Биографический сюжет № 73. Б.М. Фирсов

Путь в социологию Б.М.Фирсова также включает в себя многолетнюю работу в комсомольском и партийном аппарате, в том числе - должность секретаря одного из райком КПСС Ленинграда. Но его отношения с властью не были столь сбалансированными, как у Тощенко.
Для Фирсова завершение этапа «освобожденной партийной работы» наступило в мае 1962 г., но все было предрешено ранее [39].

Весной 1961 г. первых секретарей РК КПСС Ленинграда командировали на один день в ЦК партии. После некоторых формальностей всех отпустили, а Фирсова попросили задержаться. В коридоре он встретил одного своего старого знакомого и тот сказал ему про ожидавшие его «смотрины» на кадровое продвижение. На все предложения остаться в партийном аппарате в Москве он отвечал, что хотел бы вернуться к профессии (электронной оптике), полученной в ЛЭТИ, защитить диссертацию и работать на этом поприще. По приезде в Ленинград Фирсова пригласили к Первому секретарю обкома и тот раздраженно заявил ему, что он должен был согласиться на переход в аппарат ЦК КПСС. Его оставили работать, даже избрали делегатом XXII съезда партии, где он голосовал за новую Программу КПСС и за перезахоронение тела Сталина у Кремлевской стене.

Фирсов уже думал, что претензии к нему отпали, однако партия ничего не забыла. Весной 1962 г. ему предложили должность директора Театра оперы и балета имени С.М.Киров, а на его отказ последовало новое предложение - стать заместителем начальника УВД. После этого его хотели рекомендовать для поступления в АОН при ЦК КПСС с тем, чтобы потом выдвигать его на должность секретаря обкома КПСС по агитации и пропаганде. Фирсов ответил, что он сознательно «завалит» вступительные экзамены и попросил своего собеседника разрешить ему переход в аспирантуру ЛЭТИ. Но все было иначе, в мае 1962 г. без предварительного обсуждения с ним, Фирсова назначили директором Ленинградской студии телевидения.

По мнению специалистов, годы руководства Фирсовым ленинградским телевидением (1962-1966 гг.) можно назвать «золотыми». Остановлюсь лишь на том, как закончился этот период для телевидения и для Фирсова. Передача «Литературный вторник», состоявшаяся 4 января 1966 г., была посвящена проблемам топонимики, государственной политики, связанной с непрерывным переименованием городов и населенных пунктов, когда взамен исторически сложившихся названий городам присваивались имена деятелей советского государства, а затем эти новые названия отнимались, если деятель попадал под машину политических репрессий. Начал академик Д.Лихачев, отметивший, что власти под влиянием скороспелых революционных мотивов изменили практически всю систему названий улиц и проспектов, существовавшую в Петербурге. Высказывания участников дискуссии сводились к тому, что давление идеологии обедняет язык, стандартизует устную и письменную речь, мешает культурной идентификации жителей городов и страны в целом. Эта социолингвистическая дискуссия взвинтила партийные власти. Вскоре появился документ, составленный в ЦК КПСС и венчавшийся словами: «Комитет по радиовещанию и телевидению при Совете Министров СССР, обсудив передачу «Литературный вторник», освободил от работы директора Ленинградской студии телевидения т. Фирсова, <...> принял меры по укреплению дисциплины и повышению ответственности работников студии. Ленинградскому комитету по радиовещанию и телевидению поручено подготовить передачу, отражающую марксистско-ленинские взгляды на развитие русского языка и русской литературы».

Заниматься в АОН и писать о партийном руководстве телевидением ему представлялось самоубийством. Возвращаться в ЛЭТИ было поздно; необходимы были пять лет, чтобы войти снова в предмет, защитить диссертацию и стать преподавателем; но Фирсову уже было 37 лет. Многое в его жизни определилось предложением Ядова поступить в очную аспирантуру философского факультета ЛГУ и защитить социологическую кандидатскую диссертацию, в основе которой лежало бы эмпирическое исследование ленинградской телеаудитории. Бывший партийный функционер и директор ленинградского ТВ стал, по его словам, «аспирантом-переростком», перешедшим на прокорм матери и жены.

Руководители Комитета по радиовещанию и телевидению при Совете Министров СССР, не без сожаления освободившие Фирсова от должности директора ЛСТ, способствовали его командировке в Лондоне, в качестве стажера факультета социальной психологии Лондонской школы экономики и обеспечили ему доступ к Службе исследований аудитории Би-Би-Си. В декабре 1968 г. в Москве, в Комитете по радиовещанию и телевидению возник план предложить Фирсову пост Генерального директора, поэтому командировка была прервана. Однако в Москве он узнал, что Ленинградский обком КПСС возражал против такого назначения. Отвергнув все иные предложения, Фирсов вернулся в Ленинград и в начале 1969 г. досрочно защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Социальные проблемы телевидения», в основе которой лежали знания, приобретенные в Англии, и результаты представительного опроса ленинградской телеаудитории.

После еще десяти лет работы по изучению различных аспектов развития средств массовой информации в мире и СССР, им в 1979 г. была защищена докторская диссертация.

Биографический сюжет № 74.

Б.Г. Тукумцев

Общим в профессиональном развитии Тощенко и Фирсо- ва является то, что социологами их сделала освобожденная комсомольско-партийная работа, т.е. практика анализа многих конкретных проблем, реально встречающихся в жизни, и стремление к поиску их решений. Сближает их и то, что они не работали по приобретенной в вузах профессии. Б.Г.Тукумцев тоже вошел в социологию через ответственную партийную работу, но при этом он многие годы работал как инженер и руководитель производства.

После окончания Ленинградского института железнодорожного транспорта Тукумцев по распределению уехал в Сибирь (мы это встречали уже в биографии Ж.Т.Тощенко). Он считал невозможным для себя остаться в стороне от больших, идеологически важных процессов.

Признаюсь, во время учебы в институте я больше сил и времени уделял культурно-общественным действам, чем углублению своих технических знаний. Учился я вполне прилично, хоть и без особого энтузиазма. На завершающих курсах был отличником. Но диспуты, лекции видных деятелей культуры в доме общества знаний на Литейном, студенческие «капустники», организация воскресников по восстановлению Ленинграда увлекали меня значительно больше и занимали все мое свободное время. Последние годы учебы я был избран секретарем комитета комсомола, был принят в партию. Но быть «беззаветным» «солдатом партии» у меня уже тогда как-то не получалось. Именно в те годы я начал впервые ощущать «двоемыслие» по отдельным идеологическим вопросам. Правда, это не мешало мне сохранять высокую идентификацию с господствующими в те времена общественными идеалами. Что проявилось, в частности, в том, что я не считал для себя возможным, когда учеба была закончена, отказаться от направления на работу в Сибирь, на Омскую железную дорогу. И прибыл туда в срок - в августе 1948 г. [40, С. 13].

В течении двух десятилетий Тукумцев работал сначала по специальности, а затем стал освобожденным партийным работником. Начинал с должности линейного электромеханика, около 16 лет был руководителем двух линейных предприятий автоматики и связи, избирался на различные партийные посты, работал в ранге секретаря районного комитета в г.Куйбышеве (ныне г. Самара). В конце 60-х он стал главным инженером одной из служб Куйбышевской железной дороги.

В 1970 г. Тукумцев решил перейти на научную работу в Технический университет и заняться тем, на что он имел право рассчитывать, теорией телемеханики. Он начал готовиться к сдаче кандидатских экзаменов и написал реферат по философии - «Социальные последствия научно-технического прогресса». В процессе своей профессиональной деятельности он многое прочел по этой теме, так что подготовка реферата не была сложной. Через пару дней после представления работы на кафедру философии его пригласил к себе заведующий - Е.Ф. Мо- левич. Ничего не говоря о содержании реферата, он предложил Тукумцеву подумать о переходе на кафедру философии для руководства большой социологической лабораторией, которая к тому времени была там создана. Предложение было неожиданным, он обещал подумать.

Социологическая лаборатория была создана Молевичем в 1969 г., и ее штат состоял из почти тридцати человек. Это были люди разных профессий, рискнувшие попробовать себя в новой области знаний и деятельности. Вскоре группа сотрудников лаборатории была командирована в Москву, и в ИСИ АН СССР для ознакомления с технологией составления планов социального развития предприятий. Партийные органы Куйбышева поддержали работу по этому направлению, но большинству сотрудников лаборатории - гуманитариям - было сложно разобраться в социальных производственных проблемах, если они вообще впервые увидели заводской цех. Для руководства социологическим коллективом необходим был человек, знавший производственные реалии.

В 44 года Тукумцеву предстояло принять сложное, поворотное в его жизни решение. Значительные сомнения возникли относительно достижимости успеха на новом для него поприще. Насколько он будет в состоянии усвоить за короткий срок основы социологического знания, методы и процедуры исследований? Ведь у него даже не было гуманитарного образования. Была еще одна проблема - переход в университет означал для его семьи заметное снижение уровня материального положения, но на семейном совете было решено не принимать в расчет эту потерю.

После длительных телефонных поисков Тукумцеву повезло, его ленинградские друзья обратились к В.А.Ядову, и тот сказал им, что ситуации, подобные возникшей у Тукумцуева, обычны. Он пояснил, что социологические исследования имеют перспективу, становятся прикладной частью большой научной дисциплины, которая будет играть важную роль в жизни общества. И он обещал проконсультировать Тукумцева, если тот приедет в Ленинград.

Так постепенно лаборатория, которой стал руководить Ту- кумцев, превратилась в сильную научную организацию, а он сам - в известного специалиста по социологии труда и смежным вопросам. В 1985 г. он защитил кандидатскую диссертацию по анализу проблем мотивации индивидуального труда в словиях конвейерного производства.

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 1: Биографии и история. - М.: ЦСПиМ. - 418 с.. 2012

Еще по теме Биографический сюжет № 73. Б.М. Фирсов:

  1. Биографический сюжет № 48. В.А. Ядов
  2. Биографический сюжет № 25. Э.В. Беляев
  3. Биографический сюжет № 82. Ю.Н. Толстова
  4. Биографический сюжет № 42. В.Я. Ельмеев
  5. Биографический сюжет № 92. М.Е. Позднякова
  6. Биографический сюжет № 14. Ж.Т. Тощенко
  7. Биографический сюжет № 17. Л.Г.Ионин
  8. Биографический сюжет № 89. А.Б.Гофман
  9. Биографический сюжет № 51. Л.Е. Кесельман
  10. Биографический сюжет № 30. Ю.Н. Толстова
  11. Биографический сюжет № 85. И.И. Травин
  12. Биографический сюжет № 96. Д.Л. Константиновский
  13. Биографический сюжет № 39. Л.А. Козлова
  14. Биографический сюжет № 8. Т.З. Протасенко