Вопрос: Могут ли быть допустимы вообще человеческие жертвоприношения в христианстве? Допустимы ли они в наши дни?

Ответ: Центральное событие всего Нового Завета - добровольная искупительная жертва Иисуса Христа, обеспечившая человечеству возможность прощения грехов и спасения. Но была ли этим актом снята сама проблема как таковая? В данной связи уместен вопрос об отношении христианства к человеческим жертвоприношениям вообще.

Несомненно, обычай приносить кровавые жертвы, в том числе человеческие, уходит у кочевых племен Ближнего Востока (как и у многих других) в седую древность.

Был таковой, по-видимому, и у древних евреев, со временем сменившись искупительной жертвой животных.

Кровавые жертвы Богу проходят через весь Ветхий Завет. В первую очередь, это касается животных. Яркий пример - жертвоприношение Моисея в день, когда евреи приняли Закон (Тору). Половина жертвенной крови пошла на окропление жертвенника, половина - на окропление народа со словами: «Вот кровь Завета, который Господь заключил с вами о всех словах сих» (Исх. 24:1-11). Но животными дело не ограничилось.

Невозможно иначе как жертву интерпретировать те чудовищные, необъяснимые по жестокости избиения, которые Израиль учинил семи народам, на территории которых он расселился в Земле Обетованной. Когда по прямому повелению Господа, данному через Моисея или Иисуса Навина59, в городах-государствах уничтожалось «все дышащее», включая не только стариков, женщин и детей, но и лошадей, верблюдов, мелких домашних животных. Так были уничтожены народы хеттеев, гергесеев, амор- реев, хананеев, ферезеев, евеев и иевусеев.

А разве не просматривается отчетливо ритуальный характер убийств пленных, учиненных «праведным» и «кротким» царем Давидом? Он поступал так: "Поразил моа- витян и смерил их веревкою, положив на землю; и отмерил две веревки на умерщвление, а одну веревку на оставление в живых" (2 Царств VIII:2). Или так: "И взял Давид венец царя их с головы его... и возложил... на свою голову, и добычи из города вынес очень много. А народ, бывший в нем, он вывел и положил их под пилы, под железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи. Так он поступил со всеми городами аммонитскими" (2 Царств XII:30-31).

Как видим, христианская традиция (как ветхо-, так и новозаветная) насчитывает немалый ряд примеров человеческих жертвоприношений, отношение к которым не только терпимое, но и одобрительное. Подтвердим это еще более выразительными примерами.

Во-первых, это всем известная история Авраама и Исаака. Перед нами, так сказать, первая проба, первая попытка Бога поднять вопрос о заклании Ему в жертву человека. Характерно, что Авраам воспринял просьбу Бога принести в жертву собственного сына, любимого, как вполне законную. Он не возмутился, не воспротивился и со своей стороны сделал все, как нужно. Это говорит о том, что, хотя, конечно же, отцовское сердце восставало против такой просьбы, сама по себе идея принести невинного отрока в жертву Богу была приемлема для сознания человека того времени. Она не поражала сверхъестественной жестокостью. Как мы знаем, в самый последний момент вместо мальчика Бог разрешил закласть овна, запутавшегося рогами в кустарнике. В этом символе, видимо, запечатлелся исторический момент принципиального отказа древних кочевников от человеческих жертв с их «равноценным» замещением. Отголосок этого события, некогда имевшего место, мы видим и в заповеди, данной Богом Моисею: «Все, разверзающее ложесна [то есть, впервые рождающееся естественным образом через половые органы особи женского пола], Мне, как и весь скот твой мужского пола, разверзающее ложесна, из волов и овец; первородное из ослов заменяй агнцем, а если не заменишь, то выкупи его; всех первенцев из сынов твоих выкупай» (Исход, XXXIV:19-20. - Выделено мной. - И. П.).

На сей раз дело, к счастью для людей, в нем участвовавших, окончилось только разговором; реально в жертву никто принесен не был. Жертва в облике человека оказалась отвергнута Богом. Но те, кто выводит отсюда заключение о неприемлемости или неугодности для Бога человеческих жертв вообще, глубоко неправы, как станет ясно из дальнейшего.

Во-вторых, следующий документально зафиксированный эпизод человеческого жертвоприношения (на сей раз состоявшегося, следовательно, принятого Богом как должное) - это случай с дочерью Иеффая. О нем редко кто знает, этот эпизод всеми всегда замалчивается, поэтому расскажем его подробно. Названный Иеффай был сыном блудницы, а стал со временем выдающимся полководцем своего времени и вождем жителей всего Галаада, победителем исконных врагов евреев - аммонитян. И вот, перед решающей битвой «дал Иеффай обет Господу и сказал: если Ты предашь ам- монитян в руки мои, то по возвращении моем с миром от аммонитян, что выйдет из ворот дома моего навстречу мне, будет Господу, и вознесу сие на всесожжение» (Книга Судей XI:29-31). Иеффай победил. Это значит, что жертва, о которой Господь Бог знал, конечно, наперед, оказалась Ему угодна, и условия обета оказались Им приняты.

Первой по приезде встретила Иеффая его любимая и единственная дочь, девственница (как то и положено для жертвы). «И он совершил над ней обет свой, который дал» (там же, 34-40). То есть, изжарил дочь целиком на жертвенном огне («всесожжение»), предварительно, как следует надеяться, выпустив из нее всю кровь.

В данном случае никакой замены жертвы и отмены жертвоприношения не произошло. Иеффай - не Авраам, и его дочь - не Исаак. Жертва была охотно принята Господом полностью и до конца. Так в Библии появился задокументированный прецедент, который не стал ни единственным, ни последним.

В-третьих, во Второй книге Царств рассказано о семи сыновьях из дома Саула, которых Давид - любимец Бога, праведный во всем, кроме поступка с Вирсавией и ее мужем Урией, - выдал гаваонитянам. «И они повесили их [на солнце] на горе перед Господом. И умилостивился Господь над страной после того» (II Царств, XXI:9, 14). Эпизод слишком красноречив и ясен по смыслу сам по себе, чтобы его комментировать. Подобного рода случаи имеются и еще, о некоторых из них скажем здесь же.

В книге Числ рассказывается о прямом приказании самого Бога: «И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня» (Числа XXV:4). Что и было сделано. Сколько именно начальников народа пришлось повесить Моисею, Библия, обычно точная в цифрах, умалчивает, но явно не мало. Перед нами - типичное жертвоприношение, по схеме не отличающееся от того, которого Бог потребовал от Авраама. Хотя и по-другому закончившееся.

Иисус Навин посвятил Господу (то есть, принес ему в жертву) уже всех жителей города Гая, «а царя гайского повесил на дереве до вечера».

И так далее.

В-четвертых, как всем хорошо известно, узнав от волхвов о рождении некоего мистического Царя Иудейского, реальный иудейский царь Ирод «встревожился и весь Иерусалим с ним» (Мф. 2:1-3). Однако, поскольку волхвы лишь указали на город Вифлеем как место рождения Христа, но не вернулись к Ироду и не выдали, где именно живет Христос, то «встревоженный» Ирод принял радикальное решение: «послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже» (Мф. 2:16. - Выделено мной. - И.П.). После чего Ирод счел дело сделанным и успокоился, решив, что у опасного соперника шансов уцелеть нет. Таким образом сотни, а может быть тысячи младенцев были убиты вместо одного Иисуса Христа, иными словами - за Него. Их жизнями, помимо воли, была выкуплена Его жизнь, ибо Ирод понадеялся на статистический результат и не стал доискиваться, к кому именно шли волхвы. А ведь мог бы предварительно провести расследование, и тогда младенцы бы уцелели, но Иисус - погиб. Невинные дети (и их родители) пострадали только за то, что родился Иисус Христос, их обрек на страшную гибель сам факт его рождения. Это самая колоссальная, жестокая и кровавая жертва, когда-либо принесенная за Бога и для Бога. Конечно же, Богу ничего не стоило сделать так, чтобы этой гибели множества еврейских младенцев, выкупивших своей безвинной смертью жизнь Иисуса Христа, вовсе не бы- ло. Но она была, и трактовать это можно лишь одним способом: как искупительную жертву мира, ответом на которую стала искупительная жертва самого Христа.

В-пятых. Теоретически самопожертвование Иисуса Христа должно было бы стать самой последней жертвой в иудейской и христианской традиции. На деле же - наоборот, с него-то и началась долгая и кровавая история жертвоприношений ради Бога и ради лично Христа. Начиная с мученических смертей апостолов и других последователей Бога-Слова, человеческие жертвоприношения выражались в дальнейшем в избиениях целых народов (например, в Латинской Америке), отказывавшихся христианизироваться, а также многих сотен тысяч т. н. еретиков (катаров, альбигойцев, гуситов, гугенотов и др.) и инаковерующих (Тридцатилетняя война, Варфоломеевская ночь и др.), а также в изжаривании на кострах сотен тысяч обвиненных в ереси, в колдовстве, в ведовстве, в пропаганде научных знаний, не совместимых с учением Церкви, и т. п. Жертвенный дым от этих костров, и довольно густой, поднимался веками, в то время как всесожжения жертвенных животных уже давным-давно, с разрушения Иерусалимского Храма, не наблюдалось. Таким образом можно сказать, что произошел процесс, обратный тому, что был в далекой древности: в кровавых жертвоприношениях люди успешно заменили собой животных, и эта жертва была принята Богом.

Все эти гекатомбы жертв, совершенных во имя истинной веры и во славу Бо- жию, конечно же, есть не что иное как древнейший священный обряд, известный людям, - обычай, меняющий лишь форму от эпохи к эпохе. Нет никаких оснований полагать, будто этот обычай должен исчезнуть. Предсказать сегодня его формы вряд ли возможно, но жертва, скорее всего, не будет отвергнута.

<< | >>
Источник: Иоанн (Петров). ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ РУССКОМУ ЧЕЛОВЕКУ О ХРИСТИАНСТВЕ / Составил прот. Иоанн (Петров) по благословению епископа / Санкт-Петербург. 2002

Еще по теме Вопрос: Могут ли быть допустимы вообще человеческие жертвоприношения в христианстве? Допустимы ли они в наши дни?:

  1. 63. Почему существуют тела столь твердые, что они не могут быть раздроблены нашими руками, хотя они и меньше их
  2. Формирование области допустимых решений
  3. Допустимое содержание алкоголя в крови водителя
  4. § 2. О допустимости залога вещей, ограниченно оборотоспособных
  5. Оценка предельно допустимых техногенных воздействий на объекты природы
  6. ПРЕДЕЛЬНО ДОПУСТИМЫЕ НАПРЯЖЕНИЯ ПРИКОСНОВЕНИЯ И ТОКИ, ПРОТЕКАЮЩИЕ ЧЕРЕЗ ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА
  7. НАШИ ДНИ
  8. ИСЛАМИЗМ В НАШИ ДНИ
  9. Облик Северной Америки в наши дни
  10. ИЛЛЮЗИИ ГАБРИЕЛЯ МАРСЕЛЯ ...Семейные отношения, как и вообще все человеческие дела, сами по себе не образуют никакого единства, не дают никаких гарантий прочности. Лишь тогда, когда они относятся к внечеловеческому порядку, на земле едва уловимому, они приобретают подлинно освященный характер. Это та самая живая вечность, которая проявляется так же, как оболочка, прикрывающая наше земное существование, но полностью доступной становится лишь к концу странствия, к которому сводится, в сущно
  11. 2 Аборты — вид человеческих жертвоприношений сатане
  12. Вопрос: Правда ли, что христианство является историческим противником евреев? Что оно является главным «оружием» человечества вообще и русского народа в частности в борьбе против «еврейского владычества»?
  13. ГЛАВА I МОГУТ ЛП ЛЮДП, ЖПВЯ В ОБЩЕСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ, БЫТЬ ВСЕ ОДИНАКОВО СЧАСТЛИВЫМИ?
  14. ЧАСТЬ I Телесные явления не могут быть объяснены без бестелесного начала, т. е. Бога
  15. 31. Наши заблуждения в отношении к Богу суть лишь отрицания, в отношении же к нам самим они являются недостатками