовка выгорания только как разновидности профессионального стресса недостаточна. Существуют весомые аргументы в пользу экзистенциальной интерпретации выгорания, поскольку «болезненное разочарование в работе как способе обретения смысла окрашивает всю жизненную ситуацию». Рассмотрим некоторые экзистенциальные аспекты выгорания.

<< | >>
Источник: Водопьянова Наталия Евгеньевна. РЕСУРСНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ ВЫГОРАНИЮ СУБЪЕКТОВ ТРУДА (на примере специалистов «субъект-субъектных» профессий). 2014

Еще по теме 1.4. Экзистенциальные стрессы как причины и последствия профессионального выгорания:

  1. Занятие 19 Методы измерения стресса и «синдрома выгорания» в профессиональной деятельности
  2. СУТЬ СТРЕССА И ЕГО ПРИЧИНЫ
  3. Профессиональная адаптация как этап и составная часть профессионального самоопределения учащихся и студентов учреждений профессионального образования
  4. Водопьянова Наталия Евгеньевна. РЕСУРСНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ ВЫГОРАНИЮ СУБЪЕКТОВ ТРУДА (на примере специалистов «субъект-субъектных» профессий), 2014
  5. Глава 11. КАК УБЕРЕЧЬСЯ ОТ СТРЕССА?
  6. 12. Стресс и фрустрация 12.1. Стресс: его природа и стадии
  7. 5. Содержание как подтверждение экзистенциальности
  8. Россия в постиндустриальном мире. Причины и вероятные последствия современного кризиса
  9. д) Экзистенциальный анализ как психотерапевтическая антропология.
  10. 5. Антропогенный стресс и токсичные отходы как лимитирующий фактор индустриальной цивилизации
  11. Реализация программ профессиональной даптации учащихся на этапах перехода из школы в систему профессионального обучения, в процессе профессионального обучения, завершения обучения и вхождения в трудовую деятельность
  12. Логотерапия и экзистенциальный анализ. а) Логотерапия как специфическая терапия при ноогенных неврозах.
  13. Выгорание: «Запах горящей психологической проводки»
  14. 3.1. Социальная работа как профессиональный вид деятельности
  15. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ИНФОРМИРОВАННОСТЬ КАК ЗАЩИТА ОТ ФИНАНСОВЫХ ПРОБЛЕМ
  16. Социальная работа как профессиональный вид деятельности Вопрос 6.