<<
>>

Что Вам запомнилось из школьных лет?

Так получилось, что во время учебы я сменила девять школ, но не из-за плохой успеваемости или дисциплины, а в силу постоянного изменения системы школьного образования: одни школы закрывались, другие открывались, нас, учеников, переводили не спрашивая.
Уровень школ был конечно, различный. Например, в Сибири, в селе Носково, где я ходила в 4-й класс, мы, достаточно грамотные дети-ленинградцы, не могли не потешаться над учительницей начальных классов, которая рассказывала нам про полководца Навухудерносера, или над полуглухим старичком-бухгалтером, который вел в 5-м классе уроки немецкого языка; перед каждым уроком он сам готовился в школьной библиотеке по единственному учебнику.

До 9 класса я хотела быть преподавателем литературы и русского языка, тем более что в 8-м классе 653-й школы г. Москвы эти предметы великолепно вела Елизавета Николаевна Штром. Но в 9-м классе уже в Ленинграде полный ужас по отношению к преподаванию литературы и языка в меня вселила другая учительница. Не хочу увековечивать ее память, но я представляла себе, что вдруг я буду работать так, как она! И у меня возникло твердое решение: куда угодно, только не на литературу!

И на чем Вы остановили свой выбор?

В период учебы в 10-м классе отец “подсунул” мне книгу своего друга еще со времен работы в ин-те мозга Б.Г. Ананьева “Очерки психологии”. Книга меня заинтересовала. Потом отец пригласил меня в институт им. Покровского на пару своих лекций, а мама так же ненавязчиво посоветовала подумать, не стоит ли мне поступать на психологическое отделение философского факультета Лениградского университета. Собственно говоря, и в литературе меня больше всего интересовала ее психологическая сторона, поэтому решение пришло само собой и без какой-либо борьбы мотивов, хотя моя любимая “физичка” и классная воспитательница Тамара Карловна Теплова, которую я до сих пор вспоминаю как “луч света в темном царстве” всячески агитировала меня поступать в Ленинградский институт точной механики и оптики, известный тогда ЛИТМО. Очевидно, она ориентировалась на мои пятерки по математике и физике, но не догадывалась о том, что ни физику, ни химию, впрочем, равно как и историю, я не любила. В университет я поступила с первого захода с одной четверкой по истории.

Нечастая для той поры траектория, и потому ценная для истории; осознанный выбор психологии через влияние В.М. Бехтерева, отца-психолога и книгу Б.Г. Ананьева. Скорее всего Вам преподавали Ананьев, Мясищев, еще молодые Ломов, Веккер, кто еще из крупных ученых?

Я училась в университете в тот период, когда в нем еще работали представители старой психологической школы: кроме Ананьева и Мясищева нам преподавали А.В. Ярмоленко,

В.И. Кауфман, Н.В. Опарина. Л.М. Веккер тогда был аспирантом, нам не преподавал; Б.Ф. Ломов учился на три курса старше нас, а А.А. Бодалев, будучи аспирантом, вел у нас педагогическую практику в школе.

Для меня особо значимыми были лекции по философии, которые читал молодой В.А. Штофф, лекции по педагогике Н.К. Кушкова и великолепные лекции по истории КПСС Г.К.

Мальковской. Все это были образцы прекрасной, очень четкой и логичной организации учебного материала, что всегда меня привлекало в лекциях. В этом плане должна признаться, хотя мне очень стыдно, но лекции Б.Г. Ананьева и В.Н. Мясищева я не очень любила - в них часто не было системности, зато был силен элемент импровизации. Меня, конечно, осудят поклонники и особенно поклонницы Ананьева, но что было, то было. Возможно, в такой позиции виновата моя склонность к философским обобщениям и системному подходу. Философия меня привлекала именно установками на поиск определенных закономерностей.

А к чему непосредственно Ваша душа лежала?

Что же касается профессиональных интересов, то меня не привлекало изучение отдельных психических процессов, зато я с удовольствием слушала лекции Т.Е Конниковой по психологии школьного коллектива и А.А. Люблинской по детской психологии, и именно у Конниковой я писала свою дипломную работу по роли учебной деятельности на уроке в формировании ученического коллектива. Социальной психологии как отдельной психологической дисциплины тогда еще в нашем учебном плане не было, но потребность в ней уже назревала.

Вот здесь, чуть подробнее. Вы поступили на психологическое отделение философского факультета в 1948 году? И вам не преподавали социальную психологию как самостоятельное научное направление... Что, вся психология ограничивалась индивидом, личностью? Говорилось о буржуазной социальной психологии?

О буржуазной социальной психологии во время учебы нам ничего не говорили, ни хорошего, ни плохого, как вообще о зарубежной психологии, хотя о Фрейде мы что-то слышали, и кое-что из его работ я даже читала. Но нам мало говорили и о Л.С. Выготском, и о В.М. Бехтереве, и об А.Ф. Лазурском, равно как и о других видных отечественных психологах. В то же время с некоторыми положениями социальной психологии мы познакомились благодаря лекциям В.Н. Мясищева,

А.Г. Ковалева, Т.Е. Конниковой и А.А. Люблинской - это были материалы о взаимоотношениях между людьми и формировании коллектива (правда, речь шла в основном о детских коллективах)

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 2: Беседы с социологами четырех поколений. - М.: ЦСПиМ. - 1343 с.. 2012

Еще по теме Что Вам запомнилось из школьных лет?:

  1. С кем из зарубежных социологов Вы сотрудничали, какие из форм сотрудничества Вам наиболее запомнились?
  2. Что запомнилось по студенческим годам?
  3. 3. ЧТО ВАМ СЛЕДУЕТ ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ВАС ПОНИМАЛИ...
  4. Глава XXX Устройство школьного здания. Школьные порядки. Система школ
  5. Чему было посвящено Ваше докторское исследование, что самое главное Вам удалось в нем сказать?
  6. Десять лет назад я узнал, что соль является главным секретом успеха киноиндустрии
  7. Как в целом проходили Ваши студенческие годы... чем они были окрашены? Какие события наиболее запомнились?
  8. Вам письмо
  9. Какой человек вам нужен?
  10. ПРИМЕНЯЛАСЬ ЛИ ЛЮБОВНАЯ МАГИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К ВАМ?
  11. 14. МЛАДШИЙ ШКОЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ
  12. Представляем Вам наши лучшие книги: