8.2. Уголовно-правовая защита свободы совести и вероисповедания

Статья 19 Конституции РФ гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.
Запрещаются любые формы ограничений прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Нрава и свободы граждан России в числе других уголовно-правовых мер прямо призвана защитить ст. 136 УК РФ — нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина. Объектом преступления, таким образом, являются конституционные права и свободы. Объективная сторона состоит в действии или бездействии, направленном на нарушение прав гражданина или группы граждан (дискриминация) по признаку, в том числе, религиозной принадлежности (например, отказ в приеме на работу лица по причине несогласия с его ре л и гиозн ы м и убежден и я м и). Состав преступления — формальный: для квалификации но указанной статье не требуется наступление конкретных материальных последствий. Совершение данного преступления может быть только умышленным. Мотив и цель не имеют значения для квалификации. Субъект — лицо, достигшее 16-летиего возраста. Часть 2 ст. 136 предусматривает в качестве квалифицирующего признака специальный субъект, использующий свое служебное положение как должностное лицо, государственный и муниципальный служащий, нс являющийся должностным лицом, а также иное недолжностное лицо, использующее свое служебное положение для совершения преступления (например, руководитель негосударственного образовательного учреждения отказывается принять на учебу гражданина по признакам религиозной принадлежности). Статья 18 Всеобщей декларации прав человека провозглашает право каждого человека на свободу совести и вероисповедания. Сообразно этому в статье 28 Конституции РФ записано, что каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Статья 148 УК РФ — нарушение права на свободу совести и вероисповеданий — представляет собой одну из гарантий реализации указанной статьи Конституции. Она принята в новой редакции Федеральным законом Российской Федерации от 29 июня 2013 г. № 136- ФЗ г. «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан». Наименование статьи практически не отличается от предыдущего варианта, действовавшего с 1996 г. — воспрепятствование осуществлению права па свободу совести и вероисповеданий, но смысл значительно изменился. Собственно совесть не подлежит правовой оценке. Поэтому логично, что в старой редакции статьи речь шла о защите не совести как таковой, а ее свободы, которую следует рассматривать двояко: а) как один из видов личных свобод, предоставляющих право каждому самостоятельно решать вопрос о том, будет ли он руководствоваться в своей жизни религиозными мировоззрениями или же возьмет за основу какие-либо иные; б) как право человека проявить свои убеждения вовне. В последнем случае это можно назвать свободой вероисповедания, т. е. возможностью исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию (или не исповедовать никакой), беспрепятственно отправлять религиозные культы, входить в существующие религиозные объединения или организовывать новые. Эта свобода подлежит правовому регулированию и защите. Формулировка диспозиции новой редакции статьи 148 УК РФ — публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих — вызывает некоторое недоумение. Фактически она повторяет п. б. ч. 1 ст. 213 УК РФ — хулиганство, т. с. «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное: ... по мотивам ... религиозной ненависти или вражды ...», но здесь имеется вполне конкретный объект — общественный порядок (в том числе в местах проведения религиозных обрядов, как, например, в приводившемся уже деле Pussy Riot, участницы которого были осуждены по ст. 213 УК РФ.), а религиозная ненависть последовательно выступает в роли психологической основы — мотива преступления. Выделение же «религиозных чувств» в качестве самостоятельного объекта преступления представляется сомнительным, поскольку право, регулирует не чувства, не мысли, а действия. Приведенная формулировка не дает ответа, каким образом правоприменитель будет определять действия. По существу, любое атеистическое высказывание будет представляться оскорблением для любого верующего человека, равно как и наоборот (другое дело, что данная статья нс защищает «атеистических чувств неверующих»). Отсутствие четких критериев того, что есть оскорбление религиозных чувств, может привести даже к межконфессиональным конфликтам. Остается только наблюдать, как будет применяться 148-я статья в делах об оскорблении чувств верующих нетрадиционных конфессий... Прежняя формулировка воспроизводится в третьей части нынешней редакции статьи и но факту комментировать можно пока только сс. Объективная сторона преступления, предусмотренного в ч. 3 ст. 148 УК РФ, характеризуется двумя видами противоправного поведения: - воспрепятствование деятельности религиозных организаций; - воспрепятствование совершению религиозных обрядов. Под религиозными организациями понимаются любые зарегистрированные религиозные объединения, деятельность которых не противоречит закону. Религиозные группы — религиозные объединения, действующие без государственной регистрации — также предусмотрены законом (ст. 7 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях») и подлежат уголовно-правовой охране. Однако защиту их деятельности в рамках диспозиции данной статьи можно рассматривать, скорее, как защиту совершения религиозных обрядов (богослужения, молебны, крестины, венчания, отпевания и т. п.) Незаконное воспрепятствование может осуществляться путем, как действия, так и бездействия, как в устной, так и в письменной форме и направлено на то, чтобы не допустить, прекратить либо затруднить деятельность религиозных организаций. Это может выражаться в запрещении функционирования организации и сс подразделений, незаконном уклонении от регистрации, преследовании руководителей и верующих. Что касается воспрепятствования совершению религиозных обрядов, то это возможно путем недопущения верующих в культовое помещение, срыве богослужений, других религиозных церемоний и иными действиями, затрудняющими или делающими невозможным проведение религиозных обрядов. Если воспрепятствование сопряжено с насильственными действиями либо с уничтожением или повреждением имущества, деяние квалифицируется по совокупности ст. 148 и других статей УК, предусматривающих ответственность за совершение указанных преступлений. Субъективная сторона — прямой умысел. Виновный осознает общественную опасность своих действий и желает их наступления. Субъектом является лицо, достигшее 16 лет. Субъектом может быть должностное лицо и в таком случае содеянное квалифицируется по правилам ст. 17 УК (совокупность преступлений). Оконченным преступление считается с момента начала незаконного действия (формальный состав). Статья 149 УК РФ — воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них — охраняет право граждан «собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» (ст. 31 Конституции РФ). Применительно к свободе совести и вероисповедания, это означает право верующих проводить религиозные мероприятия на улицах: крестные ходы, другие праздничные шествия, молебны вне культовых зданий и др. Федеральным законом от 19 июня 2004 г. «О собраниях, митингах, демоне грациях, шествиях и пикетированиях» предусмотрен уведомительный порядок организации указанных мероприятий, исполнив который (при отсутствии иных препятствий), граждане вправе рассчитывать на гарантию государства в части реализации своего конституционного права на мирные собрания и публичные манифестации. Воспрепятствование осуществлению этого права влечет за собой уголовную ответственность по рассматриваемой статье. С объективной стороны преступление заключается в: а) незаконном воспрепятствовании проведению уличного мероприятия; б) незаконном воспрепятствовании участию в нем; в) принуждении к участию в нем. Обязательным условием уголовной ответственности является совершение данных действий: а) должностным лицом с использование своего служебного положения; б) с применением насилия; в) с угрозой применения насилия. Диспозиция статьи сформулирована таким образом, что не совсем понятно, относятся пункты б; в, к должностному лицу, либо их следует рассматривать как самостоятельные условия для квалификации преступления. Одни исследователи считают, что в статье имеются в виду все три альтернативных условия*64, другие, что ни. б; в, относятся только к 82 должностному лицу . Тем не менее, по смыслу статьи преступление может быть совершено, на наш взгляд, как должностным, так и иным лицом, препятствующим проведению мероприятия насилием или угрозой его применения. Воспрепятствование выражается либо в активном поведении (недопущение проведения законного массового мероприятия или участия в нем, срыв начавшегося мероприятия, создание помех в проведении, организация беспорядков, избиения, выкрики и т. д.), либо путем бездействия (например, игнорирование заявления от участников мероприятия). Принуждение либо воспрепятствование участию в массовом мероприятии возможно разными способами: в виде незаконного физического или психического воздействия на личность, использования служебного положения в отношении подчиненного лица и т. п. Преступление считается оконченным: с момента незаконного воспрепятствования — при совершении его должностным лицом; в иных случаях — с момента совершения двух действий: самого факта воспрепятствования и физического насилия или угрозы его применения. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Субъект — должностное лицо, или иное лицо, достигшее 16 лет — в случае, когда преступление совершено с применением насилия либо с угрозой его применения. Для защиты общественных отношений в сфере обеспечения конституционных гарантий национальных, расовых и религиозных интересов уголовный закон предусмотрел самостоятельную статью УК — 282 — возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Основным объектом преступления являются вышеприведенные общественные отношения, дополнительным — честь и достоинство человека. Объективную сторону состава характеризуют деяния, направленные на возбуждение ненависти, вражды, унижение достоинств человека, а также на пропаганду превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии. Для квалификации деяний по данной статье необходимо, чтобы они носили общий характер и распространялись на значительное число лиц (например, призыв к расправе, воспрепятствование проведению религиозных обрядов, дискриминация). Действия, направленные на унижение человеческого достоинства, могут выражаться в оскорблении, подчеркивании неполноценности, ущербности человека на религиозной почве. Обязательным признаком является совершение действий публично или с использованием средств массовой информации. Преступление характеризуется формальным составом и считается оконченным с момента совершения указанных действий, независимо от наступления последствий. Субъект преступления — гражданин РФ, лицо без qэaждaнcтвa, либо иностранный гражданин, достигшие 16 лет. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Вторая часть статьи 282 рассматривает в качестве квалифицирующих признаков деяния, предусмотренные ч. 1, но совершенные: а) с применением насилия или с угрозой его применения; б) лицом с использованием своего служебного положения; в) организованной группой. Применение насилия — любые действия насильственного характера. Исключение составляет умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, в случае совершения которого деяние квалифицируется по совокупности статей 111 и 282 УК РФ. Угроза становится квалифицирующим признаком при наличии реальных оснований опасаться ее реализации. Использование служебного положения (специальный субъект) предполагает совершение данного деяния должностным лицом, либо иным лицом, имеющим служебное положение, позволяющее использовать его для совершения преступления. Совершение преступления организованной группой признается квалифицирующим признаком при наличии устойчивой группы лиц, заранее объединившихся для совершения преступления, предусмотренного данной или иной статьей УК. Статья 6 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» говорит о запрещении создания и деятельности религиозных объединений, цели и действия которых противоречат закону, а ФЗ «Об общественных объединениях» (ст. 16) запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на осуществление экстремистской деятельности. Экстремистская организация — это общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которой судом по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25.07.02 № 114- ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. В соответствии с указанным законом Уголовный кодекс РФ дополнен статьями 282.1 — организация экстремистского сообщества и 282.2 — организация деятельности экстремистской организации (введены ФЗ от 25.07.2002 г. № 112-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»). Под экстремистской деятельностью, в соответствии с данным законом понимается деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на подрыв основ конституционного строя, целостности государства, общественную безопасность, общественный порядок и т. д. Таким образом, закон «О противодействии экстремистской деятельности» ввел религиозные объединения, наряду с другими организациями, в разряд потенциальных экстремистских сообществ. Разумеется, законодатель имел на это право, учитывая прецеденты последних двадцати лет, когда по религиозным (скорее, псевдорелигиозным) мотивам совершаются теракты. Однако, на наш взгляд, не следовало в законе делать акцент на термине «религиозный», поскольку в обыденном сознании это понятие в сочетании со словом «экстремизм» однозначно вызывает негативное отношение к религиозным образованиям, особенно новым. Достаточно было оперировать более широким понятием, охватывающим как общественные, так и религиозные объединения — некоммерческая организация. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 282.1 выражается в следующих действиях: - создание экстремистского сообщества; - руководство им (разработка устава, программы, организация ритуалов, подготовка и проведение экстремистских акций и др.); - создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества. Под экстремистским сообществом понимается организованная группа лиц для подготовки или совершения преступлений по мотивам (в нашем случае) религиозной ненависти либо вражды. Создание такого сообщества предполагает активное поведение виновного по объединению группы лиц, имеющих общие цели и интересы по подготовке и совершению преступлений экстремистской направленности, т. е. для занятия экстремистской деятельностью. Субъектами преступлений, предусмотренных ч. 1,2 статьи 282.1, являются организаторы и руководители экстремистского сообщества, достигшие 16-летнего возраста. Имеются в виду лидеры экстремистских группировок, т. е. лица, входящие в состав их руководящих органов, уполномоченных принимать решения и организовывать их реализацию; организаторы, руководители или иные представители частей или структурных подразделений экстремистского сообщества. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Обязательным признаком субъективной стороны преступления является мотив: помимо других признаков — религиозная ненависть. Преступление считается оконченным с момента фактического создания экстремистского сообщества. Часть 2 предусматривает ответственность за участие в экстремистском сообществе, которое может быть физическим, имущественным или интеллектуальным и выражаться в финансировании преступной деятельности, оказании помощи в се проведении, подготовке и распространении экстремистских материалов и т. д. В качестве субъектов преступления, предусмотренного ч. 3 настоящей статьи, рассматриваются должностные лица, а также иные лица, состоящие на государственной или муниципальной службе, наделенные властными или служебными полномочиями, которые используют в целях создания условий для организации, руководства либо участия в экстремистском сообществе. Ст. 282.2 УК РФ — организация деятельности экстремистской организации - по отношению к деятельности религиозных объединений имеет свою специфику. В соответствии со ст. 14 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» ликвидация фактически означает прекращение правоспособности религиозной организации, но она может продолжать функционировать в качестве религиозной группы. Поэтому ответственность по ст. 282.2 наступает только в случае организации деятельности экстремистского сообщества (религиозной организации), в отношении которого имеется решение суда не только о его ликвидации, но и о запрете деятельности (т. е. речь идет о запрещении функционирования религиозной группы). Основания ликвидации или запрета деятельности религиозного объединения перечислены в ст. 9 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» — нарушения прав и свобод человека и гражданина, причинение вреда личности, здоровью граждан, общественной безопасности, интересам физических и юридических лиц, обществу и государству и пр. Объектом преступления являются отношения, возникающие в связи с нарушениями закрепленного в Конституции и законах РФ запрета на осуществление экстремистской деятельности. Объективная сторона — деятельность по организации деятельности объединения (так в тексте закона — А. II.) или организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или о запрете в связи с экстремистской деятельностью. Субъективная сторона определяется прямым умыслом. Субъект — организаторы, руководители (ч. 1) и участники (ч. 2) деятельности экстремистской организации. И ст. 282.1, и ст. 282.2 содержат примечания о том, что добровольный отказ от участия в экстремистском сообществе влечет освобождение от уголовной ответственности членов таких организаций, если в их действиях не содержится состава иного преступления. Особую общественную опасность представляет геноцид, ответственность за который предусмотрена ст. 357 УК РФ. Диспозиция данной статьи определяет геноцид как действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы людей как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной переда чи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы. Нью-Йоркская Конвенция 9.12.1948 г. «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» указала, что геноцид независимо от того, совершается ли он в мирное или в военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого договаривающиеся стороны обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение. Объектом геноцида является безопасность человеческого сообщества, национальных, этнических, расовых и религиозных групп, жизнь, здоровье, права и свободы человека. Объективная сторона преступления характеризуется вышеуказанными действиями, направленными уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы людей. Под религиозной группой в контексте данной статьи понимается общность людей, исповедующих определенную религию, отличную, как правило, от доминирующей в данном обществе. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Целью виновного является полное или частичное уничтожение (в нашем случае) религиозной группы. Мотивом могут быть национальная, религиозная вражда и нетерпимость, другие побуждения. Субъект преступления — лицо, достигшее 16 лет. Виновный может быть государственным служащим, занимающим должность в гражданской, военной и правоохранительной системе РФ, а также частным лицом. До относительно недавнего времени в Уголовном кодексе РФ существовали статьи 129 и 130 УК РФ — соответственно клевета и оскорбление, обеспечивавшие уголовно-правовую защиту чести, достоинства и деловой репутации человека. Федеральным законом от 7.12.2011 г. № 420-ФЗ данные деяния были декриминализированы и переведены в разряд административных правонарушений (соответственно ст. 5.60 и 5.61 КоАП РФ — см. § 9). Однако уже 28 июля 2012 г. Федеральным законом РФ № 14-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» клевета вновь признана уголовно наказуемым деянием, в связи с чем УК РФ был дополнен статьей 1281 — клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию Статья 1281 не связана непосредственно с религиозной сферой. Она защищает честь, достоинство и деловую репутацию любого человека, независимо от его религиозных или иных предпочтений. Однако практика показывает, что указанные преступления чрезвычайно распространены именно на религиозной почве. Например, клевете (не говоря уже об оскорблениях) часто подвергаются представители новых и нетрадиционных религиозных течений, обвиняемые в совершении самых различных антиобщественных деяний (начиная с разрушения семьи и «зомбирования» своих членов и кончая ритуальными убийствами). Объектом данного преступления является честь, достоинство и репутация личности. Под честью обычно понимают положительную нравственную оценку человека, признание его моральных и социальных качеств другими лицами. Достоинство представляет собой осознание самим человеком собственных высоких моральных качеств, своего положения в обществе. Репутация — это общественная оценка, общее мнение о достоинствах или недостатках кого-либо. Применительно к свободе совести и вероисповеданий вышеуказанные качества определяются религиозными чувствами и представлениями личности.
Например, оклеветав кого-то, преступник связывает это с его вероисповеданием: «будучи верующим, такой-то совершил...». Объективная сторона преступления состоит в действиях — распространении заведомо ложных сведений в устной либо письменной форме. Заведомо ложными признаются не соответствующие действительности, вымышленные, надуманные сведения (например, о злоупотреблении спиртными напитками, психическом заболевании, совершении преступления). Под распространением таких сведений понимается их огласка в присутствии хотя бы одного человека (третьего лица). С момента такой огласки преступление считается оконченным. Субъектом данного преступления может быть любое лицо, достигшее возраста 16 лет. С субъективной стороны клевета характеризуется прямым умыслом. В части 2 ст. 1281 квалифицирующим признаком является публичный характер распространения сведений, под которым понимается совершение этих действий в общественном месте, среди широкого круга посторонних лиц, развешивание листовок, плакатов и т. д., а также публикация в средствах массовой информации. Часть 3 ужесточает наказание за совершение преступления должностным лицом. В сравнении с прежней статьей 129, ст. 1281 дополнена частью 4 — клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера. Вероятно, законодатель выделил этот квалифицирующий признак и ужесточил наказание в связи с увеличением числа случаев и повышенной степенью общественной опасности такого вида клеветы (например, о верующих нетрадиционных религий часто говорят: «этот сектант — сумасшедший, не стоит общаться с ним...», а пятидесятников еще с советских времен с подачи атеистической пропаганды обвиняют в т. н. свальном грехе, несмотря на то, что целомудрие является одним из главных их нравственных принципов). В части 5 ст. 1281 содержится особо квалифицированный состав — клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Обвинение в таких преступлениях также характерно в отношении некоторых нетрадиционных религиозных движений («ритуальное убийство»). Статья 23 Конституции РФ гарантирует неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Религиозные убеждения относятся к частной жизни и могут составлять личную тайну человека, что также провозглашено в Конституции: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений и отказу от них» (ч. 3 ст. 29). Данное положение закреплено и конкретизировано в п. 5 ст. 3 ФЗ РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях»: «Никго не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии...». Это право защищает ст. 137 УК РФ — нарушение неприкосновенности частной жизни. Применимо к свободе совести подобное нарушение выражается в незаконном собирании или распространении сведений о религиозных убеждениях человека без его согласия. Такая мера вполне оправдана, поскольку еще 25 лет назад граждане СССР подвергались увольнению с должности и другим, более серьезным репрессиям за свое вероисповедание в случаях, когда об этом становилось известно властям. Собирание сведений может осуществляться любым способом: тайно, открыто, с применением обмана или насилия и т. д. Оно может выражаться в похищении, приобретении, копировании документов или других материальных носителей конфиденциальной информации, в подслушивании, подсматривании, в проведении фото-, видео- или киносъемки (что достаточно часто практикуется в отношении нетрадиционных конфессий), в опросе осведомленных лиц и пр. В данной статье речь идет только о незаконном собирании и распространении сведений. Незаконность этих действий определяется, во-первых, отсутствием согласия со стороны потерпевшего; во-вторых, совершением их лицом, не уполномоченным на собирание конфиденциальных сведений в данной ситуации; в-третьих, использованием при сборе информации средств и методов, запрещенных законом, например путем нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138 УК) либо путем нарушения неприкосновенности жилища (ст. 139 УК). Незаконным следует считать также получение конфиденциальной информации с применением насилия, обмана, хищения официальных документов, дачи взятки должностным лицам и др. Под распространением имеется в виду любая незаконная передача указанных сведений третьим лицам. Предметом собирания и распространения, в отличие от клеветы, представляются также сведения о частной жизни лица, которые объективно нс являются порочащими, но составляют личную или семейную тайну потерпевшего; в нашем случае, например, — участие в религиозном объединении, посещение молитвенного дома и т. п. Состав данного преступления — формальный: оно считается оконченным с момента начала собирания или распространения сведений о частной жизни человека (в данном случае — касающихся его религиозных убеждений). Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Субъект лицо, достигшее 16-летнего возраста. По части 2 ст. 137 к ответственности привлекается лицо, использующее для собирания и распространения сведений служебное положение — должностное лицо либо служащий государственного или муниципального учреждения (специальный субъект). Статья 243 УК РФ — уничтожение или повреждение памятников истории и культуры. Памятниками истории и культуры являются материальные объекты — сооружения, памятные места, предметы, связанные с историческими событиями в жизни общества и государства, произведения материального и духовного творчества, обладающие исторической, художественной, научной ценностью. Для того чтобы стать памятниками в правовом смысле, они должны быть зарегистрированы в качестве таковых и внесены в перечень объектов исторического и культурного значения. Такой перечень дается в Основах законодательства о культуре Российской Федерации от 9.10.1992 г., ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 г. Объект преступления — общественная нравственность. Предметом преступления являются движимые и недвижимые материальные объекты федерального, регионального и муниципального значения, находящиеся в любой форме собственности и обладающие особым правовым статусом. Даже если перечисленные предметы находятся в частной собственности отдельных лиц, то их уничтожение, совершенное владельцем, влечет уголовную ответственность но данной статье. Применительно к религиозно-правовым отношениям, эти предметы имеют культовую направленность — храмы, мечети, места паломничества, иконы, ювелирные изделия религиозного назначения, священные книги и т. д. Объективная сторона преступления выражается в действии — уничтожении или повреждении вышеуказанных предметов. Иногда может выражаться в бездействии, например, в невыполнении обязанности по сохранению или спасению культурных ценностей. Для квалификации действий виновного способ уничтожения или повреждения не имеет значения. Состав — материальный: преступление считается оконченным с момента уничтожения или повреждения имущества. С субъективной стороны преступление характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Возможен прямой умысел по отношению к действию и косвенный — относительно исторической и культурной ценности объекта. Во всяком случае, виновный должен осознавать, что конкретный предмет отнесен к культурным памятникам. Неосторожность исключает ответственность по ст. 243. Субъект — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Квалифицирующим признаком данного преступления (ч. 2 ст.243) является совершение его в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения. Перечень таких объектов утвержден Указом Президента РСФСР от 18 декабря 1991 г. N294 "Об особо ценных объектах национального наследия России", Указами Президента РФ от 30 ноября 1992 г. N 1487 "Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации" и от 20 февраля 1995 г. N176 "Об утверждении Перечня объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения". К таковым объектам также относятся, в соответствии со ст. 9 Закона "О вывозе и ввозе культурных ценностей", движимые предметы, представляющие историческую, художественную, научную или иную культурную ценность и отнесенные в соответствии с действующим законодательством к особо ценным объектам культурного наследия народов РФ, независимо от времени их создания. Федеральным законом от 23.07.2013 г. № 245-ФЗ в УК РФ введены три дополнительные статьи, расширяющие ответственность за недобросовестное поведение в отношении объектов культурного наследия, в том числе предметов религиозного назначения: 2431 — нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, либо выявленных объектов культурного наследия; 2432 — незаконные поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания и 2433 — уклонение исполнителя земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных или иных работ либо археологических полевых работ, осуществляемых на основании разрешения, от обязательной передачи государству обнаруженных при проведении таких работ предметов, имеющих особую культурную ценность, или культурных ценностей в крупном размере (вступает в силу с 25.07.2015 г.). Статья 244 УК РФ — надругательство над телами умерших и местами их захоронений. Погребение умерших является не только санитарной мерой, но и давней культурной традицией всех народов, в которой нашли свое выражение древние религиозные верования, связанные с культом предков. Объектом преступления является общественная нравственность, посягательство на которую связано с фундаментальными понятиями бытия — жизнью и смертью, чсстыо и памятью умерших, покоем мест их захоронения. Предметом здесь выступают тела умерших; места их захоронения (могилы, братские кладбища, склепы, места хранения урн с прахом); надмогильные сооружения (памятники, надгробия, могильные ограды, кресты и иная религиозная символика); кладбищенские здания, предназначенные для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением (церкви, часовни, крематории). Объективная сторона преступления выражается в двух самостоятельных деяниях — надругательстве над телами умерших и уничтожении, повреждении или осквернении мест захоронения. Надругательство над телами умерших — это глумление над трупом, его расчленение, повреждение, уничтожение трупа или его частей, самовольное перезахоронение или кремация и т.д. Осквернение — совершение циничных действий в отношении мест захоронения, в том числе в виде непристойных надписей, рисунков, изображений на надмогильных сооружениях или кладбищенских зданиях, совершение глумливых действий в указанных местах, если они воспринимались другими лицами. Преступление признается оконченным с момента начала совершения любого из названных выше действий. Субъективная сторона — прямой умысел. Субъект преступления — лицо, достигшее 16 лег. Часть 2 указанной статьи содержит квалифицирующие признаки: - группа лиц (два и более человека); - группа лиц по предварительному сговору; - организованная группа (устойчивое преступное сообщество, созданное для преступных целей); - по мотивам (в нашем случае) религиозной ненависти или вражды; - с применением насилия или с угрозой ею применения. В последнем абзаце предполагается насилие, не повлекшее причинение вреда здоровью, а также причинившее легкий вред здоровью. Причинение средней тяжести или тяжкого вреда здоровью влечет ответственность по соответствующим статьям о преступлениях против личности (ст. 111, 112 УК РФ). Что касается угрозы применения насилия, то здесь имеется в виду насилие любой степени тяжести, вплоть до угрозы убийства. Потерпевшими от применения насилия могут быть работники кладбища, родственники умерших, а также любые лица, препятствующие совершению противоправных действий. Если ранее приведенные статьи УК в большинстве своем защищают от преступных посягательств права и интересы верующих граждан и религиозных объединений, то сг. 239 и 328 предусматривают ответственность самих членов религиозных объединений за преступления, связанные с недобросовестным использованием или неправильным пониманием ими прав свободы совести и вероисповедания. Статья 13 Конституции РФ запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены, в частности, на разжигание социальной, расовой и религиозной розни, а статья 17 требует, чтобы осуществление прав и свобод человека и гражданина не нарушало права и свободы других лиц. Статья 239 УК РФ — создание некоммерческой организации, посягающей на личность и нрава граждан, — обеспечивает реализацию этих конституционных запретов. Под религиозными и общественными объединениями, фигурирующими в настоящей статье, понимаются добровольные объединения граждан, в установленном порядке объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей (ст. 6 Федерального закона «О некоммерческих организациях»). Объектом преступления являются конституционные права и свободы граждан, здоровье населения (основной объект), а также отношения, регулирующие порядок создания и деятельности общественных и религиозных объединений (дополнительный объект). Объективная сторона: а) создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью либо побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний; б) руководство таким объединением. Создание религиозного или общественного объединения означает как учреждение такого объединения, так и его фактическую организацию без официальной регистрации. Руководство — осуществление функций лидера или распорядителя объединения (упорядочение поведения участников объединения, планирование и осуществление мероприятий и т. п.). Преступление считается оконченным с момента фактического создания такого объединения либо осуществления действий по его руководству, принятия участия в его деятельности либо совершения действий по пропаганде идей объединения. Насилие над гражданами может быть в виде незаконного лишения свободы, совершения действий сексуального характера, причинения вреда здоровью, побоев и другого как физического, так и психического насилия. Инос причинение вреда здоровью может выражаться в лишении потерпевшего пищи, воды, медицинской помощи и т. п. Под побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей понимается склонение их к отказу от военной или альтернативной гражданской службы, от получения обязательного образования, уплаты налогов, выполнения родительских обязанностей и т. д. Побуждение к совершению иных противоправных действий предполагает подстрекательство к совершению различного рода правонарушений (как уголовных, так и административных). Если речь идет о побуждении другого лица к совершению уголовно наказуемого деяния, то необходимо дополнительно квалифицировать его как подстрекательство к совершению конкретного преступления. Субъект преступления — лицо, достигшее 16 лет. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что создает указанное объединение, руководит им, участвует в деятельности или ведет пропаганду деяний объединения, и желает этого. В связи с участившимися случаями использования некоммерческих организаций в политических целях незаконного характера (в том числе финансирующихся из-за рубежа), либо для совершения иных противоправных деяний. Федеральным законом от 20.07.2012 г. № 121 -ФЗ в ст. 239 введена часть 2 — создание некоммерческой организации (включая некоммерческую организацию, выполняющую функции иностранного агента) либо структурного подразделения иностранной некоммерческой неправительственной организации, деятельность которых сопряжена с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний, а равно руководство такой организацией либо структурным подразделением. Участие в деятельности указанных объединений (ч. 3 статьи 239) предполагает согласие лица на членство в них, участие в подготовке и проведении мероприятий, осуществляемых данным объединением, а также в обеспечении его деятельности (например, сбор средств, привлечение новых членов, предоставление помещений, транспорта и т. п.). Пропаганда деяний, предусмотренных ч. 1 — это распространение идей, взглядов, убеждений среди населения в целях призыва к совершению этих деяний. Способы пропаганды значения для квалификации нс имеют. Если в процессе создания или деятельности таких объединений гражданину умышленно причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, либо совершено иное преступление против личности (изнасилование, доведение до самоубийства), то ответственность наступает по совокупности ст. 239 и соответствующих статей УК РФ. В соответствии со ст. 59 Конституции РФ защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина России. Если же его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, п. 3 той же статьи предоставляет гражданину право на замену ее альтернативной гражданской службой. Уклонение от прохождения военной и альтернативной службы преследуется в уголовном порядке по ст. 328 УК РФ. Правовое регулирование в области воинской обязанности и военной службы осуществляет Федеральный закон РФ «О воинской обязанности и военной службе», где предусмотрено, что гражданин РФ подлежит воинскому учету, подготовке к военной службе и ее прохождению, а также ФЗ от 25 июля 2002 года №113-Ф3 «Об альтернативной гражданской службе». Законными основаниями для освобождения от военной службы являются: а) возраст (для мужчин — моложе 16 лет и старше 60 лет, для женщин — моложе 18 лет и старше 50 лет), негодность или офаниченная годность к военной службе по состоянию здоровья и др.; б) противоречие между несением военной службы и убеждениями или вероисповеданием гражданина. В последнем случае, как уже говорилось, Конституция предоставляет право на замену военной службы альтернативной гражданской службой — особым видом трудовой деятельности в интересах общества и государства, осуществляемым гражданами взамен военной службы по призыву (на стройках, в лечебных учреждениях и т. п.). При отсутствии законных оснований для освобождения от призыва на военную или альтернативную гражданскую службу гражданин обязан явиться по повестке на призывную комиссию, которая выносит решение о направлении его по месту службы. В случае неявки в указанный срок он подлежит привлечению к уголовной ответственности по ч. 1 (уклонение от призыва на военную службу) или ч. 2 (уклонение от прохождения альтернативной службы) статьи 328 УК РФ. В Конституции РФ 1993 г. впервые были приняты положения о се прямом действии (п. 1 ст. 15) и замене военной службы альтернативной гражданской службой по мотивам убеждений или вероисповедания (п. 3 ст. 59). Однако, несмотря на то, что прямое действие Конституции предполагает верующим гражданам право воспользоваться этой заменой, отсутствие специального закона, регламентирующего порядок прохождения альтернативной службы, не давало возможности его реализовать. В результате суды по жалобам призывников вынуждены были отменять решения призывных комиссий о призыве на военную службу, а военные комиссариаты — предоставлять призывникам отсрочки фактически до издания соответствующего закона, который был принят лишь в 2002 году. За 9 лет (с 1993 по 2002) в России было допущено множество нарушений прав и свобод верующих граждан, связанных с отказом от призыва на военную службу на основании п. 3 ст. 59 Конституции. Целый ряд таких граждан были осуждены по ст. 80 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г., а после принятия нового УК в 1996 г. — по ст. 328, несмотря на то, что подсудимые, отказываясь от военной службы, не уклонялись от прохождения альтернативной службы, которую, в свою очередь, государство не могло им предоставить в силу отсутствия ее законодательной регламентации. Уклонение от призыва на военную и альтернативную гражданскую службу является длящимся преступлением. Хотя состав является оконченным с момента истечения срока, назначенного для явки на призывную комиссию или отправки по месту службы, преступление продолжает совершаться до тех пор, пока уклонившийся от призыва нс явится сам или не будет задержан органами власти. Объект преступления — порядок управления, в данном случае — установленный порядок комплектования Вооруженных Сил, нарушение которого может причинить вред обороноспособности Российской Федерации. Объективная сторона выражается в бездействии — уклонении от прохождения военной или альтернативной гражданской службы. Субъект преступления специальный — лицо мужского пола (гражданин России) в возрасте от 18 до 27 лет, подлежащий призыву на службу. Вина характеризуется только прямым умыслом: виновный сознает, что уклоняется от прохождения военной или альтернативной службы. Литература к параграфу: 1. Баркер, Э. Новые религиозные движения. - СПб: Изд-во РХГИ, 1997. 2. Желудков, М. А. Роль религии в профилактике корыстных преступлений против собственности (на примере иудаизма) //Религия и право.-2003.-№ 3. 3. Миньковский, Г. Н. и др. Уголовное право России. Учебник. Общая и особенная часть. - М., 1998. 4. О свободе совести, вероисповеданиях и религиозных объединениях. - М., 1996. 5. Пионтковский, А. А. Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно-правовая теория. - М., 1993. 6. Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. (под ред. Наумова А. В.). - М., "Гардарика", Фонд "Правовая культура" 1996 г. Комментарий к статье 149. 7. Предварительное следствие / Сборник нормативных актов. Сост. В. Н. Галузо, Р. X. Якупов. - М., 1998. 8. Пчелинцев, А., Чугунов С. Уголовная ответственность за преступления против свободы совести и вероисповедания // Религия и право. -1998. - № 4-5. 9. Религия и закон. - М., 1996. 10. Свобода совести и государственно-церковные отношения в Российской Федерации. Документы и материалы. - М., 1999. 11. Советское уголовное право: Общая и Особенная части: Учебник / Под. ред. Ю. В. Солопанова. - М.: Юридическая литература, 1881. 12. Тихонравов, Ю. В. Судебное религиоведение. - М., 1998. 13. Шаляпин, С. О. Уголовная и религиозная санкции: взаимовлияние, история и перспективы // Религия и право. - 2005. - № 2. 14. Уголовное право: Учебник. / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. - 4 изд., исир. и доп. - М.: Юриспруденция, 2007. 15. Уголовное право России: Особенная часть / Под. ред. А. И. Рарога. - 4 изд., перераб. и доп. - М.: Эксмо, 2010.
<< | >>
Источник: А. К. Погасий. РЕЛИГИОЗНОЕ ПРАВОВЕДЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ. 2018

Еще по теме 8.2. Уголовно-правовая защита свободы совести и вероисповедания:

  1. Принцип свободы совести и (или) право на свободу вероисповедания в контексте межконфессиональных отношений Авилов М. А.
  2. Совесть и свобода. Критика чистой совести
  3. § 5. Свобода совести
  4. ПРОТИВ СВОБОДЫ СОВЕСТИ
  5. Уголовно-правовые и исправительно-трудовые проблемы
  6. СЕКЦИЯ I. РЕАЛИЗАЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА СВОБОДЫ СОВЕСТИ В СОВРЕМЕННОЙ МОДЕЛИ ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
  7. 5.3.2 Правовой статус председательствующего при рассмотрении уголовного дела по первой инстанции 5.3.2.1
  8. Глава IV О СВОБОДЕ, ПРИСУЩЕЙ ЧЕЛОВЕКУ. ПРЕВОСХОДНЫЙ ТРУД, НАПРАВЛЕННЫЙ ПРОТИВ СВОБОДЫ,—СТОЛЬ ХОРОШИЙ, ЧТО ДОКТОР КЛАРК ОТВЕТИЛ НА НЕГО ОСКОРБЛЕНИЯМИ. СВОБОДА БЕЗРАЗЛИЧИЯ СВОБОДА СПОНТАННОСТИ. ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ — ВЕЩЬ ВЕСЬМА ОБЫЧНАЯ. ВЕСОМЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ СВОБОДЫ
  9. 5.4. Классификация прав и свобод человека. Их гарантии и защита
  10. 12.3. Правовая защита детей
  11. Раздел V. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
  12. §2. СПОСОБЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ
  13. § 2. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ АВТОРОВ
  14. § 3. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПАТЕНТООБЛАДАТЕЛЕЙ
  15. Вопрос 65. Понятие и система гражданско-правовых способов защиты права собственности