Это странное второе поколение: первые ученики первых учителей

Выше отмечалось, что возникновение «аномального» второго поколения социологов - по возрасту и по среде формирования близкого к первому, но ставшего первыми учениками первых - детерминировано «аномальным» развитием социологии в СССР.
Но прежде, чем показать, как оно формировалось, предложу некую физико-социологическую модель движения советских ученых в социологию .

Представим, что социология 60-х в СССР - это некий сосуд с узким горлышком. Никто не знает, что в этом сосуде, но, как показало будущее, он таков, что вход в него был, но выхода не было; как правило, попавшие в этот сосуд добровольно, тем более - массово, его не покидали. Однако вход не был свободным, он контролировался своеобразным «демоном Максвелла», открывавшим вход только перед весьма «разогретыми» части- цами-индивидами. В реальности эта «разогретость» означала многое. Сначала - юношеская установка на познание общества, трансформировавшаяся в желание изучать философию, историю или экономику. Затем, стремительное вхождение в соответствующую университетскую среду и успешное овладение набором принципов, концепций изучения социума. Далее, раннее - в сравнении с окружающими - понимание того, что социальный мир, пусть даже в узкой наблюдаемой ими нише, устроен не так, как описано в книгах, и спонтанное, случайное обнаружение того, что существует инструмент познания этого социального - социология. И вот тогда у этой «разогретой» личности возникает отчасти осознаваемое, но во многом интуитивное стремление освоить это новое и даже запретное.

Перед такими «частицами» демон Максвелла не мог устоять и «разрешал» им вход. Таких микротел не могло быть много, слишком жесткими были критерии их селекции, другими словами, не все подлетавшие к узкой горловине описываемого мысленного сосуда были «нагреты» настолько, чтобы проскочить мимо этого привратника. Одновременно «мудрый демон» оперативно «готовил» к входу в «сосуд» еще одну группу частиц, по многим параметрам очень близких к первой, но в начале 60-х оказавшихся недостаточно «разогретыми». Цель этой приготовительной операции заключалась в том, чтобы в итоге сформировать некую критическую массу частиц, обеспечивающую становление в ближайшем будущем саморегулирующегося механизма вхождения в этот сосуд, т.е. исключающего присутствие демона. А содержание этой подготовительной операции сводилось, естественно, к размещению этих частиц в специальной «печке», в которой их температуру можно было бы довести до необходимого уровня. Эту «жаровню» образовывали те точки социума, в которых существовали и обнаруживались наиболее конфликтные, или горячие, формы социальных отношений.

Приведенная модель, прежде всего, относится к тем из «первых», кто не участвовал в войне. Путь в науку участников войны был более тернистым и продолжительным.

Количество социологов второго призыва тоже было небольшим, ведь «горлышко», сквозь которое «демон Максвелла» «впускал» в социологию желающих приобщиться к ней, оставалось узким: было мало социологических коллективов, не велась подготовка специалистов, весьма ограниченными были возможности обучения в аспирантуре по социологической тематике. К тому же, если социологи, образовавшие первое поколение, на момент их перехода в социологию были молоды, могли действовать импульсивно, совершать рискованные шаги, то представители будущего второго поколения в ситуации раздумий о погружении в социологию были заметно старше их, имели более основательный жизненный опыт, и, возможно, многих желавших сделать такой шаг, удерживал от него необходимый переход от приличных заработков к скудной аспирантской стипендии.

Если отвлечься от того, что для некоторых представителей первого поколения социологов путь в науку проходил через войну, то движение всех остальных в социологию описывается одной линейной моделью: школа - высшее образование по одной из обществоведческих дисциплин - аспирантура (в некоторых случаях ей предшествовал непродолжительный период работы по профессии или нет) - защита кандидатской диссертации по приобретенной профессии - продолжение преподавательской и научной деятельности. Биографии представителей второго поколения более многообразны и траектории их движения в социологию не столь прямы. Мы увидим здесь: непростой путь к общему среднему образованию, получение базового высшего образования вне сферы обществоведения, продолжительная работа вне науки, трудности с трудоустройством после вуза и др.

«аномальности, которые не наблюдаются ни в первом, ни в третьем и четвертом поколениях.

Очевидно, что «чисто линейной» модели приобщения этой когорты к социологии здесь не может быть. Ибо при том, что по возрасту между представителями первых двух поколений нет большой разницы, именно наличие или отсутствие «линейности» траектории движения в социологию автоматически развело ровесников между этими профессиональными (социологическими) поколениями. Чтобы точнее обозначить тип траекторий, характерных для второго поколения, необходимо полнее раскрыть природу «линейности».

Во-первых, и это - обязательное условие, линейная траектория полностью, начиная с момента выбора будущей профессии, а возможно, и ранее расположена в том предметно-семантическом поле, в котором расположена и социология. А именно, предполагается, что индивид еще в юные годы связал свое профессиональное будущее с познанием, исследованием общества или его фрагментов: с философией, историей, экономикой, психологией. Для всех, кто относится к первому поколению, это было именно так.

Во-вторых, линейность означает, что профессиональный опыт индивида в избранной им базовой профессии, более широко - в области обществоведения, человековедения постоянно растет или, по крайней мере, не снижается заметно, другими словами, накопление профессионального (в сфере обществоведения) опыта происходит монотонно, без разрывов. Проще говоря, индивид успешен в учебе, легко осваивает университетскую программу, как преподаватель постоянно обновляет содержание читаемых курсов и осваивает новые, как исследователь - активно публикуется, участвует в различных научных форумах. Условный среднегодовой прирост этого опыта фактически определяет скорость роста профессионализма. Обычно это отражается в росте признания среди коллег и в приобретении научных степеней. Таким образом, если начальная точка траектории профессионального развития личности лежит вне поля исследования социума или если траектория выпадает из этого поля на достаточно продолжительное время, то движение личности в социологию не может признаваться линейным. Ниже будет показано, что для представителей второго поколения социологов характерно именно нелинейное вхождение в социологию, причем наблюдаются разные типы нарушения линейности, отклонения от нее.

Укажу на одно принципиальное различие в освещении жизненных траекторий представителей первого поколения советских/российских социологов и всех остальных, присутствующих в книге. Так сложилось, и это естественно, что пионеры любого научного направления всегда интересны обществу, их деятельность и страницы их биографии привлекают большее внимание историков науки и журналистов, и потому уже сейчас о них больше написано, чем о следующих за ними. К примеру, в уже много раз цитированную книгу по истории российской социологии 60-х включено лишь несколько интервью с социологами, относимыми в настоящей работе ко второму поколению, все остальные - из первого. В коллективном архиве о прошлом нашей науки пока относительно немного биографической информации о социологах второго поколения. Поэтому в настоящем параграфе при рассмотрения пути в социологию каждому из героев отведено несколько больше пространства, чем в рассказах о социологах первого поколения, да и траектории их движения в социологию были более разнообразными. В Таблице 2 указаны даты жизни и время защиты диссертаций 10 социологов второго поколения. Их жизненные траектории дают представление о том, как формировалась эта профессиональная когорта.

Таблица 2

Годы защиты диссертаций представителями второго поколения социологов ФИО Даты жизни Год защиты канд. дис. Год защиты докт. дис. Алексеев

Андрей Николаевич 1934 1970 - Артемов

Виктор Андреевич 1938 1966 1987 Баранов

Альберт Васильевич 1930 1961 нет Гилинский Яков Ильич 1934 1967 1985 Максимов Борис Иванович 1934 1975 - Русалинова

Алла Александровна 1931 - - Столович Леонид Наумович 1929 1955 1965 Тощенко Жан Терентьевич 1935 1967 1973 Тукумцев

Будимир Гвидонович 1927 1985 нет Фирсов

Борис Максимович 1929 1969 1979

Обратимся сначала к воспоминаниям Альберта Васильевича Баранова, они охватывают период его обучения на философском факультете ЛГУ и вхождение в социологию:

<< | >>
Источник: Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 1: Биографии и история. - М.: ЦСПиМ. - 418 с.. 2012

Еще по теме Это странное второе поколение: первые ученики первых учителей:

  1. Второе поколение. Первые ученики первых учителем
  2. Конфуций — ученик Неба и учитель социума
  3. Глава 5 ПЕРВЫЕ УЧЕНИКИ
  4. Это я развалил страну
  5. 1. ЯЗЫЧЕСКИЕ ШКОЛЫ ПЕРВЫХ ВЕКОВ ХРИСТИАНСКОЙ ЭРЫ 1.1. Жизненность эпикуреизма в первые два века христианской эры
  6. 87. УЧЕНИК КАК СУБЪЕКТ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. УЧИТЕЛЬ КАК СУБЪЕКТ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. ГЛАВА XIV О ТОМ, ЧТО СЧАСТЬЕ БУДУЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ НИКОГДА НЕ СВЯЗАНО С НЕСЧАСТЬЕМ НАСТОЯЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ
  8. Война – это мир, паспорт – это свобода или Как приходит биометрия
  9. ЛЮБОВЬ - ЭТО СВОБОДА. ПРИВЯЗАННОСТЬ - ЭТО РАБСТВО
  10. Василий Алексеевич Маклаков (1869–1957) "ХОТЯ ЭТО И ПОДЛОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО, НО ЭТО ВСЕ-ТАКИ РУССКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО…"
  11. Первые утечки, первые тревоги
  12. ЭТО ВЫХОДИТ ОЧЕНЬ ДАЛЕКО - ЭТО ЗНАЕШЬ ОЧЕНЬ БЛИЗКО .
  13. Гуру и ученики