<<
>>

14.1. Религиозная диффамация: понятие, история, причины

В Кодексе профессиональной этики российского журналиста, принятого Конгрессом журналистов России 23.06.1994 г. сказано: «Журналист полностью осознает опасность ограничений, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью.
Выполняя свои профессиональные обязанности, он противодействует экстремизму и ограничению гражданских прав по любым признакам, включая признаки иола, расы, языка, религии, политических или иных взглядов, равно как социального и национального происхождения... Он воздерживается от любых пренебрежительных намеков или комментариев в отношении расы, национальности, цвета кожи, религии, социального происхождения или пола, а также в отношении физического недостатка или болезни человека». Надо отмстить, что журналисты, осознавая силу влияния «четвертой власти» в обществе, в целом выполняют принятые на себя этические обязательства. Однако есть одна сфера, попадая в которую, они вдруг как бы теряют чувство меры, такта и вообще здравости. Эта сфера — религия. И если, рассуждая о более-менее известных в России религиозных направлениях, например, православии и исламе, журналисты стараются аутентично передать полученную информацию (насколько можно это ожидать от неспециалистов), то когда дело касается нетрадиционных конфессий, они подпадают под влияние некоего стереотипа (отчасти созданного ими самими), обозначаемого словом «секта». Суть в том, что это слово-ярлык мгновенно показывает в уме смутную, но однозначно отрицательную картину чего-то не совсем попятного, по очень опасного. При этом любые факты выстраиваются точно в соответствии с этой картиной, и слушатель теряет способность критически оценивать ситуацию. В общем, реально происходит то, что в соответствии с расхожим мнением происходит с человеком, попавшим в «секту». Секта — самое распространенное (по крайней мере, в России) прозвище-обозначение протестантских церквей, а, учитывая традиционную православную направленность обыденного мышлении, — почти всех неправославных христианских (и нехристианских) религиозных образований. Следует отметить, что этот термин (в основном с подачи СМИ) в общественном сознании объединяет в себе самые разные смыслы: это и некая группа людей, следующая какому-либо учению (чаще — непонятному отдельным лицам или большинству), и содержание самого учения, и противники господствующей или преобладающей конфессии или политической линии или партии, и даже замкнутый в себе человек («сектант»)и т. д. Ко многим религиозным течениям, в том числе законно действующим на территории России, приклеиваются самые разнообразные клише — сектанты, деструктивные культы, тоталитарные секты. Членам «сектантских объединений» приписывают «мошенничество», «зомбирование», «доведение до самоубийства», «идеологические диверсии» и тому подобные деяния, имеющие явно негативный опенок. При этом большинство журналистов нс имеют четкого представления об описываемом ими предмете. Тем не менее, анализ словарей показывает, что за прошедшие тысячелетия объективных критериев для определения понятия «секта» так и нс выработано. Например, «Словарь античности» определяет секту следующим образом: «Секта» (от лат. sequi — следовать), группы, отделившиеся от крупного течения и следующие за собственным вождем или исповедующие новую идею».
Далее этот же словарь говорит, что в античной Греции секта первоначально означала философскую или юридическую школу или группу, затем — политическую группировку (у Цицерона). Впоследствии церковь придала этому термину значение Словарь же «Христианство» утверждает, что между сектой и ересью имеется разница, заключающаяся в том, что секта — совокупность людей, следующих известному учению, а ересь — содержание самого учения. В то же время, между сектой и вероисповеданием резкой разницы нет: секта есть вероисповедание, которому следует сравнительно небольшое число В Вестминстерском словаре теологических терминов секта определяется как «социологический термин, часто противопоставляемый церкви. Секта — это группа людей со свободным членством, отличающаяся своими взглядами и подчеркивающая свое отделение от мира и господствующих институтов»140. 138 Словарь античности. - М.: Внешсигма. 1992. - С. 515. 111 Христианство: Энциклопедический словарь. М.: Большая Российская лициклопедия, 1995. Т. 2. С. 534. 1 " Вестминстерский словарь теологических терминов. - М.: Республика, 2004. - С. 360-361. Новейший энциклопедический словарь» заявляет, что к сектам относятся «протестанты (! - А.П.), адвентисты, баптисты, духоборы, молокане, пятидесятники, хлысты и др.»100. Неопределенность и субъективность данного понятия отчасти раскрывает Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «На официальном языке, в эпохи революционной борьбы, одна и та же община называется то сектой, то церковью или исповеданием, смотря но отношению к ней правительства»101' (выделено мной — А. П.). Подобная понятийная неясность провоцирует умственные спекуляции обывателей и прямые злоупотребления со стороны противников какой- либо социальной, политической или религиозной группы. И чем менее понятен термин, тем более успешно его используют, поскольку отсутствие понимания компенсируется эмоциональной сферой — страхами и, как результат - негативным отношением. В постперестроечные годы термин «секта» столь разнообразно и бесконтрольно применялся СМИ, «религиоведами» из бывших атеистов и даже правительственными чиновниками, что это стало угрозой стабильности межконфессиональных отношений. Поэтому в целях сохранения общественного спокойствия государство вынуждено было принять соответствующие меры. Если ранее отдельные законодательные (а чаще — подзаконные) акты использовали этот термин, то с 1997 года (со времени принятия закона «О свободе совести и о религиозных объединениях») он был полностью исключен из нормативно-правового оборота. Однако «секта», а вместе с ней непонимание и страхи, продолжают гулять по страницам самых разнообразных печатных и электронных СМИ, зачастую приводя к конфликтам на религиозной и связанной с ней этно- национальной почве. По словам самих журналистов, конфликты являются их естественной «средой обитания». Ими движет желание отыскать актуальную информацию, постоянно быть «в теме»102. Однако освещая конфликтные ситуации, журналист может стать и конфликтогеном (т. е. своим поведением трансформировать ситуацию в конфликт), и наоборот, направить силы на его деэскалацию. Во многом это зависит от компетентности и объективности журналиста. Что касается освещения общественно-религиозных отношений, то здесь журналисты зачастую сами становятся источником конфликта, выступая в СМИ с информацией, унижающей честь и достоинство верующих граждан и подрывающей деловую репутацию религиозных организаций. На современном юридическом языке такие действия именуются диффамацией. Диффамация (от греч. dys (или dis) — частица, означающая нарушение, качественное расстройство, и лат. fama — молва; обычно латинское слово diffamo переводится как «порочу») — распространение в печати слухов, позорящих чыо-либо честь. Для современного российского права диффамация как правовая категория — явление сравнительно новое. Но дореволюционное право уже в средине XIX в. признавало диффамацией «оглашение о ком-либо позорящих честь фактов или сведений, независимо от того, согласно ли с w 144 истиной оглашаемое, или нет» . В ст. 1039 Уголовного уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. диффамация определялась как оглашение в печати о частном или должностном лице, обществе или установлении такого обстоятельства, которое может повредить их чести, достоинству или доброму имени 103 104. Таким образом, это деяние рассматривалось как близкое к клевете, но имеющее ряд отличительных признаков: - клевета может быть совершена как в устной, так и письменной форме, тогда как диффамация есть оглашение каких-либо позорящих фактов именно в печати; - клевета всегда рассматривается как сообщение заведомо ложных сведений, в диффамации же правонарушение заключается в самом распространении в печати позорящих сведений, независимо от их достоверности. Причем, по дореволюционному законодательству оглашение позорящих сведений признавалось диффамацией лишь при наличии умысла105. В Российской империи законом особо охранялся институт Церкви и религии от богохульства и оскорблений. Богохульство в православной традиции есть оскорбительное или непочтительное действие, слово или намерение в отношении Бога или святыни . В Соборном уложении царя Алексея Михайловича (1649) первая глава, именуемая «О богохульниках и о церковных мятежниках», начиналась словами: «Будет кто иноверцы, каким ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнит и, зжечь» ' (интересно наблюдать эволюцию правовой категории «оскорбление» от преступления, каравшегося смертью (1649), к административному правонарушению (2011). Уголовное законодательство Петра I рассматривало богохульство в двух видах, в зависимости от объекта преступления: а) хула на Бога и святые таинства и б) поношение Божьей Матери, святых угодников и самой православной веры. Правда, наказание в обоих вариантах предусматривалось в виде смертной казни (хотя во втором случае иногда можно было обойтись отсечением сустава)149. После октябрьского переворота 1917 г. понятие диффамации было исключено из законодательства. Уголовный кодекс 1922 г. предусматривал лишь клевету в печатном или иным образом размноженном произведении. В том же виде это определение перекочевало во вторую часть ст. 161 Уголовного кодекса 1926 г. Литературная энциклопедия так объясняет положение, сложившееся с данной правовой категорией: «Причина этого заключается в коренном отличии положения нашей печати от печати буржуазных государств. Разоблачение неправильных действий должностных лиц является задачей печати как одного из 14 О современном отношении Русской православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви: Определение Архиерейского Собора РПЦ от 4.02.2011 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/texl/1401898.hlml (дата обращения 29.04.2014). 14' Соборное Уложение 1649 года: Глава I. О богохульниках и о церковных мятежниках [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.pravoslavie.by/page_book/glava-i-o-bogohulnikah-i-o-cerkovnyh- mjatezhnikah (дата обращения 29.04.2014). 144 См.: Пчслинцев А.В. Религиозная диффамация. Защита верующих от ксенофобии и языковой агрессии. - М.: ИД «Юриспруденция», 2013. - С. 8. мощных рычагов советского строительства. Рабкоровское и селькоровское движение было бы невозможно, если бы уголовный закон предоставлял разоблаченным должностным лицам привлекать разоблачителей к суду за диффамацию, сделалась бы невозможной и самокритика. Поскольку разоблачение должностных и частных лиц производится в общественных целях, оно не может само по себе явиться основанием для судебного преследования разоблачителя. Разоблаченный может защищаться лишь обвинением в клевете. Он должен доказать, что разоблачитель разгласил не только позорящие сведения, но и сведения заведомо ложные»106. Более того, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года даже не предусматривал таких объектов гражданских нрав, как нематериальные блага. Понятие «честь» и «достоинство» личности считались пережитком прошлого, «несовместимым с классовым духом пролетариата и марксистско-ленинской идеологией Советского государства, в котором «ум», «честь» и «совесть» принадлежали КПСС»14. Точно так же советское гражданское право не признавало возмещение морального вреда, причиненного в связи с посягательством на честь и достоинство личности. Большинство советских цивилистов высказывалось в том смысле, что возмещение морального вреда чуждо социалистическому правосознанию. Гак, Е. А. Флейшиц отмечала, что «имущественное возмещение неимущественного вреда, которое по существу представляет собой перевод на деньги таких благ, как жизнь, здоровье, честь, творческие достижения человека, несовместимо с основными воззрениями советского социалистического общества, с его высоким уважением к личности человека». Г. К. Матвеев писал: «Советское социалистическое гражданское право не признает имущественной оценки личных неимущественных прав и 152 отвергает денежную компенсацию в случае их нарушения» . В 1961 г. были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, где в сг. 1 был закреплен институт неимущественных отношений, а ст. 7 была посвящена защите чести и достоинства. Статья 7 ГК РСФСР 1964 г. содержала аналогичную норму. Однако компенсация морального вреда получила законодательное закрепление лишь в начале 90-х годов XX в. В 1990 г. был принят закон СССР «О печати и других средствах массовой информации», в ст. 30 которого говорилось: «Моральный (неимущественный) вред, причиненный в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство граждан, либо причинивших ему неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами». На это же время приходится становление судебной практики по делам о защите чести и достоинства. В 1991 г. был принят Закон РСФСР «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, гражданский, Уголовнопроцессуальный, Гражданско-процессуальный кодексы РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях». Согласно этому закону в ст. 7 ГК РСФСР были внесены изменения, позволяющие гражданам взыскивать компенсацию за причинение морального вреда. Впервые термин «диффамация» в современном российском праве использован в Постановлении Пленума Верховною Суда РФ от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», где, в частности, сказано, что «используемое Европейским Судом но правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащихся в ст. 152 ГК РФ». Если речь идет о диффамации, связанной со сферой государственноконфессиональных отношений и отношением человека к религии, то, по мнению профессора А. В. Пчслинцсва, «правомерно говорить о религиозной диффамации. Это понятие лаконично и адекватно отражает суть охватываемого явления. Под религиозной диффамацией следует понимать распространение не соответствующих действительности порочащих сведений по признаку отношения человека и гражданина к религии, а также в связи с реализацией религиозных убеждений, как в индивидуальном, так и в коллективном порядке»1х\ Таким образом, религиозная диффамация от диффамации в целом отличается лишь объектом посягательства — отношения но поводу религиозных убеждений личности. Пчслинцсв А.В. Религиозная диффамация. С. 12.
<< | >>
Источник: А. К. Погасий. РЕЛИГИОЗНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ. 2018

Еще по теме 14.1. Религиозная диффамация: понятие, история, причины:

  1. Человек и война (причины отсутствия религиозных сюжетов в мемуарах военачальников Второй мировой войны) Илларионов А. С.
  2. Неверное понятие о причинности
  3. 6.1. Понятие и причины бездомности.
  4. Религиозные представления и понятия
  5. Религиозные представления и понятия
  6. Понятие религии; особенности религиозного мировоззрения
  7. СЕКЦИЯ II. РЕЛИГИОЗНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
  8. /3. РЕЛИГИОЗНОЕ СОДЕРЖАНИЕ, КОТОРОЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ИСКЛЮЧЕНО ИЗ ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ
  9. СПЕЦИФИКА РЕЛИГИОЗНОЙ МЕНТАЛЬНОСТИ КАЗАХОВ: К ИСТОРИИ ВОПРОСА хлхГульнар Коянбаева, Лазира Заурбекова
  10. § 74. Причина невозможности догматически трактовать понятие техники природы — необъяснимость целей природы
  11. Глава 1 К истории понятия «революция»
  12. А. ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ
  13. Подмена понятий (вера вообще и религиозная вера в частности)
  14. История и основные понятия геологии
  15. 17. Общие понятия и история биофизики
  16. 7.5. К истории понятия «хорошего общества»
  17. 15. Понятие биохимии, история ее появления
  18. 5.3. Причины чередования волн дифференциации и волн интеграции. Механизмы глобальных сдвигов в мировой истории
  19. 3. Выводы относительно понятия истории философии
  20. Церковь во Франции в начале XV в. Великая Схизма. Университет и общественная жизнь. Тип прелатаполитика: Пьер Кошон. Упадок дисциплины и нравов. Религиозное чувство: фамильярность и реализм культа святых. Религиозная эмоциональность: народные проповедники; страсти и образ смерти. Отклонения от религиозного чувства: магия и колдовство