<<
>>

Профессиональный выбор учеников одной из московских школ (результаты анкетирования)


Для выяснения влияния различных факторов на выбор будущей профессии автором было проведено анкетирование выпускников 10-х и 11-х классов московской тттколът №1265. В опросе, проведенном в мае 2003 г., приняли участие 44 десятиклассников и 29 выпускников.
Выбор школы был неслучайным и определялся задачами исследования, в соответствии с которыми анкетируемая выборка должна была представлять целевой отбор учащихся. Данная школа, имеющая давние традиции углубленного изучения французского языка, с 1997 г. стала лабораторной площадкой для разработки методов развития творческого потенциала детей. Здесь существует малая Академия со своим президентом и кафедрами по различным отраслям знания. Начиная с 7-го класса каждый ученик выбирает интересующую его тему и под руководством наставника (учителя-предметника или специалиста со стороны) работает над рефератом по этой теме. Таким образом уже в средней школе учащиеся приобретают опыт собственной исследовательской деятельности. Публичная же защита рефератов, проходящая в конце года, формирует навыки и вкус к публичному отстаиванию своих взглядов и результатов творческой деятельности. Территориально школа расположена в Юго-Западном округе, в районе Ленинского проспекта, где наблюдается большое скопление не только различных институтов Академии наук, но и «академических» домов. Данное обстоятельство обуславливает ожидание высокого процента учащихся, выходцев из семей научных или бывших научных работников. Недалеко от школы расположен Московский городской дворец творчества детей и юношества (бывший Дворец пионеров) с множеством различ
ных кружков, отвечающих самым разным интересам детей. Таким образом, для учащихся данной тттколът можно было предположить более высокий уровень познавательного мотива, чем для учащихся среднестатистической школы, и соответственно ожидать большего числа желающих заниматься наукой. Следует иметь в виду, что исследование ограничивалось анализом первичного профессионального выбора, который имеет место на стадии выпускных классов школы. Исследование динамики профессионального выбора и изменения ценностной ориентации не входило в задачи настоящего исследования.
Проблема определения мотивационной структуры личности — одна из наиболее трудных и наименее формализованных проблем психологии. Еще большие трудности возникают при социологическом исследовании. Здесь заключения делаются на основе либо ответов на прямые вопросы, либо опосредованных показателей. Ответы на прямые вопросы не всегда бывают искренними, опосредованные же показатели, вычлененные на основе анализа причинно-следственных связей, более субъективны, нежели непосредственные количественные измерения того или иного признака (например, процента учащихся, выбирающих профессию программиста, и т.п.). В данном исследовании индикаторами показателя уровня познавательного мотива служили ответы на следующие вопросы анкеты (разрешалось выбрать несколько вариантов ответа):
Каков круг Ваших увлечений?
Посещаете ли Вы какие-либо кружки, курсы, лекции, занятия по интересам? Укажите какие именно.
Посещали ли Вы раньше кружки, спортивные секции и т.п.? Укажите какие именно.
С какой целью Вы это делаете?
Если Вы перестали посещать кружки, то почему?
По полученным данным индикаторы показателя познавательного интереса[82] выпускников школы №1265 оказались достаточно высокими.
Так, наряду с почти повсеместным выбором увлечений спортом, музыкой, кино и общением с друзьями — интересами, типичными для данной возрастной группы, — 65,5% выпускников (19 человек из 29) увлекается чтением и 37,9% (11 человек) — театром . Наряду с этим нельзя не отметить низкие цифры для таких индикаторов, как посе
щение музеев — всего 6,9% (2 человека), стремление что-либо мастерить — 3,4% (1 человек), а любителей проводить опыты не нашлось совсем. В то же время отрадным является тот факт, что всего 27,6% (8 человек) из всей выборки среди прочих занятий отметили такое, как «балдеть» и ничего не делать»; более того, ни у одного из опрошенных этот ответ не фигурировал в качестве единственного выбора. Немного оказалось и любителей телевидения — 20,7% (6 человек), которых можно охарактеризовать как пассивных потребителей информации, впитывающих ее «без разбору», не проявляя инициативы выбора передач, соответствующих индивидуальным интересам. Эти данные контрастируют со среднестатистическими данными. Исследователи досуга отмечают, что «доминантой остается потребительско-развлекательная ориентация молодежного досуга, пассивные формы досуга — телевидение, видеофильмы, музыкальные записи почти вытеснили активные формы, такие как театры, кино, музеи» [4, с. 14].
Похожая картина вырисовывается и в предвыпускных 10-х классах. Здесь 59,1% (26 человек из 44) увлекается чтением, 38,6% (17 человек) — театром, 9,1% (4 человека) любят посещать музеи, 18,2% (8 человек) занимаются каким-либо мастерством. В рубрике «Другое» были отмечены такие увлечения, как эзотерика и оккультизм (1 человек), а также путешествия (1 человек), общение с природой (1 человек), рисование (1 человек). Любителей телевидения среди десятиклассников оказалось в два раза больше — 40,9% (18 человек), а процент выбравших «ничего неделание» практически совпадает с таковым в выпускных классах — 27,3% (12 человек).
86,4% десятиклассников (38 человек) помимо тттколът посещают либо спортивные секции, либо всевозможные кружки и курсы. Из них 13,1% (5 человек) занимается только спортом, остальные 73,3% (33 человека) помимо спорта занимаются в кружках по интересам и посещают подготовительные курсы, что свидетельствует о высоком показателе познавательной активности старшеклассников данной выборки. Интересы весьма разнообразны. Популярны занятия танцами (сюда же были отнесены балет и хореография), музыкой, рисованием и лепкой, занятия в театральной студии, фигурирует и такое увлечение, как оригами. На курсах изучаются языки, математика, физика, химия, география, журналистика, социология. Из этих 33 учеников в качестве единственной причины посещения кружков и курсов чистый интерес выделили 8 человек (24,2%). Тех, для кого побудительной причиной помимо интереса является стремление углубить свои знания, оказалось 6 человек (18,2%). 19 учеников (57,6%) помимо интереса (и даже при отсутствии такового) причинами внешкольных
занятий назвали повышение успеваемости и необходимость подготовки к поступлению в вуз. Таким образом, наряду с познавательным мотивом причиной посещения курсов является и мотив достижения. Но в качестве единственной причины необходимость подготовки в вуз назвали всего 5 человек (15,1%). Эти цифры свидетельствуют о том, что в данной выборке преобладают учащиеся с доминированием познавательного мотива (сюда помимо интереса было включено и стремление углубить знания) — 42,4% против 15,1%.
В 11 -х классах наблюдается следующая ситуация. Высока популярность спорта: раньше (до 11 класса) спортивные секции посещало 22 человека (из 29), т.е. 75,9%, а вот кружки по интересам посещало значительно меньше учащихся — 31,0% (9 человек). Это — танцы и балет, театральная студия, музыкальные занятия, модельное агентство, вышивание и зоологический кружок. В настоящее время курсы для подготовки в вуз посещают 79,3% (23 человека). Один юноша ходит в футбольный клуб (выбрал профессию телохранителя), одна из девушек занимается художественной гимнастикой (выбрала профессию социолога) и 4 учащихся (13,8%) не посещают ничего, кроме школы. Из 23 человек только из одного интереса посещают курсы 2 ученика (8,7%), причем одна девушка посещает курсы французского языка, которые никак не могут помочь ей при поступлении в мединститут (выбрала профессию хирурга). Остальные 21 человек (91,3%) указали различные причины посещения курсов: интерес, углубление знаний, повышение успеваемости, подготовка к поступлению в вуз. Процент учеников, назвавших в качестве причины только подготовку к поступлению в вуз, невысок — 17,4% (4 человека), но он в 2 раза выше, чем процент учащихся, посещающих курсы только из интереса (индикатор показателя познавательного интереса). Таким образом, в 11-м классе мотив достижения начинает играть более существенную роль, что вполне естественно в преддверии поступления в вуз, при этом и познавательный мотив сохраняет свои позиции в иерархии мотивов.
Именно направленность интересов субъекта во многом определяет его вовлеченность в ту или иную сферу деятельности, поэтому, констатировав высокий уровень познавательного интереса, характерный для старшеклассников данный школы, мы задались вопросом, насколько высок интерес к тем областям знания, которые впоследствии могут вылиться в стремление заниматься наукой. Казалось, здесь можно было бы использовать ответы на вопрос о любимых предметах школьной программы, фигурировавший в анкете. Но анализ ответов на вопрос, чем определяется выбор любимых предметов, показал не- валидность такого индикатора. Причинами, по которым ученики на
зывали любимыми те или иные уроки, оказались не только содержание урока, но и легкость получения хорошей оценки, возможность ничего не делать, хороший учитель и т.д. Поэтому в качестве индикаторов показателя такого интереса выступали ответы на следующие вопросы:
Любите ли Вы читать научную фантастику?
Читаете ли Вы научные журналы, статьи о научных достижениях в газетах?
Смотрите ли Вы по телевизору познавательные передачи?
Результаты оказались следующими: среди десятиклассников ответ «очень люблю» читать научную фантастику дали 9,1% (4 человека); ответ «люблю» — 13,6% (6 человек); «иногда читаю» выбрали 52,3% (23 человека) и «не люблю» — 25% (11 человек). Таким образом, число увлекающихся (22,7%) и нелюбящих (25%) научную фантастику почти одинаково; большинство же — 52,3% — читает эту литературу от случая к случаю, не проявляя особого интереса. Примерно также распределяются ответы выпускников: 17,2% (5 учеников) «очень любят» читать эту литературу, 10,3% (3 человека) выбрали ответ «люблю», 37,9% (11 учеников) — «иногда читаю» и 34,4% (10 человек) «не любят» такое чтение. На общем фоне «повального» увлечения детективами и фэнтэзи интерес к научной фантастике среди учащихся данной выборки можно оценить как весьма высокий.
То же самое можно сказать в отношении интереса к научно-по- пулярной литературе. Среди десятиклассников статьи о научных достижениях читают «очень часто» 11,4% (5 человек), «часто» — 20,4% (9 человек), «иногда» — 59,1 % (26 человек), а совсем не читают только 9,1 % (4 человека). Ответы выпускников распределились соответственно: 10,3% (3 человека), 20,6% (6 человек), 58,6% (17 человек) и 10,3% (3 человека). Опять-таки, большинство лишь иногда читают статьи, посвященные научным проблемам, но читающих часто в три раза больше, чем не читающих совсем (30,9% против 10,3%).
Познавательные передачи по телевидению «очень часто» смотрят десятиклассника (9,1%), «часто» — 14 (31,8%), «иногда» — 25 (56,8%) и «никогда» не смотрит только 1 человек (2,3%). Для выпускников данные распределены соответственно: 10,3% (3 человека), 27,6% (8 человек), 51,7% (15 человек) и 10,3% (3 человека). Таким образом, молодежь в качестве средства удовлетворения познавательного интереса, возможно, в силу его зрелищности или же в силу более доступного способа подачи информации, предпочитает скорее телевидение, чем печатные источники. Однако этот перевес весьма незначителен.

По выборке в целом суммарный индекс показателя интереса к проблемам, связанным с наукой, составляет 31,96% — процент старшеклассников, демонстрирующих высокий интерес к познавательным передачам и литературе, связанной с научными достижениями. Это в два раза превышает количество тех, кто характеризуется полным отсутствием интереса в данной области, — 14,6%.
Высокий интерес к научным открытиям и новым изобретениям старшеклассники нашей выборки продемонстрировали при ответе на другой пункт анкеты. Им предлагалось приписать соответствующий балл от 0 до 9 каждой из обозначенных тем в зависимости от интереса к ней[83] (средние баллы приведены в табл. 2).
Таблица 2. Интерес старшеклассников к различным проблемам

Проблемы

10-й класс

11-й класс

Международные

7,7

7,1

Экономические

6,7

6,2

Молодежные движения

4,9

6,0

Научные открытия

6,6

6,7

Молодежные объединения

3,9

5,4

Состояние окружающей среды

5,5

6,6

Достижения в медицине

5,6

6,8

Проблемы образования

6,4

6,4

Новые изобретения и технологии

7,1

7,4

Спортивные достижения

6,0

6,2

Музыкальные течения

6,8

6,9

Литературные объединения

4,0

4,6

Кино

6,9

6,7


Теперь посмотрим, как познавательные интересы учеников нашей выборки отразились на их профессиональном самоопределении. Профессиональный выбор старшеклассников весьма многообразен. Однако 9 человек (12,3%) еще не сделали окончательный выбор профессии. Это 2 выпускника, один из которых, видимо , не захотел «обнародовать» свой выбор, указав, что планирует для себя «прибыльную» профессию, и 7 десятиклассников, которые еще не знают, кем хотят быть. Остальные 64 ученика отдали свои предпочтения профессиям умственного труда, однако фигурируют и другие профессии, такие как нефтяник, повар и т.п. Объединив близкие по существу наименования (такие, как предприниматель и бизнесмен, диктор радио и журналист) , можно по
лучить следующее распределение профессиональных предпочтений для нашей выборки учеников: профессию менеджера выбрали 11 человек, ученого — 10, переводчика — 7, программиста — 6, врача и юриста — по человек, журналиста — 4, бизнесмена, экономиста и дизайнера — по 2 человка и по одному человеку избрали в качестве будущей профессиональной деятельности сферу рекламы, государственное управление, работу в правоохранительных органах, профессию инженера, преподавателя, нефтяника, охранника, повара-бармена[84]. Таким образом, данные нашего исследования, в отличие от большинства результатов социологических исследований последних лет (см. выше), свидетельствуют, что профессия ученого находится на втором месте (!) по популярности среди выборки учеников тттколы № 1265 — 10 учеников (15,6%) сделали свой выбор в пользу этой профессии.
Любопытно, что при этом рейтинг данной профессии[85] оценивается нашими учениками как средний. Наибольшей популярностью, по мнению старшеклассников, в нашей стране в настоящий момент пользуется деятельность политика (в среднем 8 баллов по мнению выпускников и 8,3 балла — десятиклассников), банкира (8 балла дали выпускники, но только 7,4 балла — десятиклассники) телеведущего (7,8 и 8,2 баллов соответственно), программиста (7,8 и 7,7 баллов), дипломата (7,7 и 7,9 баллов), менеджера (7,6 и 7,8 баллов), юриста (7,7 и 7,7 баллов) и предпринимателя (7,7 и 7,6 баллов). Наименее популярны с точки зрения молодежи профессии библиотекаря (3,1 балл у выпускников и 2,4 у десятиклассников) и работника сельского хозяйства (3.3 и 2,6 баллов). Престижность деятельности ученого получила 5,6 балла у выпускников и 4,9 балла у десятиклассников. Характерно, что выпускники, среди которых желающих заниматься научной деятельностью оказалось в 3 раза больше (20,7% против 6,8%), и уважение к ученому со стороны общества оценивают выше, нежели десятиклассники. Можно предположить, что здесь работают «защитные механизмы»: выбирая профессию в соответствии с личными интересами, молодым людям не хочется осознавать, что она непопулярна в обществе. Возможно, играет роль инерция высокого престижа науки в советское время или же семейные традиции. В любом случае налицо расхождение между средними оценками престижности профессии ученого в нашем обществе и большим числом выбравших ее в качестве будущей профессиональной деятельности.

Высокий процент учащихся, выбравших профессию ученого, можно объяснить высоким уровнем развития познавательного мотива, характерным для учеников данной выборки. Актуализации и формированию познавательного мотива в учебной и внеучебной деятельности ребят служит целенаправленная работа педагогического коллектива тттколът по раскрытию творческого потенциала учеников и развитию у них интереса к самостоятельной исследовательской работе в различных областях знания. Можно предположить, что в школах со специализированным и углубленным изучением тех или иных дисциплин (физики, химии, биологии и др.), в которых к учащимся реализуется подобный же подход, процент учеников, выбирающих профессию научного работника, будет не ниже.
Почти у половины учеников (46,3% против 49,2%) нашей выборки кто-то из членов семьи занимается сейчас или занимался ранее научной деятельностью. В таких семьях, как правило, познавательный интерес формируется с раннего возраста ребенка. Таким образом, можно думать, что при высоком уровне познавательного интереса наука по-прежнему остается привлекательной сферой реализации творческого потенциала для молодежи. Вероятно, «отток» желающих заниматься наукой происходит на следующих ступенях карьерной лестницы. Романтизм раннего юношеского возраста уступает место трезвому реализму молодости. Материальные ценности с неизбежностью должны заявить о себе, и при нынешней заработной плате научного работника познавательный мотив лишь в редких случаях (заслуживающих особого разговора) выдерживает конкуренцию с такими мотивами, как выживание, забота о потомстве, достижение и др. На стадии же старшей школы привлекательность научной деятельности для учащихся во многом зависит от того, насколько благодаря самому ученику, его семье, педагогическому коллективу реализуется формирование и актуализация познавательного мотива учеников. Я вижу положительный момент в том, что в постперестроечное время резко уменьшилось число молодых людей, стремящихся попасть в науку и заниматься научной деятельностью ради престижа и зарплаты, как это нередко было в 70—80-е годы. Регулярные сокращения, проходившие в НИИ АН СССР в те годы (хотя и весьма незначительные), можно расценить как попытки борьбы с научным «балластом». Сейчас, когда у ученых низкая зарплата и резко упал престиж, в науку идут энтузиасты — те, у кого ведущим является познавательный интерес, кого интересует содержательная сторона деятельности, а не сопутствующие ей моменты. Как писал Селье, «если человек вне зависимости от его формальной квалификации выполняет свою работу только ради
зарплаты или даже из чувства долга, он никогда не станет блестящим работником в отличие от человека, который в первую очередь исходит из интересов дела» [14, с. 194].
Чтобы выявить отношение самих старшеклассников к науке и тому, какое место она занимает в современной жизни, им были предложены некоторые вопросы из анкеты «Общественное мнение о науке» [2]. Ответы на эти вопросы показали, что ученики верят в науку, ее созидательную силу, считают необходимым быть на уровне ее достижений. Так, с утверждением о том, что «наука делает нашу жизнь более здоровой, безопасной и удобной», согласились 50 учеников (71,4%), не согласились 6 (8,6%) и затруднились с ответом 14 (20%). Отвергли утверждение о том, что «в наше время люди придают слишком большое значение достижениям науки и техники», 41 человек (58,6%), согласились с этим утверждением 22 (31,4%)и затруднились с ответом 7 (10%). Поддержали утверждение о том, что «наука и техника способны решить большую часть экономических и социальных проблем, встающих перед людьми», 31 ученик (43,7%), отвергли его 23 (32,4%) и затруднились с ответом 17 (23,94%). За необходимость научных знаний в современной жизни высказались 46 учеников (66,7%), их необязательность признали 14 (20,3%) и затруднились с ответом 9 (13,0%). Таким образом, старшеклассники нашей выборки не продемонстрировали антисциентистских настроений, однако не проявили и безоговорочного оптимизма по отношению к научному прогрессу.
А вот вера в то, что Россия является страной с высоким уровнем развития науки и техники, еще совсем недавно бывшая столь прочной у современной молодежи, оказалась подорвана. С этим утверждением согласились 25 человек (36,8%), не согласились 26 (38,2%) и затруднились с ответом 17 (25%). Бедственное же положение современного российского ученого признало большинство старшеклассников. Утверждение «в России хорошие условия для того, чтобы ученые могли успешно работать» подтвердил лишь 1 человек (1,5%), не согласились с этим утверждением 55 (80,9%) и затруднились с ответом 12 (17,6%)[86]. Это свидетельство того, что старшеклассники уже хорошо представляют трудности данной профессии. То, что несмотря на это знание они выбирают ее, можно расценить как свидетельство бескорыстного стремления к познанию, о котором писал Селье, хотя нельзя
сбрасывать со счетов и другие мотивы, такие как жажда славы или возможность таким путем уехать за рубеж и пр.
Мне не хотелось бы создать ложное впечатление, что ученики с высоким познавательным мотивом и творческим потенциалом идут только в науку. Из 17 выпускников (не все из них принимали участие в данном анкетировании), выделенных завучем по научной части и одним из президентов школьной Академии в качестве ярких творческих личностей, победителей различных интеллектуальных конкурсов, только 4 (23,5%) поступили на различные факультеты МГУ, остальные оказались в академии внешней торговли (4 человека), военноюридической академии, архитектурном институте, институте иностранных языков, медицинском институте, институте нефти и газа, педагогическом университете, институте гражданской авиации. Таким образом, существует много альтернатив науке в плане возможностей для самореализации творческих личностей. Однако ни «среднестатистический» упадок современной российской науки, ни среднестатистические данные о ее непопулярности для современной молодежи в качестве профессиональной деятельности не являются основанием для черного пессимизма. Результаты проведенного исследования свидетельствуют, что определенные группы старшеклассников ориентированы на науку как свою будущую профессию. Безусловно, необходимо поднимать «престиж» современного ученого и пропагандой значимости науки, и повышением его заработной платы до уровня, позволяющего ученому заниматься своим делом, а не подрабатыванием денег «на стороне», что не может не сказаться отрицательно на его «имидже», но нельзя забывать и о том, насколько важна в этом направлении работа с подрастающим поколением еще до начала его профессионального самоопределения.
Литература Басина Е.З. Идентификация с другими как механизм формирования смысловой сферы личности: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 1986. Гохберг Л.М., Шувалова О.Р. Общественное мнение о науке. М.: ЦИСН, 1997. Демин А.Н. Образовательные и должностные притязания разных групп молодежи (по материалам исследования в г. Краснодаре) // Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи: 1985-1995. М., 1998. С. 97-106. Кухтевич Т.Н. Молодежь России-97: мозаика рубежа века // Молодежь 97: надежды и разочарования. М., 1997. С. 6-15. Лебедев С.А., Савельева О.О. Глазами российских студентов // Высшее образование в России. 1999. №1. С. 98-103. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. М., 1971. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. №4. С. 15-26.
Леонтьев Д.А. Психология смысла, М., 1999. Магун B.C. Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи: 1985-1995// Революция притязаний и изменение жизненных стратегий молодежи: 1985- 1995. М., 1998. МаслоуА. Новые рубежи человеческой природы. М., 1999. Мкртчян Г.М., Чистяков И.М. Молодежь Москвы на рынке труда // Социологические исследования. 2000. №12. С. 42-50. Молодежь 97: надежды и разочарования. М., 1997. Селиванова З.К. Смысложизненные ориентации подростков // СоцИс. 2001. №2. С. 87-91. СельеГ. От мечты к открытию. М., 1987. Ручка А.А. Социальные ценности и нормы. Киев, 1976. Шубкин В.Н. Молодежь в меняющемся мире // Социально-профессиональные ориентации и жизненные пути молодежи. М., 1999. С. 5-12. Шубкин В.Н. Ценностные ориентации молодежи при выборе профессии. М., 1970. Щепкина Е. Опыт историко-социологического анализа мотивации студентов // Высшее образование в России. 1997. №2. С. 68-77. Fromm Е. The Anatomy of Human Destruction. N.Y.: Holt, Rinehart and Winston, 1973. Super D.E., at al. Vocational Development: A Framework of Research. N.Y., 1957.

<< | >>
Источник: А. Г. Аллахвердян, Н.Н. Семенова, А. В. Юревич. Науковедение и новые тенденции в развитии российской науки. 2005

Еще по теме Профессиональный выбор учеников одной из московских школ (результаты анкетирования):

  1. 3.1. Результаты исследования профессиональной адаптации учащихся и студентов учреждений профессионального образования
  2. § 4. Определение результатов выборов
  3. А.Е. Чирикова: «МОЙ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ВЫБОР БЫЛ ПРАВИЛЬНЫМ»*
  4. Результаты психологической диагностики абитуриентов учреждений начального и среднего профессионального образования (2001г.)
  5. ВАШИ ПЕРЕЖИВАНИЯ - РЕЗУЛЬТАТ ВАШЕГО ВЫБОРА. ЧЕМ ЖЕ ВЫ МОЖЕТЕ БЫТЬ НЕДОВОЛЬНЫ?
  6. Результаты психологической диагностики выпускников учреждений начального и среднего профессионального образования (2001г.)
  7. Профессиональная адаптация как этап и составная часть профессионального самоопределения учащихся и студентов учреждений профессионального образования
  8. Г.В. Безюлёва. Психолого-педагогическое сопровождение профессиональной адаптации учащихся и студентов/Г.В. Безюлёва: монография. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный институт,.—320 с., 2008
  9. РАЗДЕЛ IV Люди с обычной, нормальной организацией все доступны одной и той же степени страсти; неравная сила страстей у них — всегда результат различия положений, в которые ставит их случай. Своеобразие характера каждого человека есть (как замечает Паскаль) продукт его первых привычек
  10. Реализация программ профессиональной даптации учащихся на этапах перехода из школы в систему профессионального обучения, в процессе профессионального обучения, завершения обучения и вхождения в трудовую деятельность
  11. 11.2.4. Сравнительный анализ интервью и анкетирования
  12. 11.2.3.3. Виды анкетирования
  13. 11.2.3. Анкетирование
  14. Глава 2 Модель психолого-педагогического сопровождения профессиональной адаптации обучающихся в учреждениях профессионального образования
  15. 2.1. Проектирование психолого-педагогического сопровождения процесса профессиональной адаптации учащихся и студентов учреждений профессионального образования