Биографический сюжет № 85. И.И. Травин

По мнению И.И. Травина, он, как и большинство ребят его поколения, был ориентирован на технические профессии. Поступал в различные престижные московские инженерные ВУЗы, но не попал в них. Он учился и почти закончил техникум.
В 1957 г. его интересы круто изменились, и он поступил на исторический факультет МГУ. Учился он на отделении истории и теории искусств, которое было самым высоко конкурсным в Университете: в год его поступления - 26 человек на место. Дипломную работу писал по дизайну, и шесть последующих лет его жизни были связаны с работами по этой проблематике. Учился в аспирантуре, занимался историей, теорией, методологией проектирования и т.д., таким образом вышел на тематику социального проектирования. В 1971 г. Травин стал работать в ИКСИ АН СССР, по его мнению, в социологию он пришел сознательно:

Любая спроектированная человеком вещь является результатом проектной деятельности и затем помогает, включает человека в решение каких-то социальных проблем и задач. Не важно, что это - автомобиль, мебель, электронные приборы, бытовые, информационные комплексы и т.д. Это, в общем-то, некое инобытие социальных процессов, отражаемое и отраженное в вещах. Этому были посвящены мои первые работы. В принципе, я их вел самостоятельно. Никаких у меня учителей не было. Я даже не могу сказать, что я у кого-то учился. Единственное, человек, которому я в какой-то степени обязан пониманием каких-то вещей, по видимому, все-таки будет Игорь Васильевич Бестужев-Лада [13, С. 4].

Биографический сюжет № 86. Л.Е. Кесельман

«Многошаговым» был путь в социологию Л.Е. Кесельмана: две неудачные попытки поступить в Ленинградский кораблестроительный институт, начало обучения в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта, решение уйти оттуда на философский факультет ЛГУ и «сбой» при сдаче вступных экзаменов, армия и, наконец, учеба на экономическом факультете ЛГУ. Здесь тоже - первичное желание получить техническое образование, освоение ряда математических и технических предметов, осознание своих устремлений в сферу гуманитарного и социального знания и - опять же, благодаря ряду случайностей - приход в социологию [14].

Биографический сюжет № 87. Г.В. Старовойтова

Окончив школу в 1964 г., Г.В. Старовойтова поступила в Ленинградский Военно-механический институт, готовивший инженеров по конструированию и производству различных видов вооружения. В этом проявилась готовность Галины продолжить дело отца. Однако через два года она, надышавшись воздухом «Сайгона», подала документы на факультет психологии Ленинградского университета; в 1966 г. был первый набор студентов, Старовойтова сдала все вступительные экзамены на «отлично» и была принята. Закончив в 1971 г. досрочно и с «красным» дипломом университет, она несколько лет работала социологом на ряде промышленных предприятий и в 1973 г. - поступила в аспирантуру Института этнографии АН СССР в Ленинграде. Научные интересы Старовойтовой лежали в области этносоциологии, эти исследования и привели ее в конце 80-х в политику [15].

Биографический сюжет № 88. В.М. Воронков

Даже на фоне непрямых дорог в социологию многих представителей третьего поколения путь Воронкова представляется весьма непростым и продолжительным, он осознал себя социологом лишь возрасте 43 лет.

Это был конец 80-х. Вообще говоря, его трудно отнести к одной из выделенных групп; по базовому образованию он однозначно не принадлежит ни к «философам», ни к «филологам», он ближе всего - к «математикам».

Воронков родился в семье успешной журналистки и выдающегося химика, академика Михаила Григорьевича Воронкова, количество публикаций которого исчисляется несколькими тысячами. В своем биографическом эссе Виктор Воронков указывает на два следствия «выбора такого родителя»: идентичность ученого проявилась в подростковом возрасте и постоянно усиливается: доминирующим является ощущение уверенности в жизни и гражданского бесстрашия.

В школе Воронков учился легко, но возникали проблемы в отношениях с учителями, из двух школ его исключали. В старших классах был общественно активен, но эта активность была «альтернативной». В 15 лет вместе с родителями переехал в Ригу, где закончил школу и поступил на физический факультет университета, хотя считал себя гуманитарием. Проучился год и ушел, еще через год он нашел компромиссный вариант - экономическую кибернетику. Увлечение учебой быстро прошло, ему ближе было потребление культуры, писание стихов, спорт.

Большое влияние на него с раннего возраста оказал Борис Иванович Карпенко, известный статистик, просидевший около двух десятилетий в сталинских лагерях; он был одним из последних учеников Александра Ивановича Чупрова. Оканчивая университет, Воронков был убежден, что станет демографом, и поработал недолго в лаборатории демографии при латвийском статуправлении.

Ввод советских войск в Чехословакию в августе 68-го стал для него знаковым событием в его жизни, он был целый месяц в Чехословакии и выехал оттуда за день до ввода войск. Случившееся, по его мнению, навсегда определило его гражданскую позицию.

В конце 1970 г. вместе с семьей он переехал в Иркутск и начал работать в Институте географии Академии наук по проблематике географии населения. Как и в демографии здесь можно было работать со статистикой и поиграть с незамысловатыми математическими моделями. Сдав кандидатские экзамены, он намеревался поступить в аспирантуру к Б. Ц. Урланису, однако его интерес к науке к тому времени иссяк. Под влиянием литературного критика и литературоведа Евгения Раппопорта окончательно сформировались литературные вкусы Воронкова, и в сфере его интересов культура постепенно оставила науку далеко позади. Только реалии конца 1980-х устранили этот дисбаланс интересов.

В 1975 г. он вернулся в Ленинград и влился в компанию молодых социологов, лидером которой был Михаил Вениаминович Борщевский. Из упоминавшихся выше социологов в эту группу входили Старовойтова и Травин. Началась работа Воронкова в Институте социально-экономических проблем. Общая атмосфера работы в этом институте, наиболее негативно сказывавшаяся на социологах, относимых сейчас к третьему и четвертому поколениям, описана Воронковым следующим образом:

Надо сказать, что в ИСЭП'е никто почти ничего толком не делал. Народ тусовался по интересам, курил в коридорах, трепался и рассказывал анекдоты, устраивал дружеские попойки, По моим наблюдениям, «работали» только те немногие, кто строил сознательную карьеру или писал диссертацию, а также несколько чудаков не от мира сего. У большинства рабочими были лишь пара ноябрьских недель в году, когда все лихорадочно писали годовые отчеты о своих «научных заслугах», нервно поглядывая в потолок. В этих отчетах важно было соблюсти формальные требования, отпечатать всё без грамматических ошибок и помарок, а содержательную часть вряд ли кто серьезно читал [16, С. 613].

Однако он замечает, что «наука в некотором смысле существовала и в стенах института. Она ютилась в тихих коридорных разговорах и вообще носила устную форму. Полагаю, что немалое число замечательных идей ярко вспыхнуло в этих неформальных беседах и тут же бесследно затухло».

В конце 80-х в Ленинграде образовалась группа социологов, изучавших нарождавшиеся социальные движения, которая позже оформилась в сектор исследований общественных движений; им руководил Владимир Владимирович Костюшев. Воронков стал изучать диссидентскую среду, проводя биографические интервью с бывшими диссидентами. Наблюдения акций различных групп в перестроечных движениях, сбор биографических интервью и участвующее наблюдение в радикальной части спектра демократического движения привели его к пониманию роли качественных исследований. Затем, в процессе чтения Вебера и другой социологической классики он открыл в себе феноменолога и ненавистника позитивизма. «Тремя источниками, тремя составными частями» своего мировоззрения он считает: собственный полевой опыт, работу «Социальное конструирование реальности» П. Бергера и Т. Лукмана и размышления Р. Гиртлера, П. Шампаня и П. Бурдье. Воронков стал микросоциологом, критиком «количественников». В то же время он познакомился с работами Леонида Ионина конца 70-х, который писал о феноменологической перспективе в социологии, о понимающей социологии. Изложенные там идеи захватили его, одновременно он был поражен тем, как равнодушно прошла мимо них советская социология.

В целом, можно говорить о двух типах, моделях включения в социологию людей, обучавшихся математике или изучавших технические дисциплины. Первый тип: завершение математического образования и вхождение в социологию именно как специалистов по обработке измерений и математическому моделированию социальных процессов. Второй тип с двумя разновидностями: а) завершение математического (технического) образования с последующим получением социологической подготовки в аспирантуре или в процессе сотрудничества с социологами; б) изучение математического, статистического аппарата и последующая работа в социологии, но не в качестве специалиста в данной области, а исследователя, готового, при необходимости, к применению количественных методов и вычислительной техники.

«Философы»

Отсутствие данных о характере образования всего сообщества социологов не позволяет говорить о том, каковой по данному признаку должна была бы быть представительная совокупность социологов третьего поколения. Однако можно допустить, что их значительная часть была обществоведами по базовому образованию. При комплектовании выборочного массива не учитывались какие-либо количественные требования относительно квотирования совокупности по исходному образованию, но так получилось, что среди группы обществоведов большинство - философы, кроме того, есть окончившие исторические и юридические факультеты. Ниже рассматриваются пути, которые привели в социологию семерых обществоведов (Таблица 2), но следует отметить, что в Основном массиве проекта их десять. Дело в том, что начало профессиональных биографий еще троих представителей этого «подмножества» социологов третьего поколения приведены выше. Это: Э.В. Беляев, окончивший философский факультет ЛГУ, Г.В. Старовойтова, начинавшая учиться в Военно-механическом институте, получила на философском факультете ЛГУ образование психолога (в то время в Ленинграде еще не существовало психологического факультета), и И.И. Травин - историк-искусствовед.

Таблица 2

Опорные точки профессионального движения представителей третьего поколения, относящихся к группе «философов» Даты жизни Годы прихода в социологию Год защиты канд/докт дис. Гофман

Александр Бенционович 1945 начало 70-х 1974/1994 Ионин

Леонид Григорьевич 1945 начало 70-х 1974/1983 Капелюш Яков Самуилович 1937-1990 середина 60-х 1972/- Могилевский Роман Семенович 1938 середина 60-х 1984/- Позднякова Маргарита Ефимовна 1939 конец 60-х 1978/- Протасенко Татьяна Захаровна 1946 середина 60-х -

Тема истории дореволюционной российской социологии была важнейшей в творчестве И.А. Голосенко. Но время показало, что многие из представителей третьего поколения в то или иное время или в отдельных своих работах обращались к истории социологии. Так, Ф.Э. Шереги во второй половине 70-х был обстоятельно изучен методический аппарат российской прикладной социологии 20-х годов. В ряде работ Ю.Н. Толсто- вой рассматриваются вопросы истории применения математических методов в российской социологии. История социологических исследований семьи и сексуального поведения в России анализировалась С.И.Голодом., прошлое опросов общественного мнения - Е.С.Петренко.

Здесь мне хочется прежде всего остановиться на вхождении в социологию А.Б.Гофмана и Л.Г.Ионина, для которых история социологии на протяжении многих лет была главной или одной из главных тем их научных поисков.

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 1: Биографии и история. - М.: ЦСПиМ. - 418 с.. 2012

Еще по теме Биографический сюжет № 85. И.И. Травин:

  1. Биографический сюжет № 25. Э.В. Беляев
  2. Биографический сюжет № 82. Ю.Н. Толстова
  3. Биографический сюжет № 92. М.Е. Позднякова
  4. Биографический сюжет № 14. Ж.Т. Тощенко
  5. Биографический сюжет № 17. Л.Г.Ионин
  6. Биографический сюжет № 89. А.Б.Гофман
  7. Биографический сюжет № 51. Л.Е. Кесельман
  8. Биографический сюжет № 42. В.Я. Ельмеев
  9. Биографический сюжет № 30. Ю.Н. Толстова
  10. Биографический сюжет № 96. Д.Л. Константиновский
  11. Биографический сюжет № 39. Л.А. Козлова
  12. Биографический сюжет № 8. Т.З. Протасенко
  13. Биографический сюжет № 80. Ф.Э. Шереги
  14. Биографический сюжет № 48. В.А. Ядов
  15. Биографический сюжет № 36. Б.И. Максимов
  16. Биографический сюжет № 99. М.А. Тарусин