<<
>>

Расслоение иерархий


Расслоение нашего научного сообщества находит выражение и в расслоении структур власти, что позволяет говорить о комплексном характере этого процесса, протекающего как на индивидуальном, так и на институциональном уровне, охватывающего как отдельных ученых, так и научные институты.
Если раньше в отечественной науке существовала всего одна властная и, соответственно, статусная иерархия — та самая, первой ступенью которой был ста- жер-исследователь или МНС, а высшей — академик, то теперь их несколько, и они заслуживают того, чтобы описать их ключевые разновидности. Иерархия I — традиционная, или «академическая». В ее основе лежат традиционные ценности нашей научной карьеры и та система соци
ально-статусных отношений, которая воплощена в РАН. Сейчас в значительной мере обесценена отсутствием денег в этой структуре, а также массовыми «космополитическими» ориентациями значительной части современных российских ученых, их отношением к академикам как к наследию советской системы и разрушением традиционных ценностей нашего общества. Иерархия II — «вузовская». Отчасти тоже носит традиционный для нашего (и не нашего) общества характер, но приобретает новый вид в связи с такими тенденциями, как внедрение платного образования, тем обстоятельством, что, по некоторым подсчетам, в нашей системе образования сейчас «крутится» порядка миллиарда долларов в год [2], возрастанием самостоятельности отечественных вузов, возникновением на их основе коммерческих структур и т.п. Набирает все больший вес вследствие постепенного «накачивания» системы высшего образования деньгами, большим интересом к ней зарубежных научных фондов, постоянно происходящим начиная с 1994 г., ростом спроса на высшее образование и т.д. Иерархия III — «фондовская». Не только нетрадиционна, но и абсолютно нова для нашей науки. Обусловлена расширением деятельности отечественных и главным образом зарубежных научных фондов. Имеет более основательное финансовое подкрепление (в расчете на «единицу» подкрепляемых), чем две другие иерархии, что придает ей большее значение. Охватывает три основных локуса нашего научного сообщества: грантополучате- лей (грантосоискателей), экспертов научных фондов, управленческий аппарат этих фондов. Иерархия IV — «независимая», в том смысле, что она образована так называемыми независимыми (не понятно от кого, но явно не от интересов их заказчиков) исследовательскими центрами, которые, и это выражение успело стать трафаретным, в последние годы «возникают как грибы после хорошего дождя» [21, 24], но исключительно в области общественных наук. Советских аналогов не имеет. Сопряжена с патологической политизацией современной России и, соответственно, с патологически высоком спросом на все, что связано с политикой, которая порождает науку «антрепренерского» типа [26], оттесняющую науку традиционного типа от умов и кошельков власть имущих[53]. А соответствующая иерархия (точнее, сумма иерархий, поскольку в каждом «независимом» аналитическом центре существует и своя «независимая» иерархия) в наименьшей степени пересекается с тремя другими, поскольку «независимые аналитики» сформировали свое собственное сообщество, цементированное через СМИ и мир политики, практически не публикующееся в научных журналах и вообще имеющее минимум точек пересечения с основной частью нашего научного сообщества.

Существуют также и квазиерархии, например, образованные так называемыми «доморощенными» академиями[54], яркое соцветие которых украшено и такими образцами, как, скажем, академии парапсихологии или оккультных наук. Впрочем, подобные квазиерархии «неконвертируемы» в том смысле, что, как правило, не признаются научным сообществом. То есть если значительную часть наших доверчивых сограждан можно убедить, скажем, в том, что некий президент Академии оккультных наук является членом научного сообщества, то для самих членов этого сообщества он — просто шарлатан.
Сосуществование иерархий порождает разнообразные виды статусных расхождений. Например, кандидат наук может возглавлять богатый научный фонд и в результате по своей значимости и весу в научной среде намного превосходить академика. А в наших академических институтах сейчас немало людей, «внешний» статус которых — за пределами родного НИИ — выше, чем «внутренний». Нет нужды говорить о том, что такие люди мало зависимы от происходящего в этих НИИ и практически неуправляемы их директорами. Соответственно, эти директора, если они сами не имеют высокого статуса во внешнем (по отношению к их институтам) научном сообществе, иногда выглядят майорами, пытающимися командовать генералами, что у них, естественно, не получается. Возникают и резкие рассогласования между статусным положением ученых внутри научного сообщества и за его пределами, что тоже очень характерно для «турбулентных» обществ. Так, раньше слово «академик» звучало одинаково весомо и внутри науки, и за ее пределами, а обладатель этого почетного звания часто фигурировал в советских кинофильмах в качестве эталона социального успеха. Сейчас академик, если это, конечно, не академик упомянутой Академии оккультных наук и ей подобных, мало значим за пределами научного сообщества. Зато руководители «независимых» исследовательских центров, хотя и не имеют высокого статуса и вообще сколь- либо определенного положения в научной среде, благодаря своим тесным связям со СМИ и с миром политики обладают весомым социальным статусом. В целом же возникает классическая ситуация: деньги и новые ценности против традиционного статуса, которая в свое время вынуждала носителей громких дворянских титулов чувствовать себя беспомощно на фоне набиравшего силу нового социального слоя.

<< | >>
Источник: А. Г. Аллахвердян, Н.Н. Семенова, А. В. Юревич. Науковедение и новые тенденции в развитии российской науки. 2005 {original}

Еще по теме Расслоение иерархий:

  1. А.В. Юревич Расслоение российского научного сообщества[49]
  2. 1. РАССЛОЕНИЕ РАБОВ
  3. Неравенство как источник расслоения
  4. СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА. ПРОЦЕСС РАССЛОЕНИЯ
  5. Интеллектуальное расслоение в постиндустриальном обществе
  6. Т. Гейгер Социальное расслоение немецкого народа
  7. ПОЗЕМЕЛЬНЫЙ НАЛОГ. ТЯГОСТИ НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ. РАССЛОЕНИЕ ОБЩИНЫ
  8. Раздел III. Основные направления интерпретации: картина расслоения
  9. I I. ИЕРАРХИЯ РАНГОВ
  10. СОЦИАЛЬНЫЕ ИЕРАРХИИ
  11. ИЕРАРХИЯ КЛЕТОК-КОММУН
  12. ИЕРАРХИЯ ПЛАНИРОВАНИЯ
  13. 12. ИЕРАРХИЯ НАУК
  14. ТОРГОВАЯ ИЕРАРХИЯ
  15. Подход аналитической иерархии
  16. Иерархия уровней организации
  17. ИЕРАРХИЯ ГОРОДОВ
  18. Церковная иерархия