Биографический сюжет № 22. Л.Н. Коган

Ни я, ни Иовчук, откровенно говоря, не имели понятия о методике и технике социологических исследований. Никакой литературы по социологии в Екатеринбурге не было. К счастью, я нашел изъятую в свое время, но сохраненную моим отцом книгу его коллеги

В.И.

Величкина «Производственные и бытовые условия рабочих Верх-Исетского металлургического завода», изданную маленьким тиражом в Свердловске в 1936 г.. Эта, к сожалению, забытая ныне монография заслуживает того, чтобы войти в историю российской социологии. Крупный организатор здравоохранения на Урале, врач- гигиенист В.И. Величкин провел сплошной анкетный опрос рабочих сравнительно небольшого (в то время) завода. Результаты вызвали резкое недовольство руководства предприятия, городских и областных партийных органов. <...> Автор называл свою работу санитарногигиеническим исследованием, но на самом деле она освещала все стороны жизни предприятия и сразу же была строжайше запрещена, упоминать ее было невозможно, а почти весь тираж уничтожен. Эта книга стала для меня первым учебником социологии. Иовчук, бегло просмотрев ее, категорически запретил мне какие-либо ссылки на нее даже в разговорах с аспирантами [35, С. 284-285].

Биографическая справка, найденная в сети, показывает, что книга, по которой Коган осваивал азы методики и техники социологии, была написана опытным специалистом. Владимир Иванович Величкин (1890-1953) окончил МГУ в 1915 г. и с 1927 работал на Урале, занимая весьма ответственные позиции в сфере гигиены труда. В 1941-47 - был директором Свердловского медицинского института. Был награжден орденами Ленина и «Знак Почета» [36]. Когда коллектив Иовчука начинал свой проект, Величкин был жив и, вообще говоря, мог консультировать начинавших социологов.

Руководство «Уралмаша» выделило для опроса лучшие цеха и участки, однако уже первые результаты привели в ужас заводское начальство. Несмотря на заявления о «всеобщем походе за знаниями», обнаружилось, что чем ниже образование группы рабочих, тем меньшая доля в ней учится. В парткоме завода появилось недовольство, социологов обвинили в искажении облика рабочего класса. Все таблицы были изъяты и сданы в спецотдел. Иовчук заверил партком, что «компрометирующие» завод цифры в книгу не войдут.

Несмотря на известность исследований уральских обществоведов специалистам по социологии труда, их опыт не нашел широкого распространения в СССР и не оказал заметного влияния на становление социологии.

Г.В. Осипов характеризует и оценивает их следующим образом: «Формально первое социологической исследование было инициировано группой свердловских ученых, в основном философов (рук. М.Т.Иовчук, члены исследовательской группы - Г.А. Пруденский, М.Н. Руткевич, Л.Н. Коган и др.). Осуществлялось оно с теоретических позиций исторического материализма, с использованием традиционных абстрактнодедуктивных методов...» [18, С. 25]. Продолжая свой анализ полувекового развития социологии в СССР/России, Осипов отметил: «Первыми проведенными с позиций индуктивных методов, с использованием современного арсенала методического инструментария социологии стали исследования московских и ленинградских ученых. Их приоритет в данном случае бесспорен.

И в первую очередь здесь надо назвать имена Владимира Ядова и Андрея Здравомыслова» [18, С. 25].

Принимая во внимание факт учреждения Советской социологической ассоциации (1958), создания первых социологических коллективов в Свердловске, Москве, Ленинграде и Молдавской ССР, завершение первых крупных социологических проектов и выхода ряда книг, в которых обобщались результаты теоретико-эмпирических исследований, выход за рамки истмата и другие обстоятельства, будет обоснованным считать, что второе рождение российской социологии состоялось на рубеже 1950-1960-х гг.

Именно тогда пошел отсчет времени движения в СССР марксистско-ленинской социологии, и траектория этого зигзагообразного движения в конце 80-х изменилась качественно, ибо само движение начало осуществляться в новой макросреде: брежневская эпоха завершилась и пришло время плюрализма мнений, гласности, смены идеологических императивов. Существовавшая в СССР социология внешне мягко переходила в иное состояние. Наступал период, который сейчас связывает ся не просто с выработкой новых парадигм и методов познания, но с глобальной социокультурной идеей возрождения российской социологии. Это произойдет, только если одновременно с разработкой новых теоретических конструкций и эмпирических приемов, соответствующих требованиям современности и позволяющих обновленной науке отвечать на важнейшие общественные вызовы, будет реализовываться программа изучения наследия, оставленного рядом поколений предшественников. И если выше, говоря о преемственности, прежде всего подразумевалась необходимость знания и учета опыта социологов, работавших в предреволюционные и первые пострево- люционные годы, то теперь российская наука обрела еще один вызов. Ей предстоит проанализировать, обобщить, оценить сделанное в период между «оттепелью» и перестройкой и выработать методологию использования наработанного. Если этого не будет сделано, то фактически это будет означать новый разрыв непрерывности, или еще одно нарушение преемственности в развитии российской социологии.

Принципиально, что принятие концепции второго рождения, открывшего путь к возрождению, не требует кардинального пересмотра периодизационных схем, рассмотренных выше. Периодизация В.Э.Шляпентоха сохраняется в ее хронологическом членении процесса развития советской социологии, но период 1958-1965 гг. будет точнее называть не эмбриональным, но «младенческим». Ведь социология уже не вынашивалась, а родилась. Также сохраняется и схема А.Г. Здравомыс- лова, но в ней следует иметь в виду не просто «социологию», но «марксистско-ленинскую социологию».

Используя математическую терминологию, реализацию научной и социокультурной программы возрождения можно назвать «сглаживанием» процесса развития отечественной социологии, придания ему черт непрерывного. Однако в этой желанной единой, цельной, неделимой истории не будет одного принципиального для развития науки момента - человеческой, творческой, живой связи поколений, начавших работать после «оттепели», с их профессиональными предшественниками. Не будет передачи тепла рукопожатий. Никто даже из советских/российских социологов первого поколения не мог и не сможет сказать относительно кого-либо из столпов дореволюционной русской социологии: «...нас заметил и, в гроб сходя, благословил». Это - печальное следствие трагических событий начала ХХ века.

Итоги рассмотрения вопроса о генезисе постхрущевской социологии и ее отношения к дореволюционной и ранней советской социологии могут быть иллюстрированы с помощью простой «двухконусной» модели, которая, мне кажется, отражает многое из сказанного экспертами. Замечу, что развитие науки, как и ряда эволюционных процессов, удобно и эффективно представлять в виде конуса, обладающего многими интересными математическими свойствами. К примеру, траектория движения сверху вниз по поверхности конуса, если это не падение по его образующей, дает расширяющуюся спираль. Наоборот, подъем от основания конуса к его вершине - сжимающуюся спираль.

Представим себе прямой конус, направленный вдоль оси времени, его основание расположено на уровне начала ХХ века, а вершина - конец 1930-х годов. Этот конус задает характер изменения дореволюционной русской социологии и ее перехода в раннесоветскую. В годы Гражданской войны резко сократилось число социологов, изменился их состав, произошло «сжатие» социологии как науки по всем критериям, принятым в науковедении и наукометрии. К концу 30-х социология в СССР как самостоятельная наука выродилась в точку, этому ее состоянию отвечает вершина конуса.

На рубеже 50-60-х стал формироваться новый конус, его вершина расположена над вершиной старого, а расширение происходит вверх вдоль оси времени. Пространство, прилежащее к новой вершине, указывает на существование небольшой группы социологов первого и второго поколения и области их научной деятельности, которая быстро формировалась, но оставалась весьма ограниченной. Затем идет слой, отвечающий периоду формирования социологов третьего поколения и совокупной сферы деятельности трех когорт ученых. Над ними - еще более широкое пространство - это область активности представителей уже четырех поколений. И так далее.

Подобно любой знаковой модели конструкция двух конусов имеет ограниченную объяснительную и эвристическую функцию. Но она несет в себе импульс для содержательных, собственно историко-биографических размышлений и исследований.

Литература 1.

Лапин Н.И.: «Наша социология стала полем профессиональных исследований, свободных от идеологического диктата» // Социологический журнал. 2007. №1. С. 141-175; см. также Том 2, С. 89-127. 2.

Докторов Б. Б.А. Грушин. Четыре десятилетия изучения российского общественного мнения // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2004. №4. С. 2-13; см. также Том 3, С.22-60. 3.

Здравомыслов А.Г.: «Если мы не можем объяснить нечто воздействием высших сил, значит - надо искать объяснение в мире людских отношений» // Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев. 2006. № 5. С. 2-10. 4.

Яновский Р.Г. Суздальские письма Н.Д.Кондратьева // Социологические исследования. 2004. №5. С. 10-17. 5.

Осипов Г.В. Три встречи с Питиримом Сорокиным // Социологические исследования. 2004. №5. С. 4-10. 6.

Кон И.С. 80 лет одиночества. - М.: Время, 2008. 7.

Бачинин В. А.: «Есть ли Бог в социологии?». Рукопись. 2010. Архив Б.З. Докторова. 8.

Шереги Ф.Э.: «Тогда я и пришел к выводу: СССР стоит перед распадом» // Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований. 2007. № 5. С. 5-14; см. также Том 2, С.1000- 1026. 9.

Шереги Ф. Э . Методический аппарат прикладной социологии 20-х годов (проблемы репрезентативности исследований) // Социологические исследования. 1978. № 1. С. 192-201. 10.

Голосенко ИА, Зверев В.М. Социолог Агнесса Звоницкая: работы и судьба // Социологические исследования. 1991. № 2. С. 75-81 . 11.

Конюс АА. На старости я сызнова живу, минувшее проходит предо мною... (Интервью С.Л.Комлеву) // Истоки: вопросы истории народного хозяйства и экономической мысли. Вып. 1.

/ Редкол. В. А. Жамин (глав. ред.) и др. М.: Экономика. 1989 < http://gallery.economicus.ru/cgi-bin/frame_rightn_ newlife.pl?type=ru&links=./ru/kondratiev/biogr/kondratiev_ b4.txt&img=brief.gif&name=kondratiev>. 12.

Докторов Б., Козлова Л. «Захочет ли граф Калиостро посетить моих героев?..» Рассуждения о том, как и для чего пишутся биографии 2007, июнь . 13.

Шляпентох В.Э. Умолчание имен как индикатор авторитаризма // Новая газета. 2007. 27 сентября . 14.

Докторов Б. Российские реформы и история российской социологии. Тезисы к Международной научно-практической конференции «Гуманитарные стратегии российских трансформаций». Тюмень, 26-27 октября 2007 г. . 15.

Заславская Т.И.: «...Я с детства знала, что самое интересное и достойное занятие - это наука» // Социологический журнал. 2007. № 3.

С.137-169; см. также Том 2, С. 16-49. 16.

Тощенко Ж.Т.: «Социология возродилась в нашей стране сначала как политическая витрина» // Социологический журнал. 2007. №4. С. 149-70; см. также Том 2, С. 471-500. 17.

Социальная организация промышленного предприятия: сотноше- ние плаинруемых и спонтанных процессовов /Под ред. Н.И.Лапина. М.: Изд-во «Academia», 2CC5. 18.

Осипов Г. В. Возрождение социологии в России: как это было на самом деле | Руковод.изд. проекта Г.В.Осипов. М.: 2CC8. С. 18-71. 19.

Ильин В.И.: «Социология как образ жизни - это автономная сторона социологии как профессии» || Социологический журнал. 2C1C. №2. С. 134-16C; см. также Том 2, С. 1136-1165.

2C. Ионин Л.Г.: «Надо соглашаться с собственным выбором» || Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований. 2CC7. № 3. С. 2-14; см. также Том 2, С. 654-687. 21.

Сорокин В. Я сделал свой прогноз...// Наука и жизнь 28.C2.2CC7 . 22.

Ядов В.А.: «...Надо по возможности влиять на движение социальных планет...». Часть 2. || Телескоп: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев 2CC5. №4. С. 2-1C; см. также Том 2, С. 21C- 233. 23.

Здравомыслов А.Г. Социология как жизненное кредо || Социологический журнал. 2CC6. №3/4. С. 151-186; см. также Том 2, С. 5C- 88. 24.

Беляев Э.В.: «Естественно-научные и социальные интересы - определяющая черта мой личности» || Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований. 2C1C. № 3. С. 2-11; см. также Том 2, С.572-599. 25.

Артёмов В.А.: «Время было моим главным ресурсом...» || Телескоп: журнал социологических и маркетинговых исследований. 2CC8. № 5. С. 2-14; см. также Том 2, С. 294-328. 26.

Ядов В.А. Методологические проблемы конкретного социологического исследования. Автореф. дисс. на соискание уч. ст. доктора философских наук. Ленинград: ЛГУ им. А.А.Жданова. 1967. 27.

Здравомыслов А.Г. Теоретические и методологические проблемы исследования социальных интересов. Автореф. дисс. на соискание уч. ст. доктора философских наук. М.: АОН при ЦК КПСС. 1969. 28.

Фирсов Б.М. История и роль социологии в России от XIX века до наших дней (Histoire et role de la sociologie en Russie du XIX siecle a nos jours). В кн.: Статья для хрестоматии: «Урочища русской памяти» | Ред. Ж.Нива и А. Архангельский. Sites de la memoire russe (Russkie Urocisca). Paris: Editions Fayard. 2C11. (в печати). 29.

Shalin D.N. The Development of Soviet Sociology, 1956-1976 || Annual Review of Sociology. 1978. V. 4. P. 171-191.

3C. Общая социология. Хрестоматия | Под ред. Н.И.Лапина. М.: Высшая школа. 2CC6. 31.

Кукушкина Е.И. Русская социология и Западная наука (XIX-начало XX вв.) || Социологические исследования. 2CC6. №3. С. 113-119. 32.

Кон И.С. Эпоху не выбирают. В кн.: Российская социология шестидесятых годов | Под ред. Г.С. Батыгина. М.: Изд-во Русского Христианского гуманитарного института, 1999. С. 11C-131. 33.

Коган Л.Н. Анисимов СА, Павлов Б.С. Из истории социологических исследований на Урале (конец Х1Х в. - 1985 г.). Свердловск, 1990. Цитируется по: Л.Н.Коган. Феномен многогранной творческой личности / Под ред. Ю.Р.Вишневского и др. Екатерингбург: ИПЦ «Маска». 2008. С. 189-197. 34.

Подъем культурно-технического уровня советского рабочего класса. М.: Соцэгиз, 1961. 35.

Коган Л.Н. «Неповторимая романтика социологии» В кн.: Российская социология шестидесятых годов в воспоминаниях и документах / Отв. ред. и авт. предисл. Г.С. Батыгин; Ред.-сост. С.Ф. Ярмо- люк. СПб.: Русский христианский гуманитарный институт, 1999. С. 280-300. 36.

Величкин В.И. Уральская Историческая Энциклопедия <^М;р:// www.ural.ru:8000/spec/ency/encyclopaedia-3-335.html>.

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 1: Биографии и история. - М.: ЦСПиМ. - 418 с.. 2012

Еще по теме Биографический сюжет № 22. Л.Н. Коган:

  1. Биографический сюжет № 25. Э.В. Беляев
  2. Биографический сюжет № 82. Ю.Н. Толстова
  3. Биографический сюжет № 92. М.Е. Позднякова
  4. Биографический сюжет № 14. Ж.Т. Тощенко
  5. Биографический сюжет № 17. Л.Г.Ионин
  6. Биографический сюжет № 89. А.Б.Гофман
  7. Биографический сюжет № 51. Л.Е. Кесельман
  8. Биографический сюжет № 42. В.Я. Ельмеев
  9. Биографический сюжет № 30. Ю.Н. Толстова
  10. Биографический сюжет № 85. И.И. Травин
  11. Биографический сюжет № 96. Д.Л. Константиновский