Глава третья Особенности положительного метода в его применении к изучению социальных явлений

Во всякой науке метод неотделим от доктрины. Самые правильные понятия о методе, если взять их отдельно от применения, сводятся к нескольким незначительным общим правилам, недостаточным для руководства исследованиями, потому что в них не содержится указания на изменения, которым они должны подвергаться на практике.

Чем более явления становятся сложными, тем меньше возможности отделить метод от доктрины, потому что видоизменения его становятся все более важными. В особенности в социологии [phenomenes sociaux]1 понятие метода может вытекать только из предварительного очерка науки.

Метод социологии может быть определен только на практике. Поэтому нельзя требовать предварительного трактата о методе. Тем не менее, раньше чем приступить прямо к социологии [science sociale], нужно познакомиться с ее духом и источниками.

Определяя современное состояние этой науки, мы находим и в методе, и в содержании ее сочетание признаков, характеризующих предшествующий период других ветвей философии. Современная политическая наука относится к действительной науке так, как астрология к астрономии, алхимия к химии и искание общей панацеи к системе медицинских наук. Одинаковые соображения применимы и к теологической и метафизической политике. Объясняются ли явления сверхъестественным вмешательством или свойствами субстанций, эта разница между понятиями, в конце концов тождественными, не препятствует появлению общих им главных признаков, которые состоят, что касается метода, в перевесе воображения над наблюдением и, что касается содержания, в искании абсолютных понятий. Отсюда в социальной науке появляется склонность производить неограниченное и произвольное влияние на социальные явления, потому что они не считают -

Источник: Социология Конта в изложении Риголажа. С приложением двух вступительных лекций Конта в "Курс положительной философии" / Пер. с фр. Н. Лосского. СПб.: Изд. Л.Ф. Пантелеева, 1898. Приводится в современной орфографии.

1 Здесь и далее, если в тексте Риголажа и (или) в его русском переводе термин "социология" используется вместо иной терминологии Конта, в квадратных скобках Приводятся термины, используемые Контом в "Cours de philosophie positive", t. 4, lecon 48. — Сост.

153

Хрестоматия

ся подчиненными естественным законам. Общая черта всех — и теологических, и метафизических — умозрений состоит в стремлении к идеалу, в абсолютности употребляемых ими понятий и в произволе в практическом применении их. Таковы до сих пор отличительные признаки всех социальных умозрений.

Положительная философия характеризуется, что касается метода, подчинением воображения наблюдению, она открывает воображению самое широкое и плодородное поле, но ограничивает его, заставляя только открывать или совершенствовать координацию установленных реальных фактов или средства, способствующие успеху новых исследований. Именно это стремление подчинять теорию фактам следует ввести в социологию [dans le systeme des etudes sociales] <...>

Эмпирическое правило предписывает всегда переходить от простого к сложному, но единственный довод в пользу этого правила состоит в том, что этот прием удобен в неорганических науках. Собственно, нет другого логического правила, действительно общего всем умозрениям, кроме требования переходить всегда от известного к неизвестному. Это правило предписывает переходить от сложного к простому или от простого к сложному, смотря по тому, что лучше известно и более доступно. С этой точки зрения существует большая разница между неорганической и органической философией. В первой, где гармония менее ясно выражена, нужно исследовать систему, элементы которой лучше известны, чем целое, и доступны прямому исследованию в отдельности; отсюда вытекает необходимость переходить от менее сложного к более сложному. В органической философии, объектом которой служить человек или общество, рационален только противоположный прием, так как здесь целый объект лучше известен и более доступен исследованию, чем его части. Что касается внешнего мира, то целое, составляемое им, ускользает от нас. Идея вселенной никогда не сделается позитивной, и понятие солнечной системы — самое сложное из всех, какие мы можем мыслить отчетливо. Наоборот, в биологической философии недоступными нам остаются подробности: существа, изучаемые ею, тем лучше известны, чем более они сложны и высоко развиты. Идея животного, например, более отчетлива, чем менее сложная идея растения, и становится все более отчетливою по мере того, как мы приближаемся к человеку, понятие которого служит исходною точкой для всех подобных умозрений. Итак, сравнивая две части философии, мы видим, что в одном случае от нас остается скрытою последняя степень сложности, а в другом — последняя степень простоты.

Социология не единственная наука, в которой необходимо изучать целое раньше частей. Биология обладает тем же характером, но социология [physique sociale] требует большего развития этого логического метода <...>

Теперь мы исследуем источники социологических исследований [en sociologie]. Ввиду большой сложности явлений мы можем рассчитывать на очень разнообразную систему прямых и косвенных источников.

154

/. Французская эмпирическая социология

В социологии надо различать два вида источников: одни, прямые, заключаются в свойственных ей средствах исследования, другие, косвенные, вытекают из ее отношений к низшим наукам. Я должен начать с оценки первого рода орудий науки.

В социологии, как и в биологии, научное исследование пользуется тремя методами наблюдения — чистым наблюдением, экспериментальным исследованием и сравнительным методом, особенно пригодным для изучения живых тел. Определим значение и характер этих трех методов.

Метафизическая философия прошлого века, основываясь на абсурдной теории исторического пирронизма, стремилась отрицать достоверность социальных наблюдений. С тех пор как это заблуждение не высказывается более открыто, скептицизм ограничивается отрицанием достоверности свидетельств человека и продолжает отвергать значение исторических исследований. Шутливое настроение или наивность некоторых геометров дошла до того, что они попытались произвести запутанные и смешные вычисления возрастания недостоверности под влиянием времени. Это предприятие помимо того, что оно благоприятствует вредным заблуждениям, дискредитировало математику среди одаренных здравым смыслом людей, недостаточно образованных, чтобы судить прямо об этой науке, но справедливо возмущенных таким злоупотреблением ее. Некоторые философы вывели из отрицания ценности личных свидетельств принцип подразделения наук на науки, основанные на личном свидетельстве, и науки, не требующие такого свидетельства; из этого видно, каким доверием еще пользуются подобные софизмы <...>

Социальные наблюдения требуют теорий, связывающих современные факты с прошедшими. В фактах нет недостатка, самые простые из них важнее всего; но наблюдение может иметь значение только тогда, когда осуществляется под воздействием хотя бы зачаточных познаний законов социальной гармонии. Факты сами по себе не имели бы никакого смысла, если бы не были приведены в связь с законами социального развития, хотя бы посредством временной гипотезы. Итак, знакомство с духом целого не только необходимо для понимания и постановки научных вопросов, но и должно руководить исследованием, чтобы придать ему рациональный характер <...>

Наблюдение в собственном смысле этого слова должно быть подчинено положительным умозрениям относительно законов гармонии или последовательности соответствующих явлений. Ни один социальный факт не может иметь научного значения, если он не сближен с каким-либо другим социальным фактом.

Это правило служит дополнением к установленному уже требованию Поставить в социологии на первый план изучение духа целого. Исследуемые таким образом с точки зрения гармонии или последовательности социальные явления допускают больше средств к наблюдениям, чем все другие менее сложные явления. Не только наблюдение или описание событий, но и опре-

155

Хрестоматия

деление обычаев, оценка памятников, анализ и сравнение языков и множество других более или менее важных путей может дать социологии полезные источники знаний. Одним словом, всякий подготовленный соответствующим воспитанием человек после достаточного упражнения может превратить в социологические данные впечатления, получаемые почти от всех событий социальной жизни.

Вторая форма наблюдения, эксперимент, на первый взгляд, кажется неприменимою к социологии. Однако нужно вспомнить об установленном мною различии между прямым и косвенным экспериментированием.

Сущность экспериментального метода заключается не в искусственном воспроизведении обстоятельств явления. Имеем ли мы дело с искусственно созданным или естественным явлением, наблюдение всегда можно назвать экспериментом, если нормальный ход его испытывает определенное изменение. Именно в этом смысле экспериментальный метод может быть применен к социологическим исследованиям.

Сложность и связность биологических явлений затрудняет применение искусственных прямых опытов в этой науке. В социологии эта сложность и связность еще более сильно выражена, поэтому в ней такой род опытов совершенно невозможен. Искусственное нарушение одного из социальных элементов должно тотчас распространиться на все остальные или в силу законов гармонии их, или в силу законов последовательности. Опыт был бы лишен всякого научного значения, так как было бы невозможно вьщелить ни одно из условий и ни один из результатов явления.

Патологические случаи имеют в биологии такое же значение, как эксперимент; естественный, хотя и косвенный опыт, заключающийся в них, более приспособлен к исследованию живых тел, в особенности, когда мы имеем дело со сложными явлениями и высоко развитыми организмами. В еще большей степени те же соображения применимы к социологии и должны здесь вести к подобным же заключениям. Патологический анализ возможен здесь в тех, к несчастью, слишком распространенных случаях, когда законы гармонии или последовательности социальной жизни подвергаются более или менее сильным потрясениям, например, в революционные эпохи. Эти потрясения общества аналогичны болезням индивидуального организма.

Так как патологическое исследование еще не достигло совершенства и в биологии, то ясно, что оно должно быть еще более неполным в изучении социологических вопросов; здесь оно еще никогда не доставляло помощи, несмотря на то, что материалы встречаются в изобилии. Это зависит от того, что эксперимент еще менее, чем простое наблюдение, может обходиться без руководства рациональною теориею для того, чтобы принести действительную пользу. Самые губительные политические эксперименты повторяются в истории, хотя первые попытки должны были бы указать на бессилие и опасность их. Я знаю, какое здесь влияние нужно приписать страстям, однако мы слишком часто забываем, что недостаток рационального анализа

156

/. Французская эмпирическая социология

также составляет одну из причин бесплодности, в смысле поучения, социальных опытов; если бы мы лучше наблюдали их, они сделались бы более поучительными <...>

Социальные потрясения относятся к тому же порядку вариаций, как и изменения социологических законов различными второстепенными причинами, влияние которых я ограничил неизбежными пределами. Так как социологические законы проявляют свое действие при всяком состоянии социального организма, то на основании анализа потрясений общества можно построить теорию нормального состояния его. Таковы основания пользы, приносимой косвенными экспериментами при определении форм жизни социального тела. Этот прием применим к исследованию всех сторон социальной жизни, физической, умственной, нравственной и политической, и всех степеней социального развития, к сожалению, никогда не свободных от потрясений.

Наконец, обсуждая сравнительный метод, я должен отослать читателя к применениям, которые я ему дал в биологии, указывая на преобладающее значение этого метода при всех исследованиях живых тел. Я ограничусь указанием отличительных черт сравнительного метода, являющихся при употреблении его для социологических исследований <...>

Сравнительный метод в применении его к социологии заключается главным образом в сближении социальной жизни существующих одновременно в разных местах земного шара народов, не зависящих друг от друга. Хотя прогресс человечества обладает одинаковым характером, поскольку речь идет о целом развитии народа, тем не менее в силу сочетания плохо до сих пор анализированных социальных причин различные даже значительные народности достигли еще только низших степеней развития. Вследствие этого неравенства предшествующие состояния наиболее цивилизованных наций встречаются, за исключением неизбежных второстепенных различий, у современных народов в различных местах земного шара. Сравнительный метод представляет собою то удобство, что его можно применять в обоих отделах социологии: он подтверждает и законы существования общества, и законы развития его. Во-вторых, он простирается на все возможные ступени социального развития, характерные черты которых могут быть таким образом подчинены наблюдениям. Начиная несчастными обитателями Огненной земли и кончая самыми цивилизованными народами западной Европы, нельзя представить себе ни одного социального оттенка, который не был бы осуществлен в какой либо точке земного шара.

Таковы свойства, характеризующие в социологии сравнительный метод, имеющий целью исправлять указания исторического анализа и, в особенности, дополнять неизбежные пробелы его. Употребление этого метода в высшей степени рационально, так как он основывается на принципе постоянного тожества развития человечества <...>

Из этого заключения вытекает, что первый набросок социологии, который должен руководить различными способами исследования, необходимо основывается на каком-либо особом методе наблюдения, более приспо-

157

Хрестоматия

собленном к природе этих явлений и свободном от недостатков предшествующих методов. В самом деле, такой метод существует. Это — метод исторический, он составляет единственную основу, на которую может опираться система политической логики.

Историческое сравнение последовательных состояний человечества служит основным научным орудием социологии [science sociologique], его применение составляет основу этой науки и отличает ее от биологии. Хотя этот исторический анализ относится только к области динамической социологии, тем не менее он имеет значение для всей науки ввиду связи ее различных частей.

Исторический метод придает социологии ее отличительный характер не только с научной, но и с логической точки зрения. В самом деле, при помощи этого нового способа наблюдать, социология усовершенствует положительный метод к выгоде всей философии. Исторический метод подтверждает характерное свойство социологии, состоящее в том, что она переходит от целого к частям. Это необходимое условие социологических исследований обнаруживается во всякой исторической работе, которая без него выродилась бы в простое компилирование случайных материалов <...>

<...> Итак, всякий закон последовательности социальных явлений, даже в том случае, если исторический метод заставляет допустить его, может быть окончательно принят только после подтверждения со стороны положительной теории человеческой природы. Все наведения, которые не могут выдержать этого контроля, рано или поздно будут признаны ошибочными. Главная сила социологических доказательств должна заключаться именно в этой гармонии между выводами исторического анализа и понятиями биологической теории человека.

Таков метод исследования, наиболее приспособленный к социологии [recherches sociologiques], он играет в ней такую же роль, как зоологическое сравнение в биологии. Последовательность различных состояний общественной жизни соответствует с научной точки зрения координации различных организмов. Когда применение этого нового метода откроет все его свойства, в нем признают видоизменение положительного метода, достаточно самостоятельное для того, чтобы можно бьио поставить его, наряду с наблюдением, экспериментом и сравнением в собственном смысле слова, как четвертую форму наблюдения, предназначенную под именем исторического методы для анализа самых сложных явлений.

Оканчивая эту главу, я должен обратить внимание читателя на то, что новая философия возвращает истории все ее права, чтобы сделать ее основою всех социальных умозрений несмотря на софизмы, устраняющие из политики всякое широкое обсуждение прошлого. Социология не только не ограничивает влияния, которое человеческий разум всегда приписывал истории в политических комбинациях, но и увеличивает его в высшей степени. Политика ищет в истории теперь главного руководства, а не советов или уроков для усовершенствования взглядов, приобретенных иным путем.

Рассмотрев характер социологии и различные способы ее исследования, мне остается определить в следующей главе ее отношение к другим наукам.

158

/. Французская эмпирическая социология

<< | >>
Источник: Н.И. Лапин. ЭМПИРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ. Учебное пособие.. 2004

Еще по теме Глава третья Особенности положительного метода в его применении к изучению социальных явлений:

  1. Сорок восьмая лекция Основные свойства положительного метода при рациональном изучении социальных явлений
  2. Ч асть первая Метод и его применение
  3. 4.1.1. Социально-психологические характеристики групповых особенностей и явлений
  4. Часть первая Метод и его применение
  5. ГЛАВА ТРЕТЬЯ НАУЧНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВОСТОКА И ЭКСПЕДИЦИИ ПО АМЕРИКЕ
  6. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО УЧЕНИЯ О МЕТОДЕ ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  7. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО УЧЕНИЯ О МЕТОДЕ ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  8. 55. Социальная ситуация развития младшего школьника и особенности его общения
  9. Глава 19. МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ДОКУМЕНТОВ. КОНТЕНТ-АНАЛИЗ
  10. ГЛАВА ТРЕТЬЯ Теория социальной справедливости Гарвардской школы
  11. Г. Спенсер Об изучении социологии Глава IV. Трудности социальной науки
  12. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ МЕТРИКА: ПОСТМОДЕРН (ЕГО СВЯЗЬ С МОДЕРНОМ, ЕГО ОСОБЕННОСТИ)
  13. ГЛАВА 20. МЕТОДЫ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ
  14. ПИРОГА РОБИНЗОНА, или Размышления о применении физических эффектов и явлении при решении технических задач