<<
>>

Верующие и экстремизм

Религиозный мир России богат и разнообразен. Он таким был и в тя­желое советское время, он рос и развивался после перестройки. Веру­ющие привыкли бояться, но от этого они не перестали быть верующими.

Парадокс, но в стране, которая так гордится своей духовностью, рели­гиозная сфера, в первую очередь, подвергается ограничениям. Врагами и шпионами объявляются вполне патриотично настроенные неправослав­ные церкви (от католиков до протестантов и индуистов). Получается, что с точки зрения государства, наиболее безопасной для общества оказыва­ется тайная жизнь верующих.

Представители власти в регионах, в основном, взаимодействуют толь­ко с православной епархией РПЦ. Само по себе это неплохо — число об­щин увеличивается, растет интерес к православию в обществе, но другие церкви стараются не регистрировать свои общины. В 2009 году они были испуганы новым законодательством о некоммерческих организациях, за­тем практикой применения Закона о противодействии экстремистской деятельности. Отчетность и проверки были дополнены еще и поисками «экстремизма», например, в общинах баптистов. Моральное давление на большую часть протестантских общин было оказано после событий в Украине в 2014 году — с пасторами проводились беседы по поводу того, а не хотят ли они совершить «оранжевую революцию». При проверке «ино­странных агентов» среди НКО были также проверены и католики с про­тестантами.

После поправок в Закон о свободе совести 2015 года от церкви мож­но потребовать финансовую отчетность, особенно, если она получила хоть один доллар из-за рубежа. Однако основанием для проверки является также и «подозрение на экстремизм», информация, полученная органами местного самоуправления или подразделениями Минюста и прокуратуры.

В разговорах с чиновниками, ответственными за отношения с религиоз­ными объединениями в местных администрациях, автору приходилось слы­шать, что они не знают, как применять новые поправки к Закону о свободе совести. Надо ли им требовать уведомления ото всех религиозных групп? Нужно ли требовать в нарушение законодательства РФ фамилии и имена всех членов групп? Надо ли всех теперь проверять на экстремизм? Кроме того, от централизованных организаций можно требовать списки групп.

Как отмечают сами представители крупных, общероссийских и ре­гиональных, религиозных организаций (в интервью автору) они могут представить в управления Минюста РФ списки некоторых незарегистри­рованных общин в качестве религиозных групп для того, чтобы создать видимость отчетности и «легализовать» большие общины.

Результаты религиозной политики последних 5-6 лет налицо. В России зарегистрировано 28450 религиозных объединений, из которых 16818 относится к Русской православной церкви (Информация Минюста РФ по состоянию на 10.12.2015). Численность мусульман и протестантских церквей (примерно по 5 тысяч зарегистрированных организаций у каж­дого направления) занижена, как минимум, в два раза. Это значит — 10 тысяч религиозных общин, которые не видны ни органам власти, ни ши­рокой общественности. Сплоченные объединения Свидетелей Иеговы стойко выдерживают давление со стороны властей (обыски, задержания, уголовные дела), а ведь это 130 тысяч граждан России.

Других — и круп­ные (пятидесятников) и более мелкие движения — саентологов, Обще­ство Сознание Кришны регулярно унижают в масс-медиа.

Возникают абсурдные ситуации. Под уголовное преследования по­падают семьи иеговистов, в которых старшее поколение имеет на руках удостоверения жертв сталинских репрессий. Саентологов лишают стату­са религиозного объединения — может ли кто-то в связи с этим логически объяснить, зачем кому-то признавать неверующими группу людей, кото­рые считают себя верующими и ведут себя как верующие?

Показателен также и пример перерегистрации религиозных общин в Кры­му. На на полуострове зарегистрировано более 300 организаций. В украин­ский период было — 937 религиозных объединений. Создается список, как и на федеральном уровне, в котором подчеркивается господство «традицион­ных» религий. Для того, чтобы оправдать политику по отношению к «сектантам» в Севастополе вышел фильм «Чужие» (многие эпизоды этого фильма страшнее, чем сам фильм ужасов, и его легко найти в интернете), где фактически пре­ступными нелояльными организациями объявляются протестантские церкви. Фильм сделан по итогам поездки сектоборца Дворкина с лекциями в Крым.

Программа борьбы с «сектами», ликвидации религиозных организаций, ужесточения их регистрации, формирования списка церквей-«иностранных агентов» была представлена 8 декабря 2015 года в Госдуме на круглом столе, организованном Комитетом Госдумы РФ по делам общественных организаций и религиозных объединений, на тему «Секты и деструктивные культы как вызов национальной безопасности России». Сложно предста­вить, какой может быть безопасность государства в религиозной сфере после того, как половина общин окажется в подполье (на примере псевдо­исламского экстремизма хорошо видно, к чему приводит такая политика).

Единственный выход из ситуации — либерализация процесса регистра­ции религиозных объединений, чтобы в уведомительном порядке регистри­ровались в пределах правового поля все, кто этого хочет. Тогда общество и власть получат широкую картину религиозной жизни. Только в этом слу­чае будет возможен мониторинг религиозной жизни — научным сообще­ством и широкой общественностью. В том числе среди общественности могут быть и православные активисты, и антисектантские центры, потому что проблема не в них, а в том, что представителям Госдумы, органам про­куратуры, полиции, иным службам, легче использовать заранее составлен­ный радикалами-сектоборцами список «врагов». И эти списки, а не науч­ный анализ ситуации, становится основанием «чистки» религиозных рядов.

Законы формально в России принимаются для всех, так что под них в какой-то момент могут попасть и сами православные. И любой, кто вдруг захочет вдруг верить в Кришну, Агни-Йогу или же решит приду­мать своего бога. В атмосфере страха никто не чувствует себя в без­опасности.

<< | >>
Источник: Роман Лункин Инна Загребина. РЕЛИГИЯ И ПРАВО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. 2017

Еще по теме Верующие и экстремизм:

  1. Часть I ВНУТРЕННЯЯ ЖИЗНЬ ЦЕРКВИ: ВЕРУЮЩИЕ И ДУХОВЕНСТВО 
  2. Воцерковленные верующие
  3. Ницше не нужны верующие.
  4. Г лава 6 Экстремизм
  5. ПЛЮРАЛИЗМ И ЭКСТРЕМИЗМ
  6. РАЗДЕЛ 1. РЕЛИГИОЗНЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ В КАЗАХСТАНЕ:
  7. РАЗДЕЛ II. ЗАЯВЛЕНИЯ ЛИДЕРОВ РАЗЛИЧНЫХ КОНФЕССИЙ ОТНОСИТЕЛЬНО РЕЛИГИОЗНО МОТИВИРОВАННОГО ЭКСТРЕМИЗМА И ТЕРРОРИЗМА
  8. Современный религиозный экстремизм и защита от его проявлений
  9. ВОЗМОЖНОСТИ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ В ПРОТИВОСТОЯНИИ ЭКСТРЕМИЗМУ И ТЕРРОРИЗМУ Анатолий Косиченко
  10. ВОЗМОЖНОСТИ ТРАДИЦИОННЫХ РЕЛИГИЙ В ПРОТИВОСТОЯНИИ ЭКСТРЕМИЗМУ И ТЕРРОРИЗМУ Анатолий Косиченко