<<
>>

Православный лоббизм

После 2009 год отношения правительства, Госдумы с представителя­ми РПЦ окончательно превратились в систему лоббирования, которая никем не контролируется, и является потенциально коррупциогенной. Общество даже не заметило, как на фоне критики Минобрнауки за раз­вал гуманитарного образования и систему финансирования, уничтожа­ющую «малые школы» — проект Закона «Об образовании» стал по су­ществу Церковным Законом — поддержка православного образования стала одной из основ этого законопроекта.

Консультации с министерством, правительством и депутатами в за­крытом режиме велись постоянно, а накануне голосования в Комитете по образованию 7 декабря представители Церкви встречались с вице­премьером Игорем Шуваловым, после чего все поправки сторонников светского государства были отклонены. Надо отдать должное влиянию патриарха Кирилла и непосредственных лоббистов в кулуарах Госдумы и Белого дома — отцу Всеволоду Чаплину и юристу РПЦ инокине Ксении (Чернеге). Они часто вызывающе и очень самоуверенно продвигали по­правки, прямо противоречащие Конституции. Их трудно винить в этом — они защищают интересы Церкви, а вот почему столь легко прогибаются под них все ветви власти — это хороший вопрос и большая проблема.

Если посмотреть на законопроект, то понимаешь, что, наверное, лег­че было принять отдельный Закон — «О религиозном образовании при участии РПЦ и в институтах РПЦ». Положительным моментом проекта является укрепление теологического образования и базы для духовных учебных заведений, в том числе общеобразовательных школ, созданных религиозными объединениями. С этим вопросов нет.

Формально Закон, как и прежде, гарантирует, что должны соблю­даться права всех, независимо от религиозной принадлежности (ст.6 п.2; ст.13 п.1). А согласно ст.27 п.9 создание религиозных движений и объ­единений в государственных и муниципальных учреждениях не допускает­ся. О недопустимости разжигания вражды специально говорится в статье об ответственности педагогических работников.

Однако дальше начинаются странности. В статье говорится, что раз­жигать вражду учителя не должны, «в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, национальных, религиозных и культурных традициях народов» (ст.49 п.2). Не совсем по­нятно, что значит эта туманная формулировка, скорее это будет пони­маться также как «оскорбление религиозных чувств» при отсутствии раз­решения у работника от РПЦ.

Основой контроля Церкви за учебными пособиями, курсами и учителя­ми будет статья 91 «Особенности изучения основ духовно-нравственной культуры народов РФ» (депутаты оставили упоминание необходимость из­учения религий в школе). Советую всем подробно изучить эту статью, что­бы потом не удивляться. П.2 гласит, что учебные курсы «проходят эксперти­зу в централизованной религиозной организации на предмет соответствия их содержания вероучению, историческим и культурным традициям» этой организации. П.3 гласит, что программа по теологии и преподаватели тео­логии рекомендуются религиозным объединением. П.4 устанавливает, что к учебно-методическому обеспечению также привлекается Церковь. П.7 говорит о том, что преподаватели могут получать аккредитацию от Церкви по установленным ею правилам (это требование добровольное, но учи­тывая вовлеченность Церкви в экспертизу самих курсов и программ это требование может стать де факто обязательным).

Самое интересное в том, что «централизованной религиозной органи­зации», о которой говорит проект, может быть в реальности только РПЦ.

Конечно, на «православность» может претендовать еще Старообряд­ческая церковь, но ее мнение при подготовке нынешних курсов (ОРКСЭ) не было учтено. Что касается других религий и конфессий, то масса хри­стианских объединений, укорененных в России, католиков и протестан­тов, вообще выпала из поля зрения. У иудеев и, в особенности, мусуль­ман есть несколько централизованных религиозных объединений. Власти надо будет сознательно нарушать положения Конституции о равенстве всех религий (выбирать самое лояльное объединение) для того, чтобы исполнить Закон о церковном образовании.

Складывается впечатление, что планы по введению теологии в ву­зах — это часть реформы образования, уничтожающего гуманитарную науку. И дело совсем не в том, что теологии не может быть в светских вузах, наоборот, кафедры теологии, углубленно изучающие христиан­ское или мусульманское наследие помогли бы поднять на новый уровень религиозное образование.

Однако на сегодняшний момент теология прямо заменяет и вытесняет гуманитарную светскую науку о религии — религиоведение, социологию религии, историю религии (хотя иногда возникает и другой вопрос — а было бы что вытеснять). На совещании 28 ноября 2012 года «Теология в вузах: взаимодействие Церкви, государства и общества», где присутствовали и представители РПЦ, власти и РАН патриарх Кириллпрямо сказал, что спе­циалистов по религии нет, и их должны готовить именно кафедры теологии.

Когда дело доходит до того, чем реально будут заниматься кафедры те­ологии, оказывается, что у них нет другого смысла существования, кроме паразитирования на религиоведении и социологии религии. Это происхо­дит в силу того, что в регионах уровень богословского образования чрезвы­чайно низок для создания кафедры, а священники РПЦ, которые основывают кафедры и возглавляют их — это скорее гуманитарии-энтузиасты. Изредка удается привлечь и религиоведов, философов на кафедры теологии, но тог­да они и становятся «религиоведением» с внешним ритуальным сотрудниче­ством с епархией. Помимо этого, как правильно говорил патриарх Кирилл на совещании, все зависит от востребованности кадров — нужны учителя ОПК, но учителей воспитывают педвузы и многочисленные курсы повыше­ния квалификации, которые организуются также при участии епархий. И что самое важное, нынешний модуль ОРКСЭ глубоких богословских знаний не требует и основывается на равном, «светском», отношении ко всем религи­озным традициям. Из поправок РПЦ к Закону «Об Образовании», правда, ясно, что кафедры теологии особенно понадобятся, когда будет усилен православный компонент в образовании, появится больше православных гимназий и преподаватели ОПК должны будут утверждаться Церковью.

На сегодняшний момент кафедры теологии в большинстве регионов не высокого качества, есть целый ряд случаев, когда кафедры или отде­ления теологии были основаны, а потом закрыты (например, в Брянске), а выпускникам ничего не остается, как изображать из себя религиове­дов, чтобы как-то устроится.

Проблема хороша видна на примере выступлений митрополита Ила- риона, как во время открытия кафедры теологии в МИФИ 15 октября 2012 года, так и на совещании 28 ноября. Владыка Иларион закладывает основы преподавания теологии в России в русле академической европей­ской науки. Это означает, что теология в светском вузе и в духовном долж­ны быть разными дисциплинами, а работа кафедры теологии должна быть согласована с кафедрами других общегуманитарных дисциплин. Для рас­ширения (или скорее прощупывания почвы) диалога религии и науки Об­щецерковная аспирантура, возглавляемая владыкой Иларионом довольно успешно инициирует дискуссии о науке и религии. Тот импульс, который за­дан митрополитом Иларионом, безусловно, правилен и адекватен совре­менному месту теологии в американской и европейской системах обра­зования, а значит будущее у теологии в вузах России достаточно большое.

Но проблема возникает, как только доходит до реального воплоще­ния теологического образования. Вот как после заседания Ученого со­вета в МИФИ митрополит Иларион обосновывал непосредственно сту­дентам, зачем им нужна кафедра теологии.

Знание о религии в целом: «преодоление этой некомпетентности и не­вежества в религиозной сфере, которую мы унаследовали еще от совет­ского прошлого».

Самопознание: «Во многом эта позиция человека в отношении своей собственной жизни, окружающего мира зависит от того, как он позици­онирует себя в отношении религии. В этом смысле очень важно, чтобы для каждого человека, который этим интересуется, была бы возможность в рамках университетского курса получать основополагающие сведения о религиозной традиции».

Диалог религий: «я склонен думать, что кафедра теологии в стенах именно этого вуза может играть очень существенную новаторскую роль в том плане, что она будет способствовать диалогу между религией и естественнонаучным знанием, а такой диалог сейчас очень необходим как для носителей естественнонаучного знания, так и для носителей ре­лигиозных традиций».

Священники РПЦ расскажут о веротерпимости и о других религи­ях: «На Ученом совете меня спросили: «Будет ли создание такой кафедры способствовать межконфессиональному согласию в нашем обществе?». Я бы хотел пояснить, что сегодня в России — помимо большинства, иден­тифицирующего свою принадлежность к Православной Церкви, — про­живают и представители других религиозных конфессий, а также те, кто позиционируют себя как атеисты или, как сейчас более модно говорить, агностики. Каким образом кафедра теологии может отражать взгляды этих людей, и помогать студентам, которые пожелают получать знания, в том числе и касающихся других религиозных традиций? Должен ска­зать, что уже имеется положительный опыт работы таких кафедр теоло­гии, которые возглавляются православными священнослужителями, но в рамках которых ведутся спецкурсы по исламу, иудаизму, буддизму, по другим религиозным традициям».

Различия тем, чем занимается религиоведение или философия рели­гии минимальны. Вызывает большое сомнение и степень веротерпимости православных священнослужителей, которые, к примеру, говорят о дру­гих христианских конфессиях, как о «страшных сектах».

<< | >>
Источник: Роман Лункин Инна Загребина. РЕЛИГИЯ И ПРАВО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. 2017

Еще по теме Православный лоббизм:

  1. 2. Православие у чехов в XIX и начале XX вв.: заявление проживавших в России чехов; торжества в связи с их присоединением к Православной Церкви; открытие храмов в Чехии; создание «Православной беседы» в Праге; Православная Церковь в Чехии во время Первой мировой войны
  2. 12. Современное положение Польской Православной Церкви: отношения между Церковью и государством; епархии; органы церковного управления; благочиния, приходы; духовное просвещение; миссия; печать; храмы и монастыри. Переход Православной Церкви в Португалии в юрисдикцию Польской Православной Церкви
  3. Русская Православная Церковь. Паломнику в дорогу: православный календарь на 2012 год с молитвословом. — М.: Благовест. —240 с, 2011
  4. Русская Православная Церковь. Пролог: Православный календарь на 2012 год с чтениями на каждый день,— М.: Благовест,. - 416 с., 2011
  5. 9. Сношения Православной Церкви в Америке с Русской Православной Церковью
  6. 11. Связи Элладской Православной Церкви с Русской Православной
  7. Материалы Международной богословской конференции. "Приход в Православной церкви" (Москва, октябрь 1994 г.). М.: Свято-Филаретовская московская высшая православно-христианская школа, 256 с., 2000
  8. № 65 Письмо С.К. Белышева А.П. Павлову с просьбой осодействии в переговорах со Св. Синодом Сербской православной церкви относительно перехода Чешской православной церкви в юрисдикцию Московской патриархии
  9. 6. Позиция Русской Православной Церкви в отношении конфликта между Синодом Албанской Православной Церкви и Константинополем
  10. № 168 Из докладной записки Г.Г. Карпова К.Е. Ворошилову о внешнеполитической деятельности РПЦ, ситуации в православном мире, экуменическом движении и предстоящем совещании глав православных церквей в Москве
  11. № 159 Письмо С.К. Белышева А.Я. Вышинскому по вопросу о подготовке совещания глав автокефальных православных церквей в Москве и необходимости установления связи православной церкви Польши с Московской патриархией
  12. № 61 Ответное письмо патриарха Алексия епископу Сербской православной церкви в Америке и Канаде Дионисию с разъяснением позиции РПЦ по отношению к Сербской православной церкви1
  13. № 44 Из материалов ТАСС. Обращение патриарха Румынского Никодима к православному духовенству страны в связи с открытием заседаний Св. Синода Румынской православной церкви
  14. 2. Положение православных после Люблинской унии до конца XVIII в.: правление Сигизмунда III; поборники Православия; роль православных братств; Четырехлетний сейм; монастыри как очаги Православия
  15. № 165 Справка заместителя заведующего Отделом по делам Центрального управления Русской православной церкви Совета по делам РПЦ B.C. Карповича о кандидатуре на пост патриарха Румынской православной церкви[127]